Св. Иоанн Готский – наставник

Узнать стоимость написания работы

Св. Иоанн Готский – наставник.

Предисловие.

Мы окунаемся в историю Византии. Историю государства, которого уже давно нет.

29 мая 1453 года войска Мехмеда II Завоевателя (Фатиха) захватили Константинополь. Многие европейские историки считают, что с этого момента закончилась история средних веков. А тогда, в середине XV век, христиан охватила паника. Многие посчитали, что падение Константинополя это - начало конца света. Ведь Византия была наследницей Рима.

Когда знакомишься с историей деятельности св. Иоанн Готского, как фрагмента истории Византии, возникает странное чувство. С одной стороны это - не наша история. Не наша, то есть - белорусов, русских, украинцев. Причем во времена иконоборческих смут наша история, а точнее - наших предков, еще, по сути, не началась. В это время они только начали осваивать лесные просторы Восточно-Европейской, или Русской равнины.

Может показаться, что наша история начинается здесь с 1783 года. Причем, если мы выглянем в окно из зала, где проходит сейчас наша конференция, то увидим то место, где в 1787 году первый хозяин Партенита, князь Шарль Жозеф де Линь – австрийский фельдмаршал, прикомандированный в Россию, а затем, с началом русско-турецкой войны, в российскую армию, писал свои знаменитые когда-то письма Екатерине II.

Но, - мы ходим по тем же дорогам, по которым ходили действующие лица той истории, о которой пойдет речь в предлагаемом докладе, они видели те же пейзажи, которые видим и мы. И главное, мы также почитаем, как почитали и они, святого Иоанна Готского. Мы также, как и они, обращаемся к нему с молитвой. Поэтому, без сомнения, благодаря св. Иоанну Готскому, эта история – также и наша. Или, сказать иначе, через святого Иоанна Готского осуществляется наша связь с древней историей этой земли.

Что нам известно о св. Иоанне Готском.

Нам не известны какие-либо дидактические труды св. Иоанна Готского. Скорее всего, их и не было. Нет в нашем распоряжении и каких-либо высказываний преподобного епископа Готского на счет воспитания подрастающего поколения. Но у св. Иоанна были ученики. Причем эти ученики были с ним до конца. Даже в изгнании. А это уже говорит о многом.

И, забегая вперед, перед преподобным епископом Готским, как и перед нами, стояли во многом похожие задачи. Что мы и увидим далее.

К сожалению, автор Жития Иоанна Готского, (а это наш основной источник о жизнедеятельности святого) основное свое внимание сосредоточил на деятельности преподобного как фигуры вселенского масштаба. Но в этом нет ничего удивительного, ведь написано Житие было, очевидно, в Амастриде (ныне Амасра), что в провинции Пафлагония и, как видится, для жителей этого «христолюбивого города». Поэтому из текста Жития мы даже не можем напрямую узнать – каким пастырем был св. Иоанн, как он окормлял свою паству и, наконец, какими были его взаимоотношения с учениками.

Поэтому придется читать между строк.

А для этого, мы должны найти ответы на следующие вопросы - Как группировались ученики вокруг наставника в раннее византийское средневековье? На каких основаниях, если можно так сказать, определялся, а затем формировался психологический тип заданного отбора учеников? Что поделать, если Житие Иоанна Готского молчит о том, - как и почему вокруг преподобного епископа Готского группировались ученики. Но зато в нашем распоряжении имеется Житие его современника и, возможно, собеседника, а то и сподвижника – св. Стефана Нового.

Св. прмч. Стефан Новый подвизался на горе св. Авксентия в виду Константинополя, на другом берегу, в десяти милях от Халкидона. Напрасно пытались иконоборцы сломить его стойкость. Он был скалой для всего Константинопольского монашества. Советовал монахам не поддаваться на провокацию, скрываться и пассивно сопротивляться. В том числе рекомендовал и эмиграцию: Это "во-первых, северные склоны Евксинского Понта, побережные его области, лежащие по направлению к Зикхийской епархии, и пространства от Боспора, Херсона, Никопсиса по направлению к Готии низменной, во-вторых, области, лежащи по Парфенийскому морю, именно митрополии Никопольская, насупротив Старого Рима, Неаполь до реки Тибра,... остров Кипр".

