СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ. ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Узнать стоимость написания работы

Министерство образования и науки Российской Федерации

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)»

 

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

 

Кафедра гражданского и семейного права

 

Станкевич Станислав Игоревич

 

СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ.

ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

 

 

Выпускная квалификационная работа

 

для квалификации «дипломированный специалист» -

в форме дипломной работы

 

студента 4 курса очно-заочной (вечерней) формы ускоренного обучения

Юридического заочного института

 

 

 

Научный руководитель

Ст. преподаватель М.А. Щербакова

 

 

 

 

Допущена к защите

________________________ 2014 год

Зав. кафедрой гражданского и семейного права

д.ю.н., профессор Л. Ю. Василевская

________________________________

 

 

 

 

Москва - 2014

СОДЕРЖАНИЕ:

 

Введение….……………………………………………………….….……...стр. 3

 

Глава 1. Общая характеристика вещно-правовых способов защиты гражданских прав………………………………………………………….....стр. 8

 

§ 1. Место вещно-правовых способов в системе защиты гражданских прав… ……………………………………………………………………….………...стр. 8

 

§ 2. Конкуренция исков ………………………………..…………...……...стр. 13

 

§ 3. Сопоставление институтов виндикации и реституции……………...стр. 18

 

Глава 2. Виды вещно-правовых способов защиты гражданских прав и их особенности…………………………………………………………………стр. 27

 

§ 1. Виндикационный иск…………………………………..………………стр. 27

 

§ 2. Негаторный иск………………………… ……………………………стр. 41

 

§ 3. Иск о признании права собственности……………………….………стр. 53

 

§ 4. Иск об освобождении имущества от ареста …………………………стр. 65

 

Заключение……………………………………...…..………………………стр. 68

 

Список использованных источников..………………………….…………стр. 71

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

 

 

Среди общественных явлений есть категории, которые, по сути, являются фундаментом не просто правовой системы в отдельно взятом государстве или на конкретном историческом этапе – но представляют собой цивилизационный базис, основу развития человечества в целом. Нет сомнений, к числу таковых первооснов принадлежит институт собственности.

От того, насколько эффективными будут условия, созданные как для реализации права собственности, так и для осуществления его правовой защиты - напрямую зависит историческая судьба целых государств, в том числе - экономическое развитие нашей страны, преуспевание ее граждан. Такие негативные для российской экономики тенденции как стремление российского бизнеса осуществлять сколь-нибудь значимые сделки в иностранных юрисдикциях, ухудшение инвестиционного уровня привлекательности России, рейдерство – в значительной мере являются следствием недостаточного уровня защищенности прав собственника в российской правовой системе. Несовершенство этого механизма во многом касается неутешительного качества работы нашей судебной системы и правоохранительных органов.

Однако данное исследование заставляет нас видеть наличие объективных сложностей для эффективной защиты права собственности - также в несовершенстве законодательства (например, в отсутствии четко определенного законом соотношения правовых способов защиты, предусмотренных нормами 167 и 302 статей ГК РФ).

Ещё одним негативным фактором является, по нашему мнению, недостаточно глубокое понимание многими субъектами гражданского права (включая не только среднестатистических россиян, но и профессиональных участников коммерческого оборота) всех аспектов осуществления защиты вещных прав в рамках сложившейся российской правовой системы. Такой вывод можно сделать, изучив правоприменительную практику. И это - объективная данность, вызванная, представляется, пробелами нормативного регулирования, препятствующими в ряде случаев эффективной юридической защите вещных прав. Не случайно как высшие судебные инстанции[1], так и судебные органы на уровне субъектов РФ[2] вынуждены периодически направлять субъектов гражданского права по оптимальным векторам выстраивания правовой защиты вещных прав, давая разъяснения своего видения тех или иных аспектов (причём, не всегда совпадающие с содержанием норм закона[3]) правоприменения в этой области, а также - выпуская обобщающие обзоры судебной практики.

Актуальность темы выполненного в рамках данной дипломной работы исследования, равно как и его практическое значение – подтверждаются, таким образом, описанной ситуацией и необходимостью совершенствования системы вещно-правовой защиты.

Целью настоящей работы является выявление проблем в обеспечении надлежащей защиты вещных прав в России на современном этапе развития гражданского оборота. Также нас будут интересовать особенности применения конкретных способов защиты гражданских прав, относимых к вещно-правовым (включая обоснованность их причисления именно к данной категории).

Указанная цель с учетом выявленных проблем в данной сфере определила следующие основные задачи данного исследования:

• Характеристика правовой природы и отличительных признаков вещно-правовых способов защиты, определение их места в системе способов защиты гражданских прав;

• Разрешение вопроса допустимости в российской правовой системе такого явления, как «конкуренция исков» (в первую очередь, между реституцией и виндикацией);

•Анализ основных аспектов применения классических вещно-правовых способов защиты гражданских прав (виндикационый иск, негаторный иск), а также иска о признании права собственности, иска об освобождении имущества от ареста[4]. В частности – определение правовых целей указанных исков и правомочий, защищаемых каждым конкретным иском;

•Изучение особенностей защиты рассматриваемыми способами при изменении предмета защиты (определенно-индивидуализированной вещи), в частности, на примере реконструкции;

• Изучение специфики применения исковой давности к рассматриваемым вещно-правовым способам защиты;

•По отдельным изучаемым способам защиты нами был признан необходимым в качестве дополнительной задачи – подробный анализ ярко выраженных аспектов их применения (например, оценка различных критериев ограничения виндикации, исследование условий предъявления и удовлетворения виндикационного иска через призму соотношения имущественных интересов собственника и добросовестного приобретателя, применение негаторных исков к будущим угрозам нарушения прав и т.д.)

•Рассмотрение судебной практики по основным проблемам, диагностированным по ходу данного исследования;

•Выявление пробелов в нормативном регулировании вещно-правовой защиты, а также - типичных ошибок в толковании и применении норм законодательства, регулирующего защиту права собственности, разработка конкретных предложений по их совершенствованию.

Методологическая основа данного исследования включает в себя методы системного анализа, сравнительно-правовой, формально-логический и т. д. Объектом исследования выступают общественные отношения, связанные с осуществлением защиты вещных прав. Предмет исследования составляют предусмотренные законодательством и применяемые на практике способы защиты права собственности (наше внимание, прежде всего, сосредоточено на исках, имеющих вещно-правовую природу, однако для сопоставления и отграничения - важно было рассмотреть и иные). Также нас, безусловно, будет интересовать доктринальный взгляд на защиту права собственности, выявление расхождений позиций цивилистической науки с российским гражданским законодательством и складывающейся судебной практикой в этой сфере. В рамках подготовки дипломной работы анализировался большой массив судебных и судебно-арбитражных актов, касающихся защиты вещных прав, а также - постановления и разъяснения высших судебных органов, Конституционного Суда РФ. Нормативную основу исследования, прежде всего, составила действующая законодательная база РФ. Прибегали мы и к отдельным источникам гражданского законодательства советского периода, современного зарубежного права. Кроме того, учитывая масштабные готовящиеся изменения в гражданском законодательстве, нами были изучены предложения по упорядочиванию регулирования вещно-правовой защиты, изложенные в Концепции[5] и находящиеся в виде Законопроекта[6] в стадии принятия Федеральным Собранием РФ.

Теоретическую основу данной исследовательской работы составляют труды дореволюционных, советских и современных представителей цивилистики, в частности - Г. Н. Амфитеатрова, А. Н. Арзамасцева, З. А. Ахметьяновой, А. Б. Бабаева, В. А. Белова, Т. М. Богачевой, М. Б. Братусь, М. И. Брагинского, Е. В. Васьковского, А. В. Венедиктова, В.В. Витрянского, Л. Ю. Василевской, Галова В. В., Д. М. Генкина, В.В. Груздева, Д. В. Дождева, В. С. Ема, А.А. Ерошенко, М.В. Зимелевой, С.А. Зинченко, О. Г. Зубаревой, А. А. Иванова, О.С. Иоффе, A.В. Коновалова, Ю.А. Кочетковой, А. Н. Латыева, В. Н. Литовкина, А. В. Люшни, О. Г. Ломидзе, Э. Г. Ломидзе, Д. В. Лоренца, А. Л. Маковского, М.Г. Масевич, В. П. Мозолина, С. В. Моргунова, И. Б. Новицкого, А. А. Павлова, И. С. Перетерского, Ю. С. Поварова, Т. П. Подшивалова, И. А. Покровского, С. В. Потапенко; В.А. Рахмиловича, М. А. Рожковой, В. А. Рыбакова, А. П. Сергеева, О. Ю. Скворцова, В. Л. Слесарева, К. И. Скловского, С. А. Степанова, Е. А. Суханова, В. А. Тархова, Ю. К. Толстого, Д.О. Тузова, С.А. Тыртычного, Р. О. Халфиной, В. В. Чубарова, Г. Ф. Шершеневича, А. Ширвиндта и других авторов.

Структура работы обусловлена задачами исследования, в частности избранием наиболее характерных (проблемных) аспектов вещно-правовой защиты права собственности. Дипломная работа изложена на 70 страницах (без учета приложений в виде списка использованной литературы), состоит из введения, основной части (состоящей из 2 глав, объединяющих 7 параграфов), заключения.

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВЕЩНО-ПРАВОВЫХ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

 

 

 

§ 1. Место вещно-правовых способов в системе защиты гражданских прав

Под способами защиты субъективных гражданских прав принято понимать закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, путем применения которых восстанавливаются (признаются) нарушенные (оспариваемые) права и происходит воздействие на правонарушителя[7]. Гражданско-правовые способы защиты прав и законных интересов собственника – характеризуются вполне объяснимым (в силу той многоплановой роли, которую в общественных отношениях играет сам институт собственности) разнообразием. Однако в рамках данного исследования нас в силу поставленных задач и целей интересуют преимущественно правозащитные способы, направленные непосредственно на защиту права собственности, без накладывающихся на них дополнительных обязательственных элементов и, например, обязательств из причинения вреда.

Прежде чем перейти к анализу непосредственно вещно-правовых способов защиты, необходимо вкратце охарактеризовать субъективные права, защиту которых обеспечивают такого рода иски. Эти права носят абсолютный характер и защищаются от нарушений со стороны неопределенного круга лиц. В юридической литературе вещными традиционно называли права, дающие возможность непосредственного воздействия управомоченного на вещь, а обязательственными — права, предоставляющие возможность требовать совершения определенного действия от другого лица (лиц). Обязательственное право пользуется защитой только против одного или нескольких обязанных (заранее известных) лиц[8]. Вещное же право может быть нарушено всяким и каждым, оно защищается против любого нару­шителя (который при этом заранее неизвестен вплоть до момента правонарушения). М.Б. Братусь в этой связи уточняет: «Традиционная характеристика вещных средств защиты как абсолютных должна пониматься в значении общей запрещающей нормы. Действие виндикации, направленное против всякого потенциального нарушителя, связано с общим понятием права собственности как абсолютного права, и не должно смешиваться с распространенной в науке квалификацией вещного иска как иска, направленного "против всех и каждого". Эта квалификация основана на фикции и находится в противоречии с условиями пассивной легитимации по вещному иску, которая предполагает не фиктивное, а реальное отношение каждого данного ответчика к спорной вещи»[9].

Признаком всякого вещного права (и права собственности, в том числе) следует назвать юридическую связь субъекта с вещью, его господство над ней. Наиболее полно этот признак проявляется именно в отношении такого вещного права, как право собственности. Основным элементом вещного права некоторые авторы даже называют "наличие у его (субъективного права) обладателя гарантированной законом возможности непосредственного самостоятельного осуществления правомочий в отношении определенной вещи (имущества)"[10]. Объектом вещного субъективного права (и, соответственно, объектом обеспечения защиты вещно-правовыми способами исками) всегда выступает имущество, получившее должную степень индивидуализации (включая вещи, определенные родовыми признаками, но строго при выполнении этого условия).

Для определения защитных способов, имеющих вещно-правовую природу, считаем необходимым классифицировать совокупность всех способов, которыми может обеспечиваться защита интересов собственника. Это позволит рассмотреть их системно (с выявлением характеристик, присущих каждому из этих видов исков), отграничив иски, призванные защищать исключительно вещные права - от других групп правозащитных способов. Одной из наиболее распространенных в доктрине является классификация, основанная на содержании ст. 12 ГК РФ[11]. В качестве критерия деления выступает сфера действия того или иного способа. В соответствии с этим подходом, все способы защиты субъективных гражданских прав делятся на общие (универсальные) и специальные. Высказывается мнение, что указанная норма содержит все имеющиеся общие способы защиты гражданских прав, тогда как «иные способы, предусмотренные законом» приверженцы описываемого подхода - относят к специальным. В. В. Витрянский так описывает эту классификацию: «Если общие способы носят универсальный характер и могут применяться для защиты, как правило, любого субъективного права, то все иные способы предназначены для защиты лишь определенных прав или для защиты от определенных нарушений»[12].

Однако простая попытка проанализировать гипотезу об универсальности всех перечисленных в ст. 12 ГК РФ способов защиты (то есть, возможности применения каждого из этих способов для защиты широчайшего круга субъективных гражданских прав), приводит нас к выводу что, этот подход - весьма несовершенен. Отнюдь не все способы защиты, упомянутые в указанной норме - могут проявить универсальность, будучи применены к каждому без исключения из типов гражданских правонарушений.

Например, присуждение к исполнению обязанности в натуре - служит в целях защиты лишь от нарушений субъективных прав требования. Еще один наглядный пример: потерпевший может требовать компенсации морального вреда лишь при нарушении личных неимущественных (в отдельных предусмотренных законом, также - и при нарушении имущественных)[13] прав. Очевидно, сфера возможного действия данного способа, взятого из перечня, изложенного в статье 12 ГК РФ (то есть, исходя из рассматриваемой правовой концепции – признаваемого универсальным) - весьма ограничена. Теперь, для чистоты эксперимента, рассмотрим способы защиты гражданских прав с более узкой (согласно нашей гипотезе) сферой применения. Например, требование об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами[14] – этим способом кредитор может воспользоваться при нарушении из любых денежных обязательств, а не отдельного субъективного права. Точно также, приостановление исполнения встречного обязательства[15] является мерой оперативного воздействия, которую можно использовать в случае нарушения любого встречного обязательства (из договора поставки, мены, подряда и т. п.). Однако в ст. 12 ГК РФ указанные способы достаточно широкого использования - не включены. Таким образом, подход по отнесению к числу специальных всех не названных законодателем в ст. 12 ГК РФ способов защиты - не точен, что убедительно подтверждено приведенными нами примерами. Подводя итоги подобного анализа, некоторые правоведы (например, А. А. Павлов) вообще приходят к выводу о том, что универсальных способов защиты не существует[16].

Иная классификация способов защиты, предложенная В.В. Витрянским, предполагает в качестве критерия - деление способов защиты в зависимости от характера последствий их применения. По этому основанию именитый цивилист выделяет 3 группы средств защиты: позволяющие подтвердить (удостоверить) право или прекратить (изменить) обязанность; предупреждающие (пресекающие) нарушение права; восстанавливающие и (или) компенсирующие потери потерпевшего[17].

Наконец, в следующей распространенной классификации даётся разграничение защитных способов по их направленности на защиту основных групп гражданских правоотношений – соответственно, вещных и обязательственных. Согласно данному подходу, к вещно-правовым способам защиты права собственности безоговорочно относят классические виндикационный и негаторный иски. И теория, и практика идут по пути дополнения этого ряда требованиями собственника о признании его права и исками об исключении имущества из описи. К обязательственно-правовым способам защиты права собственности относятся: иски собственников о возврате им имущества, переданного другой стороне по договору; о возмещении имущества в натуре в случае утраты, повреждения (предоставлении вещи того же рода и качества, исправлении поврежденной вещи); возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договора; возмещении внедоговорного вреда, причиненного имуществу, возврате неосновательно полученного или сбереженного имущества и др. К личным (обязательственным) относятся права, вытекающие из договоров, деликтов, квазиделиктов; к вещным - право собственности, а также права на чужие вещи. Суть дуализма гражданского права, таким образом, заключается в невозможности права существовать одновременно и как вещное, и как обязательственное[18].

Ряд цивилистов, в целом принимая подобное деление способов защиты собственности, предлагает выделять в его рамках и иные группы правозащитных способов. Так, Е. А. Суханов ввиду наличия у государственных и муниципальных органов властных полномочий - исключая возможность предъявления к ним традиционных вещно-правовых или обязательственно-правовых исков, выделяет в самостоятельную группу гражданско-правовых способов защиты - иски к публичной власти[19]. Ю.К. Толстой вводит в эту классификацию дополнительную группу[20], в которую включает правила о защите имущественных прав лица, признанного безвестно отсутствующим[21] либо же объявленного умершим[22], интересов сторон в случае признания сделки недействительной и т.д.

 

§ 2. Конкуренция исков

 

Итак, мы рассмотрели основные отличия вещно-правовых от обязательственно-правовых способов защиты гражданских прав. Но следует прояснить еще один вопрос, имеющий большое значение не только для науки, но для практического правоприменения. Речь идёт о существовании в российском правопорядке такого явления, как конкуренция исков.

Суть этого явления состоит в допустимости предоставления субъектам гражданского права выбора из нескольких способов защиты нарушенного права собственности (иного вещного права) для защиты от одного нарушения. Проблема состоит в оптимальном выборе, эффективном использовании и применении предусмотренных законодательством способов защиты. В тех случаях, когда способ защиты нарушенного права прямо определен законом, регламентирующим конкретное правоотношение, нет оснований говорить о его свободном выборе. Если в специальной норме закона нет указания на конкретный способ защиты, критериями его выбора должны служить особенности защищаемого права и характер нарушения. Применительно к защите права собственности, актуальна постановка вопроса о допустимости выбора в применении между вещно-правовым (виндикационным и др.) и обязательственно-правовым (об исполнении договора, о возмещении убытков, о возврате неосновательно полученного или сбереженного и др.) способами защиты; конкуренция же вещных исков – затронута в Главе 2.

Проблема конкуренции исков была предметом пристального внимания ученых еще в советское время (преимущественно, в период 1950-70 гг., когда актуальность разрешения этого вопроса во многом была, как нам кажется, вызвана последствиями Великой Отечественной Войны, отразившимися в имущественной сфере страны). Одной стороной теоретической дискуссии (наиболее ярко эта позиция звучала у М. В. Зимелевой[23]) доказывался тезис о признании возможности конкуренции виндикационного и договорного исков. На допустимость конкуренции (но лишь - при определенных условиях) также указывал О.С. Иоффе: на примере судебной практики по договору хранения он показывал, что виндикационный иск можно применить и доказать факт принадлежности спорного имущества истцу на праве собственности в случае, если ответчик-хранитель отрицает сам факт заключения договора с истцом, и последний не может привести доказательства в подтверждение существования договорного правоотношения между сторонами[24].

Иную позицию в обсуждении данной проблематики занимали, например, Ю.К. Толстой, Р.О. Халфина, Д. М. Генкин, А.Н. Арзамасцев и другие видные советские правоведы, исходившие из следующей предпосылки: конкуренция не допускается, а приоритетное значение имеют иски, вытекающие из обязательственных правоотношений[25]. По их мнению, то обстоятельство, что спорное имущество передано собственником по своей воле, исключает возможность виндикации. В случае же, когда лицо, получившее имущество по договору с собственником, не возвращает последнему имущество в порядке, обусловленном договором, на стороне этого лица имеет место незаконное владение. Данное обстоятельство, по мнению сторонников идеи о недопустимости в российской правовой системе обсуждаемого явления - вовсе не означает, что между собственником и его контрагентом прекратились обязательственные отношения по поводу спорного имущества, и появляется возможность виндицирования. Поскольку нарушение прав собственника произошло в сфере обязательственных отношений, то и защита (восстановление) нарушенного права должна осуществляться средствами, предусмотренными законом для охраны обязательственных отношений[26].

Что касается современного этапа развития юридической науки, в нём по–прежнему уживаются противоположные точки зрения. Большинство правоведов[27] стоят на позиции неприемлемости конкуренции исков в нашей правовой системе, хотя возможность (и даже необходимость) её и в настоящее время всё же пытаются обосновать отдельные авторы[28]. Так, М.Б. Братусь исходя из отсутствия прямых запретов конкуренции исков в нормативных актах, пришла к следующему: «Собственник, будучи участником гражданских правоотношений свободен в выборе способа защиты нарушенного права, поскольку законодатель в императивной норме не предписывает субъекту, какой способ защиты использовать в той иной ситуации. В связи с чем, собственник при нарушении обязательства, возникшего из договора вправе, по нашему мнению, предъявить любой из исков (договорный или вещный)»[29].

Нельзя обойти вниманием и мнения представителей гражданской процессуальной науки. На актуальность этой проблемы указывает Е. Г. Стрельцова: «Современная судебная практика создала конфликтную ситуацию вокруг права лица распоряжаться выбором способа защиты права (охраняемого законом интереса). (…) решение вопроса таково: автор[30] настаивает на отсутствии в российском законодательстве права лица выбора способа защиты права, конкуренции способов защиты»[31].

Достаточно радикальный взгляд на проблему обнаружился у М. М. Ненашева, который утверждает, что дискуссия о конкуренции исков вообще утеряла практический смысл: «В настоящее время теоретиками и практиками, похоже, не совсем осознается то, что рассматриваемый подход к процессуальной проблеме элементов иска (и других связанных с этим процессуальных проблем) фактически похоронил материально-правовую дискуссию о конкуренции вещных и обязательственных исков»[32]. М. М. Ненашев объясняет свой тезис следующим образом: устройство российской судебной системы таково, что «суд фактически наделяется не правом, а обязанностью под страхом отмены решения вышестоящей инстанцией действовать в интересах истца. Судья обязан устранять ошибки или пробелы, допущенные истцом при формулировании иска»[33]. Таким образом, по мнению процессуалиста, складывается ситуация, в которой истец может использовать виндикационный иск против ответчика, с которым находится в обязательственных отношениях, поскольку, несмотря на избрание ненадлежащего способа защиты права, после замены судом вида иска, результат все равно будет положительным для истца. Так что, судебная практика может ставить перед теорией весьма жесткий вопрос о целесообразности дальнейшего разделения вещных и обязательственных способов защиты права.

Если исходить из того, что такой подход является характерным для нашей судебной системы – такое положение дел действительно лишает практического смысла дискуссию о конкуренции исков, поскольку в этом случае истец может выстраивать свою правовую позицию даже на заведомо неприменимых правовых основаниях, понимая, что при необходимости суд поправит его случайную ошибку или даже сознательную позицию (вместо логичного отклонения требований, основанных на нормах, не применимых к конкретным правоотношениям). Однако, анализ судебной практики показал весьма незначительный процент дел, разрешаемых судами описанным образом. По нашему мнению, М. М. Ненашев несколько сгущает краски, а представленная им подборка судебной практики - не является показательной и столь распространенной, чтобы делать на её основании столь глобальные выводы. Не следует забывать, что существует известная еще римскому праву субординация исков, а потому, как писал Д. М. Генкин, "нельзя допустить, чтобы истец по своему произволу изменял последствия различных правовых отношений, установленных законом"[34].

М.Б. Братусь сравнивает подходы к законодательному определению приоритета применения вещных или обязательственных исков в нашей стране в разные исторические эпохи. В частности, исследовательница обращает внимание на то, что в дореволюционной правоприменительной практике при столкновении абсолютного права с относительным - последнее всегда уступало место первому, приводя ссылку на кассационное решение 1882, N 59[35]. Г. Ф. Шершеневич относительно данной ситуации писал: "Это положение сохраняет силу в случае, когда относительное право установлено с согласия лица, имеющего абсолютное право. Так, например, собственник, отдавший свою вещь в пользование другому лицу, может во всякое время потребовать ее обратно, под условием возмещения ущерба, последовавшего от несоблюдения договора"[36]. Исходя из этого, можно утверждать: в дореволюционном законодательстве нашей страны одним из существенных, отличительных свойств права собственности является наличие в нем преимущественного правомочия, что говорит о большей силе права собственности на вещь по сравнению с личными правами. Современное регулирование данного вопроса – исповедует прямо противоположный подход. Закрепляя, в частности, принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства, за исключением случаев, предусмотренных законом[37], в вопросе о возможности выбирать вид способа защиты при наличии обязательственной связи - приоритет отдан обязательственно-правовым искам, основанным на специальных нормах, регулирующих отношения сторон. Е. А. Суханов пишет по этому поводу: "Наше законодательство в этом отношении не дает собственнику возможности выбора вида иска: при наличии между участниками спора договорных или иных обязательственных отношений нельзя предъявлять вещно-правовые требования в защиту своих прав"[38]. Соглашаясь в целом с тем, что конкуренция исков - недопустима, мы указываем на неверную аргументацию ученого ввиду того, что как раз закон не содержит соответствующих ограничений в виде прямых запретов этого явления; недопустимость конкуренции исков выводится российскими юристами исключительно из разъяснений высших судебных инстанций.

 

§ 3. Сопоставление институтов виндикации и реституции

 

Мы рассматривали проблематику соотношения вещно-правовых и обязательственных способов защиты в общем. Считаем необходимым уделить особое внимание рассмотрению допустимости конкуренции между конкретными исками реституционного и виндикационного характера. С. В. Моргунов отмечает важность разрешения этого вопроса ввиду того, что, «в общем количестве рассматриваемых дел немало места занимают исковые требования, направленные на получение имущества в натуре: виндикация, реституция, возмещение ущерба, кондикция, иски из договорных отношений»[39]. Актуальность и острота обсуждаемой проблемы, подтверждается распространенностью данных исков, усматривается еще из того, что виндикация имеет ограничения применения, а реституция - реализуется в упрощенном порядке, не требуя доказательств о наличии прав на переданное по недействительной сделке[40]. Эти факторы 1) в отсутствии четко выраженного законодательно определенного приоритета одного из видов исковой защиты и 2) в стремлении собственников (истцов) обойти риски отказа в удовлетворении виндикационных требований в пользу интересов добросовестного приобретателя - заставляют их прибегать к признанию сделок по отчуждению их имущества (в отсутствии их на то волеизъявления) – недействительными[41], то есть идти по пути защиты права собственности с помощью реституционного механизма.