Был убит по приказу императора Константина Копронима в 767 году. Память совершается 28 ноября (11 декабря).

. Вот как о его учениках говорится в Житии преподобномученика Стефана Нового: «По прошествии некоторого времени, духовный отец и учитель блаженного Стефана, преподобный Иоанн, с миром отошел к Господу; … Блаженный же Стефан после того стал один подвизаться в пещере, имея от роду немногим более 30-ти лет. Наследовав пещеру преставившегося ко Господу святого учителя своего и других, живших в ней раньше, преподобных отцов, блаженный Стефан был наследником и их совершенного, преисполненного добродетелей, жития. Посему к нему стали приходить из окрестных мест пустынники, желая жить вместе с ним и иметь в нем наставника и учителя себе. …Таким образом образовался монастырь, братия которого неусыпно предавалась иноческим подвигам, имея у себя игуменом святого Стефана. Пищу добывали все в поте лица своего, трудами своих рук; преподобный же Стефан владел искусством хорошо списывать книги; переписывая и продавая их, он, таким способом, питал себя и прочих».

В сорокадвухлетнем возрасте игумен Стефан покинул созданную им обитель и ушел на другую гору, на вершине которой, в уединенной келье, пребывал в глубоком затворе. Однако и здесь вскоре создалась община иноков, ищущих духовного наставничества святого Стефана.

Но как группировались ученики вокруг деятельности св. Иоанна Готского? Ведь преподобный епископ был личностью совершенно другого типа: «Сей преподобный муж, украшенный дарами веры и действия, прозревал отдаленное и предсказывал будущее» - вот как характеризует св. Иоанна автор его Жития.

Действительно, при чтении Жития сразу возникает образ активного и деятельного пастыря. Преподобный епископ Готский – весь в движении. Его трудно представить за переписыванием книг. О том, что быть учеником св. Иоанна – бремя, и не все это выдерживали, говорит чудо с одним из его учеников – Василием.

Так каким же должен быть ученик св. Иоанна Готского? Об этом расскажет предистория занятия св. Иоанном епископской кафедры. И, конечно, на это укажут особенности паствы преподобного епископа Готского.

Иоанн из Партенита становится епископом Готским.

Об обстоятельствах, предшествующих занятию епископской кафедры св. Иоанном хорошо известно. После того, как предыдущий епископ Готский был рукоположен в митрополиты Гераклеи Фракийской за то, что подписал постановления «Безглавого собора» 754 года, направленные против почитания икон, «православные в Готии» предложили занять епископскую кафедру Готии Иоанну из Партенита.

Рукоположен во епископа Иоанн был в Иверии (совр. Грузия). Тем самым изначально был заложен конфликт с патриархом Константинопольским и императорской властью, насаждающей иконоборческие воззрения. О том, что это может быть опасным, говорят события, произошедшие в Таврике незадолго до рождения св. Иоанна – в 711 или 712 году. Речь идет о карательной экспедиции в Таврику императора Юстиниана II Ринотмета, когда было вырезано все взрослое население Херсона, а двадцать архонтов крепостей Таврики были утоплены, и, вероятно, среди них, архонт крепости Партенита на горе, ныне называемой Аю-Даг.

Это то, что касается ситуации, возникшей в связи с историей занятия св. Иоанном епископской кафедры Готии.

Паства епископа Готского.

А вот то, что может характеризовать особенности паствы преподобного епископа.

Из Жития Иоанна Готского мы узнаем, что родился св. Иоанн Готский в Партените. При этом автор обращает внимание на то, что рождению Иоанна предшествовал обет его матери, по имени Фотина (по-русски Светлана), посвятить своего сына с детства Богу.

В этом нет ничего необычного по раннесредневековым меркам. Нечто похожее встречается при описании обстоятельств, предшествующих рождению и у других христианских святых - современников преподобного. Например, того же св. Георгия Амастридского (750/760- 802-811 гг. (или 825 г.?), провожавшего св. Иоанна Готского в последний путь из Амастриды в Партенит.