О. Ю. Скворцов, в целом не допуская конкуренцию исков, считает возможным выходом из этой ситуации заявление собственником иска об истребовании вещи от незаконного владения не путем виндикации, а на основании ст. 167 ГК РФ о последствиях недействительности сделки. При этом правовед полагает, что добросовестный приобретатель имущества не имеет никакого правового основания приобретения имущества по недействительной сделке и что существующая конструкция ст. 302 ГК РФ - несовершенна[42]. Особняком стоит мнение В. В. Витрянского: возможность конкуренции исков видится ему на примере использования собственником-арендодателем в отношении арендатора помимо обязательственно-правовых способов защиты гражданских прав – также и виндикационного требования в форме иска о выселении. При этом, интересны доводы, приводимые в обоснование такой позиции. Допуская применение в данной ситуации (при наличии между сторонами спора договорных правоотношений) вещно-правового иска, В. В. Витрянский приводит весьма спорную аргументацию. Именитый цивилист обосновывает свою позицию исключительно тем, что такого рода иски «относятся к неимущественным и облагаются сравнительно небольшой госпошлиной»[43]. То, что приведенное мнение базируется не на нормах материального права, а на соображениях процессуального удобства (притом, не имеющих прямого отношения и к теории гражданского процесса, а являющихся, скорее, прикладным советом, адресованным практикующим юристам, имеющим задачу разрешить соответствующий спор в суде, используя минимум ресурсов) – видится нам не совсем корректным. Представляется, цивилистика не должна вводить в практику использование подобных сугубо утилитарных (напрямую не связанных с научной дисциплиной) аргументов; решение ставящихся перед ней задач должно строится строго на теории гражданско-правовой науки.

Интересным нам показалось видение данного вопроса в изложении современного цивилиста Д. О. Тузова и его последователей[44]. Этот подход состоит в следующем: реституция владения (возврат индивидуально-определенной вещи, переданной по недействительной сделке) представляет собой виндикацию, а компенсационная реституция при невозможности возврата предоставленного в натуре имущества является обязательством из неосновательного обогащения (если добросовестность приобретателя доказана) или притязанием о возмещении убытков (если приобретатель недобросовестен)[45].

Сущностным элементом этой правовой модели является, таким образом, раздвоение реституционного требования, когда виндикация выступает в качестве его частного случая. Таким образом, Д. О. Тузов и другие сторонники этой научной теории разграничивают реституционное требование на реституцию владения (если реституционное обязательство направлено на восстановление владения вещью) и компенсационную реституцию (когда оно преследует цель восстановления имущественного состояния предоставившей стороны)[46].

Исходя из декларируемого единства правовой природы реституционных и виндикационных (как частного случая реституции) требований, в данной теории выводится допустимость применения положений о добросовестном владении не только при виндикации, но и при реституции. То есть, по сути: возможна конкуренция исков, поскольку по версии Д. О. Тузова[47] – в данном случае, это идентичные по правовой цели иски, пусть и по-разному названные): «тождественность виндикационных и реституционных владельческих требований позволяет применять иные условия, а именно, необходимость рассмотрения, как при виндикации, так и при реституции владения положений ст. 302 ГК РФ. Это связано не только с наличием в ст. 167 ГК РФ положения о применении «иных последствий» при недействительности сделки, а также с тем, что в случае наличия всех элементов сложного юридического состава добросовестный приобретатель приобретает право собственности на истребуемую третьими лицами вещь»[48].

Данный подход вызвал закономерную критику со стороны коллег-цивилистов. В частности, в юридической литературе можно найти достаточно много контрдоводов:

1) виндикация представляет собой простое обязательство, реституция является синаллагматичным (взаимным) обязательством, поскольку при ее применении помимо реализации права требования у истца автоматически возникает обязанность вернуть полученное им от контрагента, он одновременно становится обладателем пассивной легитимации[49];

2) виндикация как средство защиты права собственности носит вещный, абсолютный характер, а реституция - относительный, обязательственный, поскольку она является последствием недействительной сделки, реституционное требование не исчезает при утрате вещи, а просто преобразуется в требование о денежной компенсации[50];

3) посессорный характер реституции, т.е. в отличие от виндикации участник сделки не только не обязан доказывать свое право на переданную вещь, но и не должен иметь такого права, поскольку имущество возвращается в силу факта недействительности сделки[51].

Аргументацию против сформулированного Д. О. Тузовым подхода по представлению виндикации в качестве частного случая реституции - наиболее последовательно выдвинул Д.В. Лоренц[52]. Тезисно обрисуем аргументацию несостоятельности критикуемой им теории. Виндикация в отличии от реституции - всегда связана с истребованием вещи в натуре (замена этого требования на возмещение стоимости не характерна для виндикации). Для определения возможности виндикации всегда учитывается добросовестность приобретателя индивидуально-определенной вещи. В этом – еще одно отличие от реституции, где добросовестность не влияет на квалификацию самого притязания в качестве реституционного (только служит препятствием самой реституции[53] и для возмещения реального ущерба[54]). Виндикационное притязание является ярко выраженным петиторным требованием, удовлетворение которого невозможно без доказательства истцом его юридического титула на спорную вещь: возврат имущества в порядке реституции - посессорный вид защиты, указание даётся лишь на факт утраты владения в силу недействительности сделки.

Таким образом, можно констатировать следующее: «реституция обладает самостоятельной юридической природой, которая определяется специфическими юридическими фактами, отражает сферу применения притязания и выражается в наименовании правового явления»[55].

Е. А. Суханов также придерживается мнения, что виндикационный иск четко отличается от реституции по своим условиям и последствиям. Данное положение является прямым следствием фундаментального различия правового режима вещных и обязательственных отношений. Способ защиты нарушенного права определяется юридической природой этого права. В силу этого различия у управомоченного лица не может и не должно возникать и какого-либо выбора между вещно-правовым и обязательственным (или иным) иском[56]. А. П. Сергеев не допускает конкуренции по следующим основаниям: "Хотя условия предъявления виндикационного иска очевидны, хорошо изучены юридической наукой и проверены тысячелетним опытом, они нередко игнорируются на практике. В последние годы под судебную практику, допускающую смешение элементарных понятий и разрешающую свободную замену договорного требования виндикационным иском, переход от виндикационного притязания к иску о признании сделки недействительной и т.д., пытаются подвести теоретическую базу в виде рассуждений о свободном выборе истцом предусмотренных законом средств защиты. Данный подход носит ненаучный характер"[57].

Итак, указанные представители разных научных школ гражданского права по данному вопросу единодушно сходятся в том, что гражданское правонарушение подлежит защите иском одного вида (определенного - в зависимости от наличия обязательственной связи между сторонами спора), конкуренции исков не возникает. Можно констатировать, большинство цивилистов[58] всё-таки говорят о самостоятельности реституции и невозможности конкуренции исков. Однако смущает то, что ни один из грандов российской гражданско-правовой науки не может подкрепить свою позицию конкретными законодательными положениями.

Рассмотрим, как менялся взгляд высших судебных органов на регулирование соотношения способов защиты гражданских прав, имеющих разную правовую природу. Еще в 1998 году внутри арбитражной системы судов был установлен приоритет обязательственных способов защиты: «Иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение»[59].

Что касается российских судов общей юрисдикции - их подход в те годы сводился, по сути, к допустимости конкуренции рассматриваемых норм. Активно применялась реституция (которой, по понятным причинам, собственники отдавали приоритет), и в результате недействительности первой сделки – массово отменялись целые цепочки последующих сделок. Это отрицательно влияло на гражданский оборот, затрагивая самым непосредственным образом не только надлежащего собственника и конечного приобретателя спорного имущества, но и всех промежуточных участников имущественного оборота.

В 2005 году по данному вопросу высказался Конституционный Суд[60], разведя гражданско-правовые способы защиты права собственности (защищаемого вещно-правовым виндикационным иском, а не иском об оспаривании сделок, в которых собственник не участвовал) и интересов добросовестных приобретателей недвижимости (которые в качестве участников сделок защищаются требованиями о применении реституции).

Позиции высших судебных инстанций также развивались в этом направлении: возврат сторонами недействительной сделки друг другу всего полученного по ней в соответствии с правилами п. 2 ст. 167 ГК РФ представляет собой самостоятельный способ защиты гражданских прав в смысле ст. 12 ГК РФ. Так, в 2008 году ВАС РФ сделал обзор практики по виндикации, в частности, указав в нём: "Ввиду того, что законом предусмотрены специальные последствия недействительности сделок, правила об истребовании имущества из чужого незаконного владения (статьи 301, 302 ГК РФ) к отношениям сторон применению не подлежат"[61].

Затем было судьбоносное Совместное Постановление Пленумов двух высших судов страны, которое не только продублировало ранее указанную формулировку Пленума ВАС РФ, но и дополнило ее следующим положением: «В случаях, когда между лицами отсутствуют договорные отношения или отношения, связанные с последствиями недействительности сделки, спор о возврате имущества собственнику подлежит разрешению по правилам статей 301, 302 ГК РФ. Если собственник требует возврата своего имущества из владения лица, которое незаконно им завладело, такое исковое требование подлежит рассмотрению по правилам статей 301, 302 ГК РФ, а не по правилам главы 59 ГК РФ»[62]. Принимая такой подход к разрешению вопроса о конкуренции исков, мы поддерживаем вполне обоснованную критику, которую вызывает форма фиксации этого важнейшего для защиты своих гражданских прав положения[63]. Принципиальным нам кажется закрепление этого правила в виде нормы закона, что нами и предлагается.

Во-первых, разъяснительные акты и письма Пленумов и Президиумов ВАС РФ и ВС РФ – по большому счёту, адресованы узкому кругу правоприменителей (судебным органам, причём отдельно для арбитражной системы правосудия, отдельно – для судов общей юрисдикции), а не широкому кругу участников гражданского оборота, они обладают гораздо меньшей юридической силой (то есть, строго говоря – не являются обязательными для применения не только для всех участников гражданского оборота, но даже не для всех судебных органов - в отличие от норм закона). К тому же, предлагая закрепить в ГК РФ правило, четко разграничивающее применение виндикации и реституции в зависимости от наличия между сторонами спора обязательственных связей, мы исходим из следующего. Многие непрофессиональные участники имущественного оборота в принципе не имеют представления о месте, роли и влиянии на правовую систему России разъяснений высших судебных органов. Соответственно, отсутствие столь принципиальных аспектов в Гражданском Кодексе РФ означает: многие граждане тем самым фактически лишены своевременного доступа к информации, правовой нигилизм не уменьшается.

ГЛАВА 2. ВИДЫ ВЕЩНО-ПРАВОВЫХ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ИХ ОСОБЕННОСТИ

 

 

§ 1. Виндикационный иск

 

Виндикационный иск стоит на защите права собственности со времен античного Рима, продолжает оставаться одним из самых распространенных способов вещно-правовой защиты[64]. Данный иск служит интересам собственников в части защиты от нарушений правомочия владения, выражающихся в лишении собственника фактического обладания вещью, утрате им возможности воздействия на вещь. Трудно недооценить значимость этого способа защиты права собственности. Ведь тяжесть данного правонарушения непосредственно связана со значением владения в механизме осуществления вещных прав: наступающая одновременно с его утерей длительная затруднительность реализации правомочий пользования и распоряжения - может привести к полной утрате права собственности. Стоит отметить, это прекрасно понимали еще дореволюционные учёные-юристы, подчеркивавшие, что подобные случаи, когда собственник совершенно утрачивает возможность осуществления своего права - являются ничем иным, как полным нарушением права собственности[65].

Из положений ст. 301 ГК РФ[66] можно уяснить основные правила применения иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Действующее российское гражданское законодательство не содержит понятия «виндикационный иск». Однако в нашем исследовании для удобства и краткости этот термин употребляется в том значении, которое дано в 20 главе ГК РФ[67]. Рассматриваемый вещно-правовой способ представляет собой внедоговорное[68] требование невладеющего собственника к владеющему несобственнику об изъятии из чужого незаконного владения индивидуально-определенного имущества[69].

Субъектом активной легитимации права на виндикацию (лицом, выступающим в процессе истцом) помимо собственника может выступать иной законный владелец. Подобное расширение круга виндикантов возникает на основе положений статей 216 и 305 ГК РФ; соответствующие нормы также содержатся в специальных законах – в частности, в Законе об унитарных предприятиях[70]. Субъектом обязанности (ответчиком) по иску такого вида является незаконный владелец, фактически обладающий вещью на момент предъявления требования[71]. Объектом виндикации во всех без исключения случаях является вещь, сохранившаяся в натуре[72]. При этом лицо, управомоченное на истребование вещи из чужого незаконного владения, должно доказать свое право на истребуемое имущество, т.е. юридический титул[73].

Другим сущностным параметром истребуемого имущества является сохранение такого качества, как индивидуальная определенность[74]. Судам нередко приходится отказывать в удовлетворении требований виндикационного характера даже в случае, если удается установить незаконное поступление третьему лицу имущества истца, но при отсутствии возможности точно идентифицировать его с имеющимся у ответчика[75].

Так, например, арбитражный суд отказал в истребовании из чужого незаконного владения вещи, в связи с тем, что не подтверждено документально ее существование в натуре и, учитывая, что материалами дела не доказан факт того, что обнаруженное у ответчика имущество - идентично истребуемому. При этом в решении суда указано: то обстоятельство, что третьим лицом не представлено документов, подтверждающих его право собственности на находящееся в настоящее время во владении у ответчика стеллажное оборудование, установленное в помещениях, ранее занимаемых истцом на праве аренды - не умаляет обязанности истца доказывать те обстоятельства, на которые в обоснование исковых требований он ссылается: наличие у истца законного титула[76] на истребуемую вещь, обладающую индивидуально-определенными признаками, сохранившуюся в натуре, утрата[77] истцом фактического владения вещью, а также нахождение ее в чужом незаконном владении[78].

Одной из поставленных задач, связанной с рассмотрением вещно-правовых споров сквозь призму характеристик объекта виндикации, нами было заявлено прояснение тонкостей, связанных с определением допустимости истребования вещи из чужого незаконного владения в случае изменения ее физических качеств. Исследование арбитражно-судебной практики показало: нередки ситуации, когда при несомненном существовании спорного имущества в натуре, у судов большие затруднения вызывает сопоставление по критерию идентичности виндицируемого имущества, с истребуемым от ответчика[79], например, в случае реконструкции спорного объекта недвижимости. Разрешение таких споров, как правило, требует проведения специальных экспертиз.

Приведем в качестве примера еще один судебный процесс, связанный с проблематикой вещной защиты преобразованных объектов недвижимости. Итак, ООО «Золотая мышь» продало ООО «Тандем» здание, переход права собственности был зарегистрирован в ЕГРП. ООО «Тандем» реконструировало здание, но не зарегистрировало право собственности на новое здание в ЕГРП. Позже исходный договор купли-продажи признан недействительным, запись ООО «Тандем» о собственности на здание исключена из ЕГРП. ООО «Золотая мышь» изначально заявило о реституции здания, впоследствии предмет иска уточнялся, исковые требования были переформулированы, получив виндикационный характер.

Иск был удовлетворен, решение оставлено в силе апелляционной инстанцией. При этом, несмотря на ходатайства стороны процесса, суды не назначили экспертизу здания для определения того, возник ли новый объект, обосновав отказ тем, что право собственности ООО «Тандем» может возникнуть на реконструированное здание только при условии его регистрации в ЕГРП[80].

При новом рассмотрении дела экспертизой было установлено: после передачи здания ответчику «изменились его индивидуально-определенные признаки и качественные характеристики. Ни один из конструктивных элементов существовавшего здания не сохранился». Соответственно, в связи с этим выводом - в удовлетворении виндикационного иска было закономерно отказано[81]. Обращаем внимание, никем из участников судебного процесса не подвергался сомнению факт самого существования объекта недвижимости на момент спора, однако существенные изменения вещи не позволили виндицировать этот объект.

Рассматриваемая проблематика, судя по анализу судебно-арбитражной практики – является для нашей страны актуальной и достаточно распространенной. В свете этого, арбитражные суды выработали следующее правило распределения бремени доказывания в подобных случаях: для отражения виндикационных требований ответчик по иску должен помимо прочего опровергнуть презумпцию, что здание сохранилось в первоначальном виде[82]. Также можно утверждать, суды приходят к единообразию практики на следующем принципе: если изменения в здании есть реконструкция, то данная процедура приводит к исчезновению исходного объекта недвижимости де-юре (и виндикации данное имущество - уже не подлежит). Также констатируем, суды исходят из того, что после реконструкции объектов недвижимости невозможна также и их реституция[83]. Исходя из этого, предлагаем ввести в судебный обиход правило: при разрешении подобных споров в судебном порядке – суду необходимо ставить перед специально назначаемой экспертизой вопросы не только в отношении того, сохранилась ли после реконструкции вещь в натуре, но и для выяснения, являются ли изменения в здании реконструкцией.

Рассматривая проблематику изменений спорной вещи, выступающей объектом виндикации, мы попутно затронули истребование из чужого незаконного владения недвижимого имущества как такового. Между тем, высказывается мнение о том, что в отношении объектов недвижимости не применим сам институт виндикации ввиду действующего в России публичного порядка фиксации вещных прав на эту категорию вещей (через содержание регистрационных записей в Едином Государственном Реестре Прав на недвижимое имущество, ЕГРП).

«Лишиться владения в смысле фактического обладания вещью можно лишь применительно к движимому имуществу либо к объектам «недвижимости в силу закона» (например, морским и воздушным судам), которые действительно возможно истребовать из чужого незаконного владения. При незаконном же лишении собственника возможности доступа на свой земельный участок (или в свой жилой дом и т.д.) защита его интересов обеспечивается с помощью негаторного, а не виндикационного иска»[84] - таково видение этой проблемы Е.А. Сухановым. Из слов именитого цивилиста можно прийти к выводу о том, что указанному способу защиты вообще нет места применительно к истребованию «недвижимости по природе». Относительно этого суждения выскажем свое несогласие. Многочисленные положительные примеры судебной практики по истребованию объектов недвижимости[85] опровергают столь расширительный подход к невозможности виндицирования любого объекта недвижимости.

Другой корифей гражданской правовой науки не расходится с профессором Е. А. Сухановым во взглядах относительно невозможности виндицирования вещей, относящихся к недвижимым по своим физическим характеристикам и свойствам. Судам нередко приходится сталкиваться с ситуациями, когда для завладения чужим недвижимым имуществом с целью юридического оформления якобы возникших прав на соответствующую недвижимость - используются подделка документов, совершение фиктивных сделок и т. д. Приводя в качестве примера нарушение права собственности по подобной преступной схеме, В. В. Витрянский указывает на то, что в результате этого «реальная защита права собственности, ограниченная использованием собственником исключительно вещно-правовых способов защиты (виндикационного и негаторного исков), оказывается невозможной. Ведь предъявляя как виндикационный, так и негаторный иск, лицо (истец) должно располагать бесспорным доказательством наличия у него права собственности на соответствующее имущество, каковым применительно к недвижимости может служить лишь соответствующая регистрационная запись»[86]. Очевидно, что в результате указанных правонарушений, такая запись в ЕГРП будет удостоверять право собственности на спорную недвижимость ответчика (самого правонарушителя или же последующего приобретателя вещи), а не истинного (надлежащего) собственника. Исходя из правовой конструкции классических вещных исков (требующей подтверждения титула, как одного из основных условий удовлетворения требований), возможность виндикационного иска в этой ситуации - исключена. Анализируя указанную ситуацию через ракурс поиска эффективной защиты интересов надлежащего собственника, мы приходим к следующему выводу: прибегнув к институту виндикации в чистом виде – данную проблему решить невозможно. Здесь предлагается следующее: «спор о наличии или отсутствии вещного права на такой объект всегда сводится к спору о правильности указанной записи, т.е. должен разрешаться путем подачи иска о признании права, а не о виндикации или реституции недвижимости» - мы вновь цитируем размышления Е.А. Суханова[87].

Оппонентом прославленного цивилиста выступил К. И. Скловский, по мнению которого: «утверждение истца о том, что он - собственник, входит в основание как виндикационного, так и негаторного иска и всегда является предметом доказывания. Это утверждение может быть представлено и как требование о признании права собственности и тем самым - переместится в предмет иска»[88]. В этом заочном споре двух правоведов - мы солидарны с профессором Е.А. Сухановым: отстаивать право в этом случае действительно целесообразно через механизм признания права собственности. Либо, если надлежащим собственником помимо формально-юридической (через махинации по внесению ложной информации в ЕГРП) утраты права собственности, утеряно и фактическое владение, т.е. доступ к объекту недвижимости – а на практике распространенной является ситуация, когда в квартиру вселяются новые собственники, сразу сделавшие путём смены дверей и замков невозможным доступ прежним «квартирантам» – виндикация может выступать в этом юридическом споре в качестве одного из требований. Но первичным будет признание судом права собственности за надлежащим собственником; лишь за возвращением правового титула путём оспаривания регистрационной записи в ЕГРП, следует истребование вещи.

Обсуждая в Главе 1 соотношения институтов виндикации и реституции, мы уже упоминали о наличии законодательных ограничителей истребования вещи из чужого незаконного владения. Во многом, именно этим фактором и вызвана острота вопроса о конкуренции указанных двух видов защиты права собственности, поскольку на реституцию данные ограничения не распространяются. Закономерно желание собственников массово прибегать именно к реституции, даже при отсутствии обязательственной или иной личной связи с ответчиком.

Нами наличие в российской правовой системе ограничений виндикации связывается исключительно со стремлением законодателя учесть баланс прямо противоречащих друг другу интересов добросовестного приобретателя и собственника. При любом из вариантов (отсутствие ограничений виндикации либо существование правовых возможностей для сохранения последующим приобретателем владения спорным имуществом, в связке «собственник – добросовестный приобретатель» одна из сторон будет в проигрыше. В настоящее время выбор сделан законодателем в пользу приоритета развития гражданского оборота, а не защиты интересов собственников. Таким образом, решение этого вопроса видится нам лежащим не исключительно в правовой плоскости, а скорее – в плоскости политической целесообразности, продиктованной взглядами законодателя на российскую экономическую модель (и место института собственности в её рамках) на конкретном историческом этапе. Представляется, здесь нет какого-то однозначно верного, оптимального выбора приоритета.

В случае, если законодатель допускает и защиту интересов не только собственника, но и приобретателя (при условии его добросовестности) – задача сводится к установлению справедливых критериев ограничений виндикации. Потому при таком видении, мы исходим из того, что в настоящий момент порядок ограничения виндикации сложился таким образом, что существенно улучшить его – не представляется возможным. А раз так – не является необходимым какое-либо реформирование законодательства в данной сфере. Здесь мы исходим из принципа «не навреди» и во избежание новых неоправданных встрясок, изменений сложившегося порядка регулирования общественных отношений, к которому уже привычны правоприменители.

Рассмотрим несколько вариантов с конкретными обстоятельствами, присущими конкретной сделке, приведшей к правонарушению в виде отчуждения имущества третьими лицами, чтобы наглядно показать основные факторы, влияющие на удовлетворение виндикационных требований, и представить алгоритм оценки сделок на применимость виндикации. Прежде всего, при определении возможности осуществления виндикации подлежит разрешению вопрос: является ли ответчик добросовестным или недобросовестным[89]. То есть, обладает ли ответчик правом возразить против истребования имущества из его владения путем представления доказательства того, что, приобретая спорное имущество у лица, не имевшего права его отчуждать, ответчик не знал и не должен был знать[90] (отметим, 302 ГК РФ содержит несколько иную формулировку: «не знал и не мог знать», что также указано в Законопроекте[91]) о том, что продавец является неуправомоченным отчуждателем. Приобретатель должен доказать свою добросовестность. Одно из ключевых условий признания добросовестным касается непосредственно приобретателя и состоит в его незнании того, что контрагент по сделке являлся лицом, неуполномоченным на распоряжение спорным имуществом. То есть, необходимо доказать, что он извинительно заблуждался, видя в отчуждателе лицо, соответствующее по всем параметрам (исходя из обстановки, конкретных условий) среднестатистическому представлению о надлежащем собственнике или его представителе. Условие "не должен был знать" - изучает обстоятельства приобретения и отказывает в правомерности, если они таковы, что лицо реально полагало отчуждателя управомоченным и не имело оснований думать иное. Добросовестный приобретатель - это всегда незаконный владелец, чья добросовестность заключается в том, что, приобретая вещь не от собственника (или его представителя) он извинительно заблуждался в том, что отчуждатель был надлежащим, имея право на отчуждение вещи[92]. Добросовестность может возникнуть лишь в результате недействительной сделки, невозможно добросовестно приобрести вещь от собственника.

Между тем, в законе отсутствуют четкие критерии добросовестности, судебная система к настоящему времени выработала лишь несколько ориентиров. Например, приобретателю, скорее всего (опять же, это будет зависеть от обстоятельств конкретного дела) будет отказано в статусе добросовестного, а имущество будет виндицировано в пользу собственника в ситуации, когда между участниками сделки есть та или иная форма аффилированности[93]. Например, неправомерный отчуждатель продает имущество своему близкому родственнику (иному взаимосвязанному лицу), или же в управляющих органах юридических лиц - отчуждателя и незаконного владельца – присутствуют одни и те же лица[94] и т.д. Высшими судебными органами рассмотрена еще одна типическая ситуация, когда приобретение ответчиком спорной вещи происходило хотя и возмездно, но по заведомо низкой цене[95], что в конкретном случае было указано судами в качестве основания, препятствующего добросовестности (несмотря на отсутствие в законодательстве запретов продавать что-либо по ценам, существенно ниже среднерыночных).

Интересным является вопрос того, в какой временной момент возникает добросовестность и когда именно прекращает действовать. Здесь следует подчеркнуть: ссылку на собственную добросовестность можно услышать лишь от лица, которое уже знает о том, что получило вещь от неуправомоченного отчуждателя. От этого добросовестность на момент судебного спора не исчезает. Данная характеристика не меняется, возникнув – существует раз и навсегда. Противное - лишало бы существование статьи 302 ГК РФ всякого смысла.