Или обстоятельства, предшествовавшие появлению на свет современника и ровесника св. Иоанна Готского - св. Стефана Нового, также, как и преподобный епископ Готский, – борца с иконоборческой ересью.

Святой преподобномученик и исповедник Стефан Новый родился в 715 году в Константинополе в благочестивой христианской семье. Родители его, имея двух дочерей, молили Господа о рождении сына. Новорожденного Стефана мать принесла во Влахернский храм во имя Пресвятой Богородицы и посвятила Богу.

Но кроме этого, агиографу зачем-то понадобилось обратить внимание читателя на то, что дед св. Иоанна по отцу был выходцем из Анатолии, а именно - из Вона, «лежащего в Полемониевом Понте», что в провинции Армениак.

Понятно, благодаря этой подробности читатель мог узнать, что отец Иоанна был, этнически, византийским греком. Но если именно на этом, как можно сразу подумать, агиографом был сделан акцент, то для чего? Причем, что бесспорно, в глазах агиографа эта подробность происхождения св. Иоанна Готского должна быть со знаком плюс.

Видится только одно объяснение – сделано это было с учетом аудитории, которой было адресовано Житие. А это, как мы знаем, - жители города Амастриды, которые были такими же «византийскими» греками, как и дед Иоанна, и, соответственно, его отец, да и, получается, сам Иоанн (женская линия в Житии не рассматривается).

Но может эта вставка понадобилась агиографу для того, чтобы избежать минуса? Действительно, - что хотел этим сказать читателям автор Жития Иоанна Готского? На первый взгляд может показаться, что здесь подразумевается тот факт, что Иоанн по происхождению был греком, а не «тавроскифом», или, что можно подумать, – варваром.

Подобное отношение к «не-эллинам» можно обнаружить еще в античной литературе. К примеру, тот же загадочный Диоген Лаэртский (II–III вв. н.э. (?) в своем сочинении «О жизни, учениях и изречениях великих философов» говорил, что философа Анахарсиса, скифа по происхождению, какой-то афинянин попрекал, что он скиф. На что мудрец ответил фразой, впоследствии ставшей хрестоматийной: «Мне позор моя родина, а ты позор твоей родине».

С таким пониманием цели, поставленной агиографом, вставившим в текст Жития этот нюанс биографии св. Иоанна Готского, можно было бы и согласиться. Но… если бы речь шла об античности, когда греки, а затем, вслед за ними, римляне, отличая эллинов от скифов и варваров, ощущали свое превосходство. Ведь, как известно, в I веке н. э. были произнесены замечательные слова апостола Павла: «И облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, Где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3, 10-11.).

То есть, – все люди равны во Христе.

Как видится, мы столкнулись с чем-то труднообъяснимым. Ведь получается, что для византийца VIII века национальность человека не должна была иметь особого значения (и это хорошо известно). Но тогда вновь придется задаться вопросом – для чего автору понадобилось сообщать читателям – жителям Анатолийского побережья Черного моря, что св. Иоанн Готский по отцу был греком?

Может нами здесь были неверно расставлены акценты, может автор хотел обратить внимание не на национальность, а на что-то другое?

Но тогда на что?

Это удивительно, но ответ на эти вопросы уже находится перед нашими глазами, а именно – в уже процитированном изречении св. ап. Павла. Еще раз его прочитав, можно прийти к одному, единственному выводу, - автор Жития желал показать, что Иоанн происходил из христианской семьи. И не просто христианской, но и весьма набожной семьи. Ведь, как уже говорилось, мать преподобного, по имени Фотина, дала обет посвятить его Богу еще до рождения.

Но тогда зачем агиографу это понадобилось? Какой, наконец, им был заложен подтекст в этой подробности родословной преподобного епископа Готии?

Как видится, мы нечаянно увидели давно забытую всеми «славу» жителей «земли тавроскифов» VIII века, распространенную среди их соседей, отделенных Черным морем.