В соответствии с реализованным в Обзоре[96] подходом - чтобы получить защиту, приобретатель имущества от неуправомоченного лица должен оставаться добросовестным в период, включающий три момента; 1) заключение сделки об отчуждении, 2) поступление имущества в его владение и 3) совершение встречного предоставления[97].

Покупатель не может быть признан добросовестным приобретателем, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно, и если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными[98].

Если первый этап алгоритма пройден и приобретатель оказался добросовестным приобретателем, у собственника еще сохраняется возможность виндицировать вещь. Следующим критерием ограничения виндикации является определение возмездности сделки. В случае безвозмездного приобретения имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях[99]. Законодатель вполне справедливо установил: безвозмездно полученная приобретателем вещь – виндицируется во всех случаях[100]. Это логично: тем самым обеспечивается соблюдение баланса интересов - владелец при таком возврате теряет лишь то, что итак перешло к нему даром, собственник же при отказе в возврате ему в иске - понес бы существенную потерю. Но и в случае возмездного приобретения[101] у собственника все еще остаются шансы вернуть свою вещь, для чего оценивается волевой момент[102]: лишь в случае признания наличия воли собственника на отчуждение спорной вещи – в виндикации ему отказывается.

Поэтому очень важно понять, в каких случаях выбытие имущества происходит по воле собственника, в каких - помимо воли. И здесь ключевым моментом (сразу отметим, не всегда соответствующим «житейской» логике) является оценка правоприменительной системой того, что считать «выбытием против воли». Закон прямо называет[103] два случая выбытия вещи из владения помимо воли владельца: "имущество утеряно... или похищено[104]".

Здесь вопросов не возникает, гораздо сложнее установить, что следует понимать под выбытием вещи из владения помимо воли владельца в третьем указанном варианте - "иным путем"? Суды выработали ряд конкретизирующих пояснений к этому положению. Например, было признано, что "недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли"[105]. Из буквальной формулировки можно понять, что позиция ВАС РФ такова: несмотря на то, что имущество выбывает из владения собственника по недействительной сделке, в ряде случаев – оно считается выбывшим по его воле[106], ведь собственник отдает имущество сам. Исключением можно назвать ситуацию, когда сделка заключается под влиянием угрозы, нельзя сказать, что имущество выбывает по воле собственника. Возможен и обратный случай, когда лицо заключает ничтожную сделку, которая потом исполняется по его воле. Таким образом, воля собственника, направленная непосредственно на выбытие вещи из его владения (или, что нередко случается - из владения лица, которому вещь была передана собственником во владение) - требует самостоятельной оценки (выбытие вещи из владения стороны недействительной сделки может пройти помимо ее воли, но причиной этого будет признана не недействительность сделки "сама по себе" - а порок воли).

Менялась судебная практика по следующему критерию наличия воли на отчуждение. В настоящий момент высшими судебными инстанциями установлено, что выбытие имущества из владения юридического лица по крупной сделке считается состоявшимся по воле юридического лица, даже в случае, когда она - не была одобрена, потому что лицо само избрало этого генерального директора (иной исполнительный орган) и наделило его полномочиями осуществлять фактическую передачу имущества[107].

Также установлено: "имущество, изъятое у собственника на основании решения суда, принятого в отношении этого имущества, но впоследствии отмененного, считается выбывшим из владения собственника помимо его воли"[108]. То же самое правило действует при отмене распорядительного акта государственного органа или должностного лица (например, постановления судебного пристава), направленного на отчуждение вещи.

И, наконец, последний прямо предусмотренный законодательством ограничитель виндикации сравнительно прост по структуре, если сравнивать с ранее обсуждаемыми. Он касается непосредственно характеристики виндицируемой вещи в качестве вида объектов гражданского права. Законодателем установлено: деньги, а также ценные бумаги на предъявителя[109] не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя[110]. Представляется, данное ограничение связано со спецификой указанных категорий («право на бумагу» и «право из бумаги», отражение в бездокументарной форме и безналичная форма денежных знаков т.д.). Ввиду обширности данного вопроса и ограничений по объему данной работы, мы пришли к решению не затрагивать в данной работе эти аспекты.

 

§ 2. Негаторный иск

 

Негаторный иск является одним из способов защиты права собственности и иных вещных прав. Он представляет собой требование собственника (законного владельца) к лицу, не владеющему индивидуально-определенной вещью, об устранении препятствий в осуществлении права, не связанных с лишением владения этой вещью.

Данный вещно-правовой способ защиты права собственности отличают следующие признаки: спорное имущество не выбыло из владения собственника; нарушения со стороны ответчика носят реальный (а не правовой) характер, объективно проявляясь вовне; ответчик не претендует на получение имущества в свою собственность; истец обязан подтвердить свое право собственности (иное вещное право)[111].

Начнем с анализа легального определения данного способа защиты права собственности в действующем законодательстве нашей страны.[112] Эта формулировка представляется нам некорректной: при буквальном прочтении «хотя бы» в данном контексте предстает эквивалентом «в том числе». Налицо - излишне широкое толкование сферы применения данного иска, поскольку из-за неточности законодательной техники может сложиться неверное впечатление, что негаторный иск направлен на защиту как от нарушений, которые «не были соединены с лишением владения», так и – от обратного – «соединенных с лишением данного правомочия».

Анализируя правовую цель, направленность исследуемого иска и его отличия от иных вещно-правовых способов защиты, необходимо рассмотреть вопрос о характере правонарушения, защита от которого обеспечивается негаторным иском. Правомочие владения представляет собой фактическое обладание, господство лица над вещью (имуществом), и потому его следует понимать как основанную на законе и охраняемую им возможность иметь вещь (имущество) у себя в хозяйстве. При его отсутствии - собственнику необходимо применять виндикационный иск, при наличии - негаторный. Именно критерий владения является основным в решении вопроса о разграничении двух указанных видов исков – это подтверждается судебной практикой[113]. Как результат, негаторный иск часто рассматривается как универсальное вещное средство защиты, применимое по "остаточному" принципу для борьбы со всеми нарушениями, с которыми не может справиться виндикация[114]. То есть, вещная защита обедняется, её сводят лишь к двум указанным видам исков (называемых классическими ввиду долгой истории их применения). На этот недостаток обращали внимание и другие исследователи. Некоторыми из них при этом предлагались иные редакции ст. 304 ГК РФ: "Собственник недвижимой вещи, сохранивший ее в своем владении, может требовать устранения длящихся противоправных фактических действий, которые препятствуют в осуществлении правомочия пользования или которые создают угрозы подобного нарушения"[115]. Мы не можем согласиться с приемлемостью предложенной Т. П. Подшиваловым формулировки. Во-первых, с нашей точки зрения - допустимо использование данного вещно-правового способа и против длящихся правонарушений в форме бездействия, что будет нами доказано далее по тексту. Также вызывает непонимание указание на ограничение круга нарушений (против которых выступает данный иск) направленностью против возможности осуществления исключительно пользования вещью. Поскольку, как было указано выше, ст. 304 ГК РФ не защищает правомочие владения, то путем исключения его из знаменитой триады правомочий, характеризующей институт собственности, логично свести наше обсуждение к оставшимся.

От этого, видимо, отталкиваются те представители науки, которые утверждают, что негаторные иски обеспечивают защиту обоих правомочий, разумеется, за исключением владения. Например, С. А. Тыртычный в своей монографии пишет следующее: «Предъявление негаторного иска предусматривает определенные предпосылки его применения. Ими является то негативное для собственника положение, что он не в состоянии осуществлять принадлежащее право пользования и распоряжение имуществом»[116]. В. А. Рыбаков и В. А. Тархов также полагают, что правильнее не связывать негаторный иск только с нарушением одного правомочия - права пользования, так как этот иск предъявляется для защиты различных правомочий собственника порознь или вместе[117].

Но единодушие на этот счет среди правоведов отсутствует. Е. Н. Киминчижи уверен, при покушениях, не связанных с лишением владения, собственник лишен возможности осуществлять распорядительные акты в отношении своего имущества. Он полагает, что в ст. 304 ГК РФ "имеется в виду не пресловутое право пользования, а само право собственности как возможность распоряжения"[118]. Есть и иные авторы, придерживающиеся в своих трудах этой точки зрения[119].

А. Б. Бабаев, напротив, пишет, что «негаторный иск непосредственно направлен на защиту права пользования, но не распоряжения»[120].

Судебная практика, приводимая нами по ходу исследования - показывает, что такие иски предъявляются для защиты различных правомочий собственника порознь или вместе. Потому соглашаемся с утверждающими: негаторный иск используется как средство защиты от "всяких нарушений, затрагивающих полномочия пользования и распоряжения"[121].

Субъектом активной легитимации (истцом) применительно к рассматриваемому способу защиты гражданских прав является собственник или иной титульный владелец, сохраняющий в своем владении существующее в натуре индивидуально-определенное имущество[122], но испытывающий препятствия в его использовании. В качестве ответчика предполагается любое лицо, не являющееся фактическим владельцем имущества и препятствующие осуществлению правомочий титульного владельца[123]. Неблагоприятные последствия нарушения, приводящего к появлению в составе регулятивного права негаторного притязания, создаются[124]: 1) деятельностью нарушителя как таковой (например, при систематическом использовании земельного участка для проезда или прохода); 2) результатом человеческой деятельности, относящимся к сфере нарушителя (возведенным сооружением, отключением инженерных коммуникаций и т.п.). Удовлетворяя иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, суд вправе как запретить ответчику совершать определенные действия, так и обязать ответчика устранить последствия нарушения права истца[125]. При этом речь идет о существующих в данный (на момент предъявления требований) момент нарушениях, для которых характерен длящийся характер. Хотя это «прямо не проистекает из положений ст. 304 и 208 ГК РФ – правоприменительная практика актуализирует именно такой подход»[126].

По негаторному иску обязанность доказывания факта нарушения лежит на собственнике имущества. В предмет доказывания входят: 1) право собственности (иное вещное право) истца на существующую в натуре индивидуально-определенную вещь; 2) факт нахождения этой вещи во владении истца на момент подачи искового заявления и рассмотрения дела; 3) факт противоправного создания ответчиком препятствий в осуществлении истцом правомочий по пользованию и (или) распоряжению имуществом. Условием удовлетворения иска об устранении препятствий является совокупность доказанных юридических фактов, которые свидетельствуют о том, что собственник или иной титульный владелец претерпевает нарушения своего права.

Мы уже обращались при обсуждении виндикации к проблеме защиты измененного объекта недвижимости. Коснемся этой проблематики и в случае предъявления негаторных требований.

Итак, на основании проекта и разрешений строительного надзора ООО «Стокманн СПб Центр» осуществляло подготовку строительства Торгового Центра. Проектом предусматривалось усиление фундамента соседнего здания, находившегося на праве собственности у ООО «Фремад-Отель». В ходе подготовки строительства ООО «Стокманн СПб Центр» внедрило микросваи в тело и подошву фундамента этого здания без согласия ООО «Фремад-Отель». Последнее было вынуждено предъявить иск с требованиями негаторного характера – а именно: о приведении его здания в первоначальное состояние. Суд указал: «по общему правилу третьи лица не вправе совершать никаких действий в отношении имущества, законными собственниками, владельцами или пользователями которого они не являются»[127]. Суд признал воздействие на фундамент соседнего здания без согласия его собственника (истца) нарушением права собственности истца, а также отметил, что получение разрешительной документации на строительство здания не является основанием ограничения права собственности третьих лиц на соседние здания. Тем не менее, данному делу в иске было отказано, т. к. восстановление первоначального состояния было признано физически (технически) невозможным.

Необходимо отметить, что негаторный иск может быть применим и при угрозе причинения помех, что обусловлено возможностями материально-правового средства защиты, лежащего в его основе. Под угрозой будущего правонарушения следует понимать такое поведение потенциального правонарушителя, прямым следствием которого с высокой долей вероятности будет являться нарушение права. Характер и содержание угрозы как основания для применения негаторного иска определены в нашем законодательстве весьма неконкретно[128]. Такой иск подлежит удовлетворению и в том случае, когда истец докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или законного владения со стороны ответчика.

Так, обращаясь с настоящим иском ООО "Фремад-Отель" исходило из того, что строительная деятельность ответчиков угрожает причинению вреда собственности истца в будущем. Суды отказали в удовлетворении иска, сделав вывод об отсутствии оснований для применения положений ст. 1065 ГК РФ, поскольку истцом не представлены доказательства наличия опасности причинения вреда истцу в будущем.

Мотивировано это решение арбитражного суда следующим: исходя из экспертных заключений судами установлено, что выполнение работ по усилению фундамента здания истца ведет к улучшению его качественных характеристик[129].

Мы видим, не любые действия, затрагивающие имущество истца (без потери владения) могут быть защищаться негаторным иском. Судам необходимо оценивать последствия и направленность предполагаемого нарушения, учитывая не только формальный факт наличия воздействия на объект чужой собственности – но и степень его противоправности. В данном случае противоправность является как оценочной категорией в самом широком смысле. Приведем несколько примеров ее трактовок из практики.

Характерным примером чего может служить гражданское дело, в котором суд посчитал, что введение платного въезда на территорию выставочного центра, принадлежащего ответчику, не является препятствием собственнику здания, расположенного на территории центра, в пользовании его имуществом[130]. Рассматривая вопрос о противоправности, следует указать, что негаторный иск является мерой защиты субъективного вещного права или законного интереса в нормальном его осуществлении. Поэтому для удовлетворения негаторного требования нет необходимости наличия полного состава гражданского правонарушения (включая виновность поведения)[131]. Достаточно, чтобы действия ответчика не соответствовали требованиям нормативных правовых актов или же отсутствовало законное основание на совершение таких действий. Наиболее часто неправомерность трактуется как несоответствие действий ответчика по негаторному иску предписаниям позитивного права: "неправомерность при негаторном споре можно рассматривать как противоречие требованиям законодательства.

Особенности распределения обязанности доказывания по данному иску заключаются в том, что лицо, обратившееся в суд, должно представить доказательства принадлежности ему имущества на праве собственности и совершения ответчиком действий, препятствующих осуществлению законным владельцем своих прав в отношении данного имущества. Ответчик при этом должен доказать правомерность своего поведения (при этом противоправными могут быть признаны деяния, вне зависимости от того, на чужом или на своем земельном участке они допускаются)

Несколькими предпринимателями (сособственниками ТК "Славянский") был подан негаторный иск к ООО по обязанию устранить нарушение права собственности истцов на земельный участок путем демонтажа части ТК "КАДО" (построенного ООО на месте снесенного здания), которая после постройки "нависает" над земельным участком истцов, чем нарушает их право собственности. Судами исковые требования были удовлетворены.

На прилегающем земельном участке ответчик построил здание - ТК "КАДО". В нарушение прав истцов и третьих лиц, при строительстве здания ТК "КАДО" ответчик допустил самовольный захват 32 кв. м принадлежащей истцам земли, причем, габариты нового здания ответчика затрагивают территорию принадлежащего истцам земельного участка, что препятствует таким образом пользованию принадлежащим им объектом недвижимости по их усмотрению. При производстве экспертизы установлено, что часть ТК "КАДО" нависает над несколькими этажами здания истцов и над частью, принадлежащего истцам земельного участка, а часть здания ТК "КАДО", пристроена вплотную к стене торгового комплекса "Славянский". Таким образом, конструкция здания препятствует реализации прав собственника на пользование земельного участка (истцов), который не имеет возможности проведения капитального ремонта всех фасадов здания ТК "Славянский".

Как уже было указано, доктрина неоднозначно подходит к тому, в какой форме может заключаться нарушение, защищаемое ст. 304 ГК РФ. Существуют мнения, что негаторный иск призван бороться с препятствиями в осуществлении правомочий, которые создаются как активными действиями третьих лиц (потенциальных ответчиков), так и их противоправным бездействием[132].

К. И. Скловский оппонирует этой позиции утверждая, что рассматриваемый иск "направлен на прекращение действий, помех, докуки, исходящей от нарушителя"[133] и подчеркивая, что речь идет о нарушениях, которые носят активный характер».

Т. П. Подшивалов, характеризует нарушение, являющееся фактическим основанием предъявления негаторного иска, следующим образом: «Негаторный иск направлен на защиту правомочия пользования вещью, а оно всегда осуществляется фактическими действиями. Равно и нарушение правомочия пользования возможно только фактическими действиями»[134].

Но так ли это? Для ответа на этот вопрос - разберем следующую ситуацию. В неком садовом товариществе через все (или часть) участков проходит искусственный канал (или канава), обеспечивающий орошение и полив, необходимых для выращивания овощей. Предположим, после весенних паводков (иных природных явлений) канал оказывается замусорен. Разумеется, в интересах жителей – скорейшее устранение помех, создающих угрозу негативных последствий вплоть до подтопления их имущества…

Однако собственник одного из земельных участков, через который проходит данный канал, не только не устраняет имеющиеся именно на его участке препятствия для водотока своими силами, но также не позволяет выполнить расчистку соседям, не допуская их к себе на участок. Очевидно, собственники и иные титульные владельцы не только граничащих с ним участков, но и всех участков далее по течению (которым также ограничен доступ воды для полива) - вправе защищать свои права именно с помощью негаторного иска.

Но нас в этой ситуации интересует следующий аспект: в описанной ситуации нарушение прав собственников, не связанное с потерей владения – налицо. При этом со стороны нарушителя - не было никаких активных действий по созданию преграды для орошения. Отсюда вывод: нарушение, защищаемое путём негаторного иска – может проявляться и в пассивной форме (недопуск на участок заинтересованных лиц для расчистки водотока, равно как и отказ от устранения помехи своими силами). А теперь приведем уже не гипотетический случай, а канву рассмотренного арбитражным судом дела, затрагивающего нашу проблематику[135].

Полностью были удовлетворены исковые требования по иску ОАО к СНТ об обязании не чинить препятствий в проведении ремонтных работ и предоставить доступ к линии электропередач ремонтным бригадам истца (в требованиях и в решении конкретизированы состав технических средств и список этапов работ). Интересно в данном деле основание иска – нарушений в виде фактических действий (например, препятствия ответчиком в осуществлении доступа к месту нахождения нуждающихся в ремонте коммуникаций) не было. ОАО несколько раз уведомило СНТ заказными письмами о необходимости обеспечения допуска через территорию СНТ, а затем досудебными просьбами устранения препятствий со стороны СНТ в проведении ремонтных и эксплуатационных работ ОАО. Основанием для обращения последнего в суд с настоящим иском в порядке ст. 304 ГК РФ послужило оставление СНТ обращений ОАО без ответа.

Удовлетворяя иск (а затем – отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы СНТ), суды указали на доказанность обстоятельств чинения ответчиком препятствий в пользовании принадлежащим истцу имуществом. Возможно, очевидность этого примера (и других, аналогичных ему дел) побудила включить в содержание Совместного Пленума положения о возможности осуществления негаторной защиты от бездействий, нарушающих права собственников[136].

Таким образом, мы приходим к выводу: помехи, выступающие в качестве оснований негаторного иска - отличаются разнообразием. Нарушение может быть следствием как действия (к примеру, постройка высокого здания, затеняющего участок соседа), так и бездействия (например, собственник сада не обрезает ветви деревьев, свисающих на участок соседа). Крайне распространено применение защиты права собственности (а точнее, соответствующих его правомочий) этим видом вещных исков в так называемых соседских отношениях[137], примеры чего мы только что привели.

Под негаторное правонарушение может в принципе попадать широкий спектр деяний субъекта-нарушителя, не вытекающий из имеющейся между конфликтующими сторонами сделки, который приводит к возникновению помех, препятствий в пользовании и обладании собственником своей вещью[138]. Часто нарушения права собственности, защита от которых обеспечивается негаторными исками, затрагивают объекты недвижимости. При таких условиях весьма соблазнительно использование негаторного требования для освобождения занятой нарушителем естественной недвижимости: земельного участка, здания, помещения и т.п. Ведь в подобных ситуациях имеются очевидные помехи в осуществлении права на объект, возврат которого путем физического перемещения исключен в силу его натуральных свойств.

К негаторным искам применяются специальные правила по установлению исковой давности: а именно, нераспространение давности на его требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права в соответствии с положением ст. 208 ГК РФ. Это правило относится и к требованиям собственников (владельцев) жилищного фонда о защите их права на жилые помещения, неправомерно занятые иными лицами, у которых права на эти помещения возникнуть не могло[139].

Утверждаем следующее: лишение владения недвижимым имуществом имеет место только тогда, когда управомоченное лицо утрачивает возможность фактического обладания объектом, внесенным в государственный кадастр недвижимости (земельным участком, зданием, сооружением, помещением, объектом незавершенного строительства). При этом, в случае утраты возможности фактического обладания лишь частью объекта недвижимости - следует вести речь о стеснении владения, т.е. о частном случае нарушения права, не соединенного с лишением владения. А это означает, что, если нарушитель фактически завладел частью недвижимости, его выселение производится в ходе негаторной защиты. Словом, цель выселения из объекта (освобождения объекта) недвижимого имущества может достигаться посредством осуществления как виндикационного притязания (в случае завладения нарушителем всем объектом), так и негаторного (в случае завладения нарушителем частью объекта).

К требованию о выселении из объекта недвижимости правила, установленные для виндикационного иска, применимы, если установлено, что всем объектом фактически завладел ответчик, лишив тем самым истца возможности владения этим объектом; в иных случаях речь идет о негаторной защите нарушенного права.

Таким образом, нарушением права собственника или титульного владельца, не соединенным с лишением владения, является вредоносное поведение конкретного участника гражданского оборота (нарушителя), выражающееся: 1) в ограничении возможности владения имуществом, т.е. стеснении владения; 2) в ограничении или лишении возможности пользования или распоряжения имуществом.

Рассматривая этот вопрос, необходимо заметить, что владение как правомочие собственника - это отношение лица к вещи как к своей, фактическое обладание вещью. Установка забора - это сознательные действия лица, которые указывают на его отношение к огороженному земельному участку как к своему. Неправильная, по мнению истца, установка забора - не только связана с нарушением права пользования земельным участком, выделенным истцу по правоустанавливающим документам, но и фактически лишает истца владения (обладания) той частью земельного участка, которая огорожена забором со стороны другого. Поэтому установленный забор (в случае спора по месту его установки), на мой взгляд, свидетельствует о лишении владения (путем самозахвата) частью земельного участка. Правоведы, делая такой вывод, также указывают[140]: помимо факта установки забора необходимо обязательно учитывать свойства забора. Если это сооружение на фундаменте, то его неразрывная связь с землей в любом случае лишает собственника владения части земельного участка. Если забор - это временное сооружение, то в данном случае помимо факта его установки во внимание должны приниматься и другие обстоятельства дела (сложившийся порядок землепользования, наличие по поводу установки забора споров до обращения в суд и др.).

 

§ 3. Иск о признании права собственности

 

Если ни у кого из правоведов не возникает сомнений в вещно-правовой природе рассмотренных ранее виндикационного и негаторного исков, то относительно иска о признании права собственности единодушие в среде цивилистов отсутствует. Это определило постановку первой проблемы, подлежащей разрешению при исследовании данного способа защиты гражданских прав. Среди признанных цивилистов есть те, кто относит данный иск к числу универсальных способов защиты гражданских прав. Начнем с анализа позиции Е.А. Суханова: «<...>следует рассматривать в качестве разновидности иска о признании права (ст. 12 ГК РФ) - самостоятельного способа защиты гражданских, в том числе вещных[141] прав»[142]. Буквальное прочтение этой цитаты позволяет сделать вывод о том, что профессор Е. А. Суханов не относит данный иск к числу специальных способов, направленных исключительно на защиту вещных прав.

В. А. Тархов и В. А. Рыбаков отмечают, что право собственности защищается только[143] мерами, предусмотренными гл. 20 ГК РФ. Очевидно, интересующий нас способ защиты - по этой версии попадает в более широкую категорию универсальных способов защиты[144].

Тем не менее, еще в советский период, когда в имущественных отношениях доминировала государственная собственность, наука гражданского права выделяла иск о признании права собственности в качестве самостоятельного способа защиты[145]. Были и противники такого подхода, отрицавшие его самостоятельность. Весьма оригинальна научная концепция Ю. К. Толстого. Его подход к разрешению означенной проблемы базировался на следующем тезисе: в конечном итоге требование о признании права собственности имеет ту же цель, на достижение которой направлены либо виндикационный, либо негаторный иск. Отсюда следует, что требование о признании права собственности в одних случаях следует рассматривать как разновидность виндикации; в других - в качестве негаторного иска об устранении препятствий не в пользовании, а в распоряжении имуществом[146].

Руководствуясь логикой профессора Ю. К. Толстого, можно сделать следующий вывод: правовая природа иска меняется в зависимости от ситуации, что само по себе не соответствует основам гражданского права. Иски о признании права собственности нельзя отнести к виндикации, поскольку в большинстве случаев имущество находится у собственника, что исключает истребование из чужого незаконного владения. Нельзя признать их и негаторными, поскольку исковые требования собственника связаны не с устранением препятствий в осуществлении права собственности, а с возвращением ему юридического права на данную вещь.

Применительно к этому виду исковой защиты, действует общий трехлетний срок исковой давности. Это усматривается из отсутствия каких- либо норм, содержащих специальные правила его исчисления применительно к требованиям о признании вещных прав. Однако в судебных актах высших инстанций нашло отражение следующее мнение о правовой природе иска о признании права собственности: ВАС РФ допускал его квалификацию в качестве вещно-правового требования с негаторной природой, в случае, если владение истца не прерывалось[147]. Такой подход кажется нам неверным: если при негаторном иске доказательство юридического титула - лишь одно из направлений доказывания, то в иске о признании права собственности - это конечная цель требования. Негаторный иск, являясь иском о присуждении, воздействует на фактические отношения, сложившиеся между собственником и нарушителем. Иск о признании права собственности направлен на подтверждение существования этого права. Соответственно, различны цели собственников, заявляющих этих иски. К тому же, негаторные требования можно заявлять лишь при условии владения истцом вещью, иск же о признании права собственности может быть подан независимо от нахождения спорного имущества у истца, ответчика или третьих лиц[148]. Несмотря на это, в современной цивилистике продолжают находиться сторонники оспоренной нами научной концепции, отрицающие самостоятельный характер иска о признании права собственности - например, К. И. Скловский[149].