Кроме того, здесь можно увидеть и намек на то, что не все жители «земли тавроскифов» в это время были христианами, или на то, что многие христиане Таврики в VIII веке были, фактически, еще полуязычниками. А может, проще говоря, – здесь были тогда такие и такие. Что подтверждается другими письменными источниками.

Так, Константин Философ побывал, как известно, в Таврике в 60 –е годы IX века, то есть, где-то через сто лет после описываемых событий. Здесь он оказался в составе византийского посольства, направленного имперскими властями к хазарам. Если верить содержанию сообщения о пребывании Константина Философа в Таврике, (а у нас нет оснований в нем сомневаться), что содержится в его Житии, то здесь он срубил огромный дуб, которому поклонялись местные жители.

А еще ранее, в 655 году, сосланный в Херсон папа римский Мартин I (649—654, ум. 655) в одном из своих, написанных в этом городе писем, охарактеризовал местное население так - «Ведь те, кто обитает в этой области, все являются язычниками, и языческие нравы восприняли те, которые известны как живущие здесь; они не имеют совершенно никакой человечности, кою природа людей даже среди самих варваров постоянно обнаруживает в нередко [проявляемом] ими сострадании».

Как полагают современные исследователи, - речь, конечно, идет здесь о населении не самого города Херсона, которое уже давно было христианским, а о соседней с ним Готии.

И, наконец, подтверждение тому, что сейчас можно говорить лишь о том или ином этапе медленно и рывками проходящей христианизации жителей Таврики в VIII веке, подтверждается данными археологии. В частности, результатами раскопок 2007 года раннесредневекового некрополя VII – IX вв. в Семидворье (Большая Алушта), что расположено километрах в 30 восточнее Партенита. Эти исследования показали, - христианизация местного населения, судя по погребальной обрядности, становится археологически заметной лишь начиная с 1-ой половины IX века.

Это, конечно, само по себе, не может однозначно указывать на жителей Таврики VIII века как сплошь язычников.

Кроме того, необходимо учитывать, что, вероятно, развитие различных местностей Таврики проходило неравномерно. То есть в Партените, к примеру, ситуация с распространением христианства могла быть иной. Если говорить об этом, то следует отметить, - на данный момент в нашем распоряжении находятся лишь результаты исследований археолога Н. И Репникова, который в 1903–1905 и 1907 гг. раскопал более 200 погребальных сооружений в урочище Суук-Су, что находится на территории современного пионерлагеря Артек. То есть, по-соседству с Партенитом и Аю-Дагом.

Н.И. Репников ссылался на найденные в могилах монеты V, VI, VII вв. Этническая интерпретация находок исследователем не обсуждалась, поскольку не возникало сомнения по поводу их готской принадлежности.

Верхний же слой Суук-Су Николай Иванович относил к IX—XI вв. К сожалению Н.И. Репников ни слова не сказал о том, был или не был какой-либо хронологический разрыв между верхними и нижними погребениями.

Один из корифеев крымской археологии 60-х – 80-х гг. прошлого века О.И. Доимбровский, в своей работе «Крепость в Горзувитах» отметил: «Благодаря двухъярусности могильника Суук-Су можно достаточно уверенно выделить и относительно поздний тип погребений — плитовые могилы. Особенно много появляется их в Суук-Су и на других гурзуфских могильниках в VIII — IX вв. К этому же времени относятся чисто плитовые могильники в таких местах побережья, где дотоле не было ни поселений, ни каких бы то ни было кладбищ. Это обстоятельство имеет прямое отношение к гипотезе о резком экономическом и этнокультурном сдвиге, который произошел в южной Таврике в VIII—IX вв. в результате толчка извне. Не мог ли послужить таким толчком - своего рода «цунами» - внезапный приток в VIII—IX вв. на побережье Крыма широкой волны греков-переселенцев из Малой Азии? По некоторым данным, с появлением тут плитовых могил совпадает изменение преобладающего антропологического типа. Впрочем, это требует дальнейшего изучения, возможного лишь при известном накоплении материала и сопоставлении его с аналогичными данными из других мест, в первую очередь из Малой Азии». Добавим к этому - и в Партените.