В качестве контрдовода помимо представленных выше теоретических построений, приведем абстрактную ситуацию, в которой классические вещно-правовые способы защиты не могут обеспечить защиту права собственности, а единственным применимым способом для эффективной защиты права является именно рассматриваемый иск.

К примеру, собственник в порядке оказания материальной помощи и взаимовыручки временно и безвозмездно передает ценную вещь другому лицу (с которым у него сложились дружеские, доверительные отношения) для заклада в ломбард, чтобы выручить друга. Граждане между собой договариваются, что после погашения ссуды другом собственника - вещь будет возвращена собственнику. Гражданин, получивший вещь от собственника, умирает до погашения ссуды. Возникает проблема с выбором эффективного способа возврата собственнику вещи, находящейся в законном владении у ломбарда. Обязательственные правоотношения между собственником вещи и ломбардом (владеющим несобственником, держателем) - отсутствуют.

Прибегнуть в данном случае к виндикационному иску - будет неправильным, так как владение ломбарда в данном случае нельзя признать незаконным, ибо залогодатель действовал с ведома собственника. Нельзя обеспечить защиту и с помощью негаторного иска, так как собственник лишен владения. Остается лишь признать, что собственнику в этой ситуации принадлежит право на самостоятельный иск о признании права собственности на заложенную вещь в целях предотвращения отчуждения её ломбардом. Если отвергать существование самостоятельного иска о признании права собственности - то непонятно, как квалифицировать притязания собственников в этом и еще в целом ряде случаев.

Исходя из этой данности, ряд цивилистов рассматривает иск о признании права собственности исключительно в качестве самостоятельного требования. Вещно-правовой характер этого иска удалось доказать А. П. Сергееву, который отмечает, что этот иск является абсолютным, так как может быть предъявлен к любому лицу и не связан с какими-либо обязательственными отношениями; он является вещным, так как направлен на защиту индивидуально-определенного имущества. При этом именитый цивилист делает вывод: иск о признании права собственности - не совпадает ни по содержанию, ни по форме с виндикационным и негаторным исками[150].

Н. М. Фролова делает аналогичный вывод о том, что иски о признании права собственности обладают определенными специфическими требованиями, которые позволяют выделить их в качестве самостоятельных исков. Данное мнение вновь основано на аргументации «от обратного», путём сравнительного анализа с классическими вещными исками [151].

А.А. Иванов отмечает, что "...признание права как такового имеет смысл в случае, когда некто его отрицает, хотя и не совершает каких-либо активных действий, его нарушающих"[152]. Данный иск предъявляется, когда субъективное вещное право оспаривается, но отсутствует его нарушение. Оспаривание, противопоставляемое нарушению права, является основанием возникновения требования о признании права собственности. Такой вывод подтверждается судебной практикой: в случае если ответчик не оспаривает право собственности истца, арбитражные суды либо прекращают производство по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ[153], либо отказывают в удовлетворении[154].

Распространенной также является точка зрения о том, что иски о признании права собственности – образуют совершенно отдельную (не «сливающуюся» ни с вещными исками, ни с обязательственными способами правовой защиты) категорию способов защиты права собственности («иные»): «К вещно-правовым относятся виндикационный и негаторный иски. <...> Обязательственно-правовые способы защиты основаны на охране имущественных интересов сторон в гражданской сделке, а также лиц, которые понесли ущерб в результате внедоговорного причинения вреда их имуществу. <...> К иным гражданско-правовым способам защиты права собственности можно отнести, например, требования о признании права собственности...»[155].

Крайне интересно в разрезе рассматриваемой проблемы исследование Л. Ю. Василевской. Путем детального изучения того, как данный иск последовательно применяется, соответственно, к обязательственным, корпоративным, авторским правам – профессор Л. Ю. Василевская убедительно доказывает[156], что иск о признании права достигает своей цели (восстановления нарушенного права) только в случае защиты вещных прав. В остальных же указанных случаях, он становится лишь промежуточной стадией в цепи из нескольких исковых требований, предъявляемых в разных судебных процессах - что, разумеется, будет неоправданно затягивать, удорожать и усложнять защиту права (а требование в этом случае - по сути, не основание иска, а лишь один из элементов доказывания)[157].

Полностью признавая и разделяя аргументацию Л. Ю. Василевской, мы все-таки придерживаемся несколько отличной точки зрения на природу иска о признании права собственности, учитывая не только применимость этого иска к конкретным видам правоотношений, но и всю совокупность свойств иска о признании вещного права. Такие иски представляют совершенно особый вид исков, безусловно, близких к группе вещно-правовых способов защиты. Формально мы можем использовать данный способ при защите всех упомянутых видов прав (а не только вещных), но при этом в большинстве случаев с помощью иска о признании права собственности будут достигаться лишь промежуточные цели, даже в случае удовлетворения таких требований - не обеспечивающие искомого правового результата (полноценной защиты соответствующих прав) в рамках одного судебного процесса. Тогда как правопорождающее значение данный вид исков будет иметь в случаях, когда мы требуем признания именно к защите вещных прав.

Не только мы относим данный способ защиты прав к отдельной категории правозащитных способов. Например, О. Ю. Скворцов, выделяя данные иски в отдельный класс, приводит отличия природы исков о признании права собственности от классических способов вещно-правовой защиты. Прежде всего, они заключаются в том, что заявитель иска о признании права собственности имеет процессуальную цель юридической формализации своего права на спорную вещь, в то время как истцы по виндикационному и негаторному искам стремятся к возможности фактического осуществления правомочий собственника: реализации прав владения, пользования и распоряжения[158]. Тем не менее, развитие гражданского законодательства в нашей стране движется по пути отнесения данного иска к числу вещно-правовых способов защиты[159]. Иск о признании права собственности может быть заявлен собственником вещи, права которого оспариваются, отрицаются или не признаются другим лицом, не находящимся с собственником в обязательственных отношениях по поводу спорной вещи. Оспаривание характеризует состояние неопределенности относительно существования права, которое и устраняется путем предъявления иска о признании. Судебная практика исходит из того, что вещно-правовое требование может быть предъявлено исключительно в отношении индивидуально-определенной вещи, сохранившейся в натуре; исключается удовлетворение иска, если указанная вещь погибла или уничтожена[160]. И здесь иск о признании – не исключение, на него также распространяется это правило.

Так, Комитет по управлению государственным имуществом области обратился в Арбитражный суд к аналогичному городскому Комитету с иском о признании права собственности на здание кинотеатра. Иск мотивирован тем, что объект с момента ввода в эксплуатацию является собственностью области. Комитет города заявил встречный иск о признании своего права собственности на тот же объект. Суд установил, что в результате работ по преобразованию, здание кинотеатра на техническом учете не состоит, т.к. было снесено. Согласно положению ст. 235 ГК РФ, уничтожением имущества прекращается право собственности на это имущество. Суды, отказывая в удовлетворении требований по обоим искам, пришли к правильному выводу о физическом отсутствии спорного объекта[161].

Рассмотрим теперь ситуацию, в которой объектами иска о признании права являлись реконструированные здания, на которые в ЕГРП было зарегистрировано право собственности третьего лица[162].

Госпредприятие на основании инвестконтракта привлекло Инвестора к реконструкции двух АЗС. Инвестор провел реконструкцию и зарегистрировал за собой в ЕГРП право собственности на реконструированные АЗС. После чего Госпредприятие продало АЗС Обществу 1, которое в свою очередь перепродало его Обществу 2. Общество 2 заявило иск о виндикации реконструированных АЗС, а Инвестор в свою очередь выдвинул встречное требование о признании своего права собственности на АЗС. При первоначальном рассмотрении дела суд виндицировал АЗС указав, что АЗС сохранились и как объект недвижимости и как объект права, причем в судебном решении указывалось на следующее: «довод Инвестора о том, что произведенные им во время реконструкции видоизменения спорных АЗС привели к созданию новых объектов недвижимости, противоречит… самому понятию реконструкции»[163]. Апелляционная судебная инстанция в итоге признала за Инвестором право собственности на спорные объекты на основании ст. 218 ГК РФ, согласившись с доводами ответчика о том, что истец фактически создал новые объекты[164]. Президиум ВАС РФ также поддержал эту позицию[165].

Вновь обращаем внимание, никем из участников описанного судебного процесса не подвергался сомнению факт самого существования объекта недвижимости на момент спора, но в виндикации, тем не менее, было отказано (а признание права на новую вещь в результате лишения вещи исходных индивидуализирующих признаков.

Действующее законодательство в единичных ситуациях придает решению суда о признании права собственности на имущество - правоустанавливающий характер применительно к нормам ст. 8 ГК РФ об основаниях возникновения гражданских прав. Например, признание права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь[166] или признание права на самовольную постройку[167]. Последнему - в нашем исследовании уделено особое внимание. Основной причиной послужило даже не то, что число судебных дел, связанных с самовольными постройками, не уменьшается[168].

Признание права собственности на объекты гражданского оборота, образующие данную категорию, зачастую, пытаются использовать для легализации объектов капитального строительства, изначально возводимых с четким осознанием отсутствия разрешительной документации. Таким образом, крайне интересно будет проанализировать сложившийся механизм преодоления этих нарушений путем судебного признания права собственности на самовольную постройку. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться такой постройкой (подобные сделки являются недействительными). Кроме того, по общему правилу самовольная постройка подлежит сносу лицом, ее осуществившим - за его счет.

Однако главой 14 ГК РФ в качестве одного из способов приобретения права собственности на постройку предполагается - осуществление строительства, результатом которого является создание самовольной постройки и признание на нее права собственности при наличии условий, предусмотренных в ст. 222 ГК РФ. При этом достаточно наличия одного из перечисленных признаков, чтобы строение приобрело статус самовольного. Для того, чтобы суд признал право собственности на самовольное строение, истцу необходимо подтвердить наличие ряда юридически значимых обстоятельств:

- земельный участок, где возведена самовольная постройка, находился у лица в собственности (ином вещном праве)[169];

- подтверждение соблюдения целевого назначения и разрешенного использования земельного участка[170];

- имелась в наличии разрешительная документация[171];

- имелись документы, подтверждающие, что при строительстве постройки не нарушались градостроительные и строительные нормы и правила, а также осуществление строительства не нарушило права и законные интересы третьих лиц, включая создание угрозы их жизни и здоровью[172]. Однако право собственности на самовольную постройку может быть признано, даже если она не в полной мере соответствует вышеуказанным требованиям. В судебной практике при вынесении решений о признании права в таких случаях - применялись следующие аргументы:

Лицо, добивающееся получения права собственности на самовольную постройку, предприняло все меры по получению необходимых строительных разрешений[173]; Истцом, в чей собственности находится земельный участок, было сделано обращение на выдачу разрешения на строительство, однако ему в этом было отказано[174]; Лицо, представило доказательства соответствия самовольно реконструированного строения, техническим и пожарным, санитарно-эпидемиологическим нормам[175].

При анализе судебной практики мы убедились, основаниями для отказа в признании права собственности на самовольную постройку, в свою очередь, являлось, например:

- Отсутствие у истца разрешения на строительство на земельном участке[176] и (или) разрешения на реконструкцию на самовольно реконструированное нежилое помещение[177] (а также в случае, если он не обращался за разрешениями в уполномоченный орган[178]).

- Отсутствие у истца какого-либо вещного право на земельный участок[179].

В случае признания в судебном порядке права собственности на самовольную постройку, оно подлежит государственной регистрации.

Можно также указать на распространенную практику использования исков о признании права собственности при подтверждении выполнения условий приобретательной давности (согласно порядку, установленному положениями ст. 234 ГК РФ)[180].

 

§ 4. Иск об освобождении имущества от ареста

 

Что касается этого вида исков, многие цивилисты[181] (включая разработчиков реформы российской гражданского законодательства[182]) относят его к числу вещно-правовых способов защиты, а потому иск об освобождении имущества от ареста – стал предметом данного исследования.

В нашей стране практика применения данного иска начала формироваться еще в советский период в тех практических ситуациях, когда имущество собственника необоснованно включалось в опись и подвергалось аресту в ходе принудительного исполнения судебного акта, принятого не в отношении собственника, а другого лица[183]. Обычно это ситуации, в которых арестованное имущество первоначально было передано на хранение лицу (не должнику и не взыскателю) – законному владельцу, с которым у собственника имеется обязательственная связь. На современном этапе развития имущественного оборота в нашей стране востребованность иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) нисколько не снизилась, а напротив, возрастает[184].

По общему правилу наложение ареста на имущество в ходе принудительного исполнения судебного акта заключается в запрете собственнику (иному законному владельцу) распоряжаться имуществом[185]. А значит, не допускается отчуждение арестованного имущества по волеизъявлению собственника или уполномоченного им лица.

Помимо обеспечительных мер на стадии предъявления иска наложение ареста на имущество ответчика имеет цель, при отсутствии у последнего взысканных денежных средств, удовлетворить требования истца за счет реализации арестованного имущества. Отсюда следует вывод о том, что арестованное имущество принудительно (помимо воли собственника) исключается из его имущественной массы для реализации лицу, заранее неизвестному.

Ожидать, что ошибка обнаружится, и чужое имущество не будет продано с торгов – означало бы подвергаться риску потерять вещь. Очевидно, как сам арест, так и возможная реализация (продажа с торгов (недвижимые вещи) или в комиссионном порядке (движимые вещи)) - весьма существенно нарушает права собственника (законного владельца и т.д.), лишая его возможности распоряжаться имуществом в случае (а в случае изъятия вещи - также и использовать).

Возникает вопрос обеспечения оптимальной формы защиты. Предъявленный к хранителю виндикационный иск не может быть удовлетворен, поскольку нет оснований квалифицировать владение хранителя как незаконное (не по воле собственника), так как он получил имущество от государственного органа при осуществлении последним исполнительных действий по принудительному исполнению судебного акта. Если на момент наложения ареста имущество не находилось во владении собственника, то отсутствуют и какие-либо предпосылки для предъявления негаторного иска. Иск об исключении имущества из описи сводится к требованию о признании права собственности на незаконно включенное в опись и арестованное имущество[186], спецификой данного способа защиты является административный акт, лежащий в основе нарушения (что, тем не менее, не делает применение этого способа – сугубо административным судебным процессом в порядке оспаривания ненормативных актов должностных лиц и государственных органов (в сфере публичных правоотношений).

Таким образом, подводя итог исследования относительно сущности иска о признании права собственности (как и иного вещного права) и иска об освобождении имущества от ареста, наши предложения сводятся к следующему. Поскольку 2 данных вида способов защиты отнесены нами к особой категории, близких к вещно-правовым, но не являющихся при этом ими, целесообразным будет закрепить их положение в системе российского законодательства путем доработки предлагаемых формулировок Законопроекта[187].

А именно, в данном Законопроекте необходимо выделить Главу 16-1 «Способы защиты, близкие вещно-правовым», в которую перенести из 16 Главы статьи 231 и 232. Это позволит с одной стороны, закрепить указанные способы защиты в качестве самостоятельных в Кодексе (для создания у тех, кому необходимы эти знания – в том числе для правоприменнения на практике - системного видения защитных способов), а с другой стороны - указать реальное место данных исков в этой системе.

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

На наш взгляд, цели работы достигнуты: осуществлено многоаспектное исследование основных особенностей, связанных с оценкой правовой природы и порядком применения тех исков, которые законодатель относит либо к числу подлежащих внесению в перечень вещно-правовых способов[188], либо уже закрепил в качестве таковых в ГК РФ.

Основой Главы 1 нашего исследования стало разрешение сущностной проблемы допустимости конкуренции исков (вещных и обязательственных), определяющей место специальных вещно-правовых исков в общей системе защиты вещных прав.

Нами было установлено: вещно-правовые способы защиты – иски, имеющие непосредственную связь с вещью (в отличие от правоотношений, построенные на личной связи обязанных лиц) и неприменимые в случае уничтожения этой вещи либо потери ею изначальных характеристик, делающих её индивидуально определенной (данный аспект был подробно изучен нами сквозь призму обеспечения защиты права собственности на реконструированные объекты недвижимости).

Ставший центральным местом нашего исследования вопрос допустимости в российской правовой системе такого явления, как «конкуренция исков» (в первую очередь, между реституцией и виндикацией) был разрешен следующим образом. Сложившаяся российская правовая система не допускает конкуренцию исков, однако эти правила зафиксированы лишь в Постановлениях высших инстанций судебной власти (всех трёх её ипостасях), однако данный наиважнейший вопрос не регламентируется законом. В данной связи наше предложение – продублировать прошедшие фильтр многолетнего судебного правоприменения правила о соотношении вещных и обязательственных исков в нормативных актах (оптимально – в ГК РФ).

Если первую половину дипломной работы можно назвать общей частью, то в Главе 2 (которую отнесем к части специальной) мы рассмотрели вещные иски по отдельности, выявляя условия применения каждого из них. Также были выявлены основные проблемные места в использовании конкретных способов правовой защиты. Анализ осуществлялся на базе нормативной базы, широкого круга доктринальных исследований в этой и смежной отраслях. Разумеется, не могли обойти мы своим вниманием для подкрепления или опровержения обсуждаемых тезисов изучение правоприменительной практики в виде судебных актов, а также разъяснений и обзоров высших судебных инстанций.

Наличие выявленных проблемных мест, нуждавшихся в осмыслении и наших предложениях по реформированию гражданского законодательства, само по себе показало как актуальность темы выполненного исследования, так и его практическую направленность.

В случае классических виндикационного и негаторного исков – мы обратили внимание на то, что даже выявленный нами критерий их разграничения (направленность нарушения на правомочие владения собственника) в определенных ситуациях не дает простого понимания того, какой иск должен применяться. Так, в ситуации огораживания или застройки кем-то самовольным строением земельного участка истца, для защиты надлежит применять негаторный способ защиты, что н первый взгляд – не очевидно. Защита прав на объекты недвижимости вообще имеет свои особенности - в виду той роли, которую в нашей стране играет система государственной регистрации прав. Оттого защиту владения едва ли возможно обеспечить исключительно виндикацией. Мы прояснили: физический захват, например, квартиры (здания) – предстоит защищать негаторным иском, а в случае потери титула через незаконную замену регистрационной записи в ЕГРП – эффективная защита обеспечивается иском о признании права собственности.

Что касается иска о признании права собственности, приходится констатировать, отечественная цивилистика не пришла к консенсусу по многим вопросам, касающимся характеристики данной категории исков. Между тем, мы показали, что 1) данный иск самостоятельно обеспечивает эффективную защиту исключительно вещных прав, 2) хотя и применим к защите иных прав, но не обеспечивает искомого результата без применения иных дополнительных защитных способов. Таким образом, логично отнести его к особой группе исков, близких вещным.

Аналогично, в той же группе мы причисляем иск об освобождении имущества от ареста, который, по нашему мнению, является разновидностью о признании права, дополненного специфическим публичным элементом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. №51-ФЗ // СПС «Консультант Плюс»; Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ // СПС «Консультант Плюс»; Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья)" от 26.11.2001 N 146-ФЗ // СПС «Консультант Плюс»; Федеральный закон от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" // СПС «Консультант Плюс»; Федеральный закон "Об исполнительном производстве" от 02.10.2007 N 229-ФЗ (ред. от 10.01.2014) // СПС «Консультант Плюс»; Проект Федерального закона № 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»; Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева" // СПС «Консультант Плюс»; Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС «Консультант Плюс»; Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 N 143 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от 25.11.2013 по делу N 33-3415/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 09.07.2013 по делу N 33-8374/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 24.10.2013 по делу N 33-11726/13 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 24.10.2013 по делу N 33-11726/13 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 09.07.2013 по делу N 33-8374/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от 25.11.2013 по делу N 33-3415/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2013 N 09 АП-30203/2013-ГК по делу N А40-35722/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2014 по делу N А40-64373/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Верховного Суда РФ от 11.02.2014 N 4-КГ13-35 // СПС «Консультант Плюс», Постановление ФАС Дальневосточного округа от 11.06.2013 N Ф03-1840/2013 по делу N А04-6015/2012Ю; Определение Верховного Суда РФ от 11.02.2014 N 4-КГ13-35 // СПС «Консультант Плюс», Постановление ФАС Дальневосточного округа от 11.06.2013 N Ф03-1840/2013 по делу N А04-6015/2012Ю; Определение ВАС РФ от 19.10.2007 № 9713/06 по делу № А40-17509/04-53-185 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 19.10.2007 № 9713/06 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 21.01.2011 N ВАС-15162/10 по делу N А19-295/08-16 // СПС «Консультант Плюс» Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2013 N 17АП-2585/2013-ГК по делу N А60-25818/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.12.2012 по делу N А32-21990/2011 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Московского округа от 29.08.2013 по делу N А40-152485/12-74-38 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2012 по делу N А40-82045/11-64-444 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2013 по делу N А56-12900/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2012 по делу N А56-15488/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2013 N 09 АП-30203/2013-ГК по делу N А40-35722/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2014 по делу N А40-64373/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.05.2013 по делу N А74-1675/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.12.2012 по делу N А32-21990/2011 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2013 N 17АП-14552/2013-ГК по делу N А60-13656/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2013 N 17АП-2585/2013-ГК по делу N А60-25818/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2012 по делу N А40-82045/11-64-444// СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Центрального округа от 25.10.2013 по делу N А23-3215/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Поволжского округа от 17.01.2014 по делу N А06-2875/2012 «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Центрального округа от 25.10.2013 по делу N А23-3215/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Решение Арбитражного суда Свердловской области от 23.05.2013 по делу N А60-25091/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Решение Арбитражного суда Свердловской области от 23.05.2013 по делу N А60-25091/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Решение Арбитражного суда Свердловской области от 23.05.2013 по делу N А60-25091/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Решение Арбитражного суда Свердловской области от 17.02.2014 по делу N А60-31695/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Решение Арбитражного суда Свердловской области от 17.02.2014 по делу N А60-31695/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Решение Арбитражного суда г. Москвы от 26 августа 2005 г. по делу № А40-17509/04-53-185 // СПС «Консультант Плюс».

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Амфитеатров Г. Н. Война и вопросы виндикации // Ученые записки ВИЮН. Вып. III. М., 1945 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Арзамасцев А. Н. Охрана социалистической собственности по советскому гражданскому праву. Л., 1956 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Ахметьянова З. А. Вещное право.– Учебник. М.:, Статут, 2011; Ахметьянова З. А. Защита вещных прав: арбитражная практика / Правосудие в Поволжье. 2009. N 3 – 4 // СПС «Гарант»; Афонина А. В. Самовольные постройки - Подготовлено для системы «Консультант Плюс», 2008; Белов В. А. Сделки и недействительные сделки: проблемы понятий и их соотношения // Законодательство. 2006. N 10. С. 30 – 31 // СПС «Гарант»; Белов В. А. Чертова дюжина вопросов (о судьбе института недействительности сделок) // Корпоративный юрист. 2005. N 4// СПС «Консультант Плюс»; Богачева Т. М. - Признание добросовестного владения как способ защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007 // Режим доступа: http://dissercat.com; Братусь М.Б. - Вещно-правовые способы защиты права собственности и владения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005 // Режим доступа: http://dissercat.com; Братусь М.Б. О соотношении (конкуренции) вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности // Журнал российского права. 2005. N 6 // СПС «Консультант Плюс»; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1998; Василевская Л. Ю. Иск о признании права: проблемы определения и толкования // Судья – 2011 - №6. – Режим доступа: http://zhurnalsudya.ru; Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. СПб., 1896. Вып. 2: Вещное право // Режим доступа: http://yurclub.ru; Витрянский В.В. Актуальные проблемы судебной защиты права собственности на недвижимость // Гражданское право современной России. — М., 2008 // СПС «Консультант Плюс»; Витрянский В. В. - Защита права собственности // Закон. 1995. № 11; Генкин Д. М. Право собственности в СССР. М., 1961 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Гражданское право: В 2 т. Том 1. Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. – М.: ООО «ТК Велби», 2003; Гражданское право: Учебник: в 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2005, Т. I.; Гражданское право: Учебник: в 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2000; Гражданское право: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева. Т.1 М., 2008; Груздев В.В. Проблемы негаторной защиты - Цивилист. 2012. N 2. С. 41 – 43 // СПС «Консультант Плюс» Дегтярев С. Л. - Реализация судебной власти в гражданском судопроизводстве (теоретико-прикладные проблемы): Автореф. дис. ... д. юрид. наук // Режим доступа: http://dissercat.com; Ерошенко А.А. Личная собственность в гражданском праве. М., 1973 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Зинченко С.А., Галов В.В.Собственность и производные вещные права: теория, практика / Ростов-на-Дону, Издательство СКАГС, 2003. С. 184; Зимелева М.В. Война и право собственности // Советское право в период Великой Отечественной войны. М., 1948 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Зубарева О. Г. - Владение и его конструкция в гражданском законодательстве Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону: Северо-Кавказская академия государственной службы, 2003; Кочеткова Ю.А. Соотношение вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности: древнеримские истоки и современная Россия // Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 2 / Под ред. М.И. Брагинского. М., 2000; Латыев А. Н. - Признание добросовестного владения как способ защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004 // Режим доступа: http://dissercat.com; Ломидзе О.Г., Ломидзе Э.Ю. Возврат полученного по недействительной сделке, виндикация, кондикция: соотношение способов защиты нарушенного гражданского права // Хозяйство и право. 2008. N 5; Лоренц Д. В. Особенности защиты имущественных прав наследников - Наследственное право, 2012, N 3 // СПС "Консультант Плюс"; Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска - Закон, 2007, N 2 // СПС «Консультант Плюс»; Люшня, А. В. Правовая природа иска об освобождении имущества от ареста (исключении его из описи) – Закон, 2006 г., N 7 // СПС «Гарант»; Люшня А. В. Признание права собственности как способ защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005 // Режим доступа: http://dissercat.com; Мозолин В. П. Гражданское право и хозяйственный механизм // Советское государство и право. 1984. № 5. С. 22 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Моргунов С. В. - Виндикационный иск: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001 // Режим доступа: http://dissercat.com; Ненашев М. М. Способ защиты права: процессуальные вопросы - Арбитражный и гражданский процесс, 2011, №№ 8, 12 // СПС «Консультант Плюс»; Особенности рассмотрения дел в арбитражном