В этой связи, конечно, следует заметить, что интересно будет произвести археологические исследования в Партените на ул. Победы, где, как нам известно, находится некрополь, относящийся, на что мы надеемся, к начальному периоду жизни приморской части Партенита, то есть – к VII-VIII вв., частью раскопанной еще в 1985-87 гг. Е.А. Паршиной.

То есть, все говорит нам, что паства будущего епископа Готского представляла собой этнически и культурно-конфессионально неоднородное население.

Память о том, что преподобному Иоанну Готскому пришлось бороться с язычеством, можно увидеть в легендах «Плачущий камень», «Убийство и грозная кара», «Замок бесчестья».

«Плоды страха и бессилия».

В 1787 году первый хозяин Партенита Ш.-Ж. де Линь при знакомстве с Партенитом, этим подарком ему императрицы Екатерины II, обратил внимание на руины оборонительных сооружений Аю-Дага.

Вот что князь, в свойственной ему манере, написал по этому поводу в письме своей парижской знакомой маркизе де Куани – «… здесь… близ сего древняго Херсона (то есть на Аю-Даге С.М.) встречаю остатки водяных спусков и стены, представляющие окружность Парижа и Лондона вместе. Оба сии города исчезнут подобно ему (то есть стенам крепости на Аю-Даге С.М.)».

Известно, что гора, известная ныне под единственным названием Аю-Даг до середины XIX века называлась еще Бююк-Кастель, то есть – Большая крепость.

А еще известно, что если в начале VIII века между Херсоном (совр. Севастополь) и Боспором (совр. Керчь), было двадцать крепостей, то к середине XIII века число этих крепостей увеличилось до сорока. Это красноречиво говорит об устойчивой тенденции в политической истории средневековой Таврике к росту количества крепостей.

Почему? – Объяснением и завершающим штрихом в складывании картинки средневекового общества Таврики является информация, которую предоставил в наше распоряжение Мартин Броневский – польский дипломат, (а заодно и разведчик), дважды посланник короля Стефана Батория в 1578 и в 1579 гг. к крымскому хану Мехмеду II Гирею.

Вот как этот любознательный и не потерявший способности сопереживать польский шляхтич описывал свое посещение руин Судака: «Там видны следы владычества генуэзцев гораздо явственнее нежели греков. Что этот город был весьма значителен, как видно из развалин, об этом говорят сами греки, которых там осталось немного. Они утверждают, что греки дошли наконец до такой вражды междоусобной, что семейства, наиболее страдавшие от этих смут, не хотели даже присутствовать и участвовать в публичных богослужениях. Отсюда произошло такое множество церквей, что по словам христиан, число их доходило до нескольких сот».

Такое обилие крепостей свидетельствует о разделении средневекового общества Таврики по родовому признаку, о слабости центральной власти и, наконец, о «войне всех против всех», затянувшейся здесь на века. Отголоски чего можно найти в некоторых крымских легендах.

Эту ситуацию один из корифеев крымского краеведения – П.И. Кеппен назвал «плодами страха и бессилия».

При знакомстве с условиями, в которых св. Иоанну Готскому пришлось окормлять свою паству, причем, с опорой на учеников, что видно из перечня чудес Жития Иоанна Готского, становится понятно, что единственным объединяющим началом в Готии являлась власть епископа. И эта власть могла рассчитывать лишь на Господа и на себя.

Неудивительно, что св. Иоанн выступает перед нами не только как религиозный деятель вселенского масштаба, но и как предводитель местного антихазарского восстания. Что весьма необычно для иерарха Церкви, но что понятно с учетом особенностей его паствы. И что не только объясняет, – какого типа молодые люди становились учениками преподобного, но и что именно их привлекало в личности преподобного епископа Готского.

А поэтому не удивляет нас и помещенное агиографом в текст Жития чудо внезапной гибели обличителя – «Другой человек несправедливо укорил его, что крепость Готии предана была хагану (?) и что при этом некоторые умерли; когда он поднимал во гневе ногу свою, чтобы сесть на коня, то упал навзничь и испустил дух».

Св. Иоанн Готский и его ученики.

Итак, какими качествами должен был обладать преподобный епископ, чтобы выполнять свою пастырскую роль? Кому могут поверить, за кем пойдут молодые сердца, еще не покрывшиеся коростой лжи, лицемерия и страха?

Уже говорилось, что автор Жития, между прочим, один из учеников св. Иоанна Готского, сообщает нам, - преподобный был наделен «дарами веры и действия». Но, учитывая роль св. Иоанна Готского в восстановлении иконопочитания, в частности то, что общение с преподобным епископом Готским убедило патриарха Константинопольского Павла покинуть патриаршую кафедру, о чем последний сам заявил, можно говорить о даре убеждения, которым обладал св. Иоанн.

О лидерских качествах преподобного лучше всего скажет не только его Житие, но и легенды, дошедшие до наших дней – «Случилось это в то блаженное время, когда жил между нами святой епископ и его босые ступни освящали горные тропинки, соединяющие одно селение с другим, когда священнослужитель собственноручно окроплял хижины местных жителей святой водой и вносил в них священные дары. Тогда же одна из злых женщин, которую епископ не раз обвиняя в безнравственности и злых поступках, решила навсегда избавиться от него» (из легенды «Плачущий камень»).

О наличии юмора у св. Иоанна говорит такое чудо - «Два человека ссорились между собой из-за вина, находившегося в бочке, и не захотели примириться несмотря на посредничество преподобного; когда они ушли, то нашли вино сгустившимся в бочке, так что они вырезывали его как сыр и выбросили вон».

А вот что говорит об отношении с учениками св. Иоанна Готского его Житие, написанное одним из его учеников – «Так Лонгин, ученик его, возвращаясь из святого града Иерусалима, захвачен был Сарацинами и, уже вознесенный на крест, призвал на помощь преподобного; и тогда явился ему воочию святой отец, и тотчас протонатарий эмира, дав пятьсот милиарисий, снял его (со креста) и освободил. И еще раз он был захвачен другими и снова обратился к преподобному, молясь об освобождении: и внезапно спали узы с ног его, и он был спасен. Когда же ученики его (то есть, Иоанна) находились в темнице, в которой они были содержимы Хазарами после бегства его в Романию, и когда они были взяты и представлены хагану, и были приговорены им к казни, то по молитве святого все они освобождены были невредимыми, так как хаган сказал: «Они не имеют вины». В тот самый час, когда они предстали пред хаганом, в Амастриде преподобный, совершив утренний канон и воздев руки, молился вне церкви до третьего часу; при этом видели, что он висел в воздухе на один локоть от земли. И когда приближенные спросили его, ради чего он продолжил молитву, то он отвечал: «В этот час, сын мой, наши братья предстали хагану, а благий и милосердный Бог освободил их от смерти».

Один монах по имени Василий, ученик преподобного, был смущаем искушением оставить его и удалиться, но не решался обнаружить помысл свой и таким образом получить свободу. Святой обличил его следующим образом: Святой находился в торжище Курасаитах и покоился в церкви, внутри которой было весьма много гробниц. По ночам он вставал и молился, при этом разговаривая с ними (то есть, мертвыми), как с живыми: один из учеников преподобного слышал, как мертвые отвечали своим голосом и собеседовали преподобному. И вот опять в другую ночь сказал к лежащим там мертвецам: «Что же, братья мои, вы лежите и не говорите? Вот Василий, ученик мой мертв, а говорит». Василий, который не спал, услышал это и понял, что его намерения были открыты богоносному отцу. Пав к его ногам, он возвестил все, что было у него на сердце, и испросил в этом прощения».

То есть преподобный воспитывал своих подопечных прежде всего личным примером, Но не только, еще и неустанной о них заботой.

Как относились ученики преподобного епископа к своему учителю? Об этом может нам поведать молитва св. Иоанну Готскому, вышедшая из среды его учеников: «…отче святый и боговдохновенный, православные веры светлый вестник и хранитель божественных и святых догматов, вспомни о нас недостойных и грешных. Хотя в деле божественной и пламенной ревности мы много отстали от твоего благочестия, но твоим заступлением подкрепи нас, чтобы мы избавились от губительного сообщества святосжигателей и нечистых еретиков и достигли вместе с тобой вечной жизни» (выделено мной. С.М.).

С.Н. Мацкевич. Краевед.

Источник: портал www.KazEdu.kz

Другие материалы

  • Воспитание и обучение в Древнерусском государстве ХI-XV вв
  • ... церковной письменности, создав ее своими руками (Гаврилов, Платов, 1998). ГЛАВА II. ОБУЧЕНИЕ В ДРЕВНЕРУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ §1. БЕРЕСТЯНЫЕ ГРАМОТЫ - СВИДЕТЕЛЬСТВО ШИРОКОГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ ГРАМОТНОСТИ В ДРЕВНЕРУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ Берестяные грамоты ... Cамое загадочное явление русской истории. Они ...

  • Начало христианства в Армении
  • ... в некоторых местах, зато оставалось в самом жалком виде. Не прежде как с начала четвертого века настал здесь для христианства новый, лучший период, когда святая вера, будучи принята и покровительствуема самими владыками Армении и Иверии, соделалась более или менее господствующею между всеми ...

  • Тайные сообщества, ордена и их влияние на мировую политику) отредактированный вариант
  • ... масонской идеологии в нашей стране, безусловно, уже давно готова. В следующей главе будет рассмотрена политика и цели тайных сообществ. ГЛАВА 3. ВЛИЯНИЕ ТАЙНЫХ СООБЩЕСТВ НА МИРОВУЮ ПОЛИТИКУ 3.1. Политика тайных сообществ Роль масонства в мировой политике огромна, при этом она не освещается в СМИ ...

  • Тайные общества и ордена
  • ... 2000. 230.    Шурц, «Западная Азия в эпоху Ислама», стр. 340. 231.    Шустер Г. Тайные общества, союзы и ордена. Том 2. – М.: Издание: Издательство О.Н. Поповой, 1907. 232.    Шюре Э. Великие посвященные. Очерк эзотеризма религий. – Калуга: Типография ...

  • «Великие» василевсы Византийской империи: к изучению идеологии и эмблематики сакрализации власти
  • ... , стало смыслом проводимых акций. Законодательные проекты Юстиниана были призваны подвести итог правовой истории Рима и Ромейской (= Римской, т.е. Византийской) империи. Комиссии под руководством юриста Трибониана создают Кодекс Юстиниана — свод законов, куда вошли эдикты от эпохи Адриана до 534 г. ...

  • Роль католической церкви в средневековой Европе
  • ... римских пап. Григорий I поставил для себя цель – наладить связь с Европой и обратить ее в католицизм, что он и сделал. Григорий Великий предвидел, что Европа обеспечит процветание римско-католической церкви. К сожалению, бесталанность преемников Григория I в значительной мере ослабила эффект его ...

  • Педагогическая антропология
  • ... о праве ребенка на игру и игровое сознание, имеющие особую роль в развитии человека и общества в целом. В связи с этим перед философско-педагогической антропологией встали специфические вопросы: если особенности природы ребенка обусловлены его возрастом, то какова взаимосвязь между детством и общей ...

  • Династия Романовых или Осколки Империи
  • ... престола, а двумя годами позже титул Великого Государя Всероссийского. В 1938 году после смерти Кирилла Владимировича место династической главы рода Романовых перешло к его сыну. Владимир Кириллович Родился в августе 1917 года в финляндском городе Порво. Он окончил в Париже русскую гимназию (ныне ...

  • История создания славянской системы письма
  • ... именно о Кирилле и Мефодии как о создателях славянской азбуки, письменности и книжности. Впрочем, история создания славянской письменности имеет одну весьма интересную загадку. В IX веке у славян появились практически одновременно две системы письма: одна получила название глаголицы, а другая - ...

Каталог учебных материалов

Свежие работы в разделе

Наша кнопка

Разместить ссылку на наш сайт можно воспользовавшись следующим кодом:

Контакты

Если у вас возникли какие либо вопросы, обращайтесь на email администратора: admin@kazreferat.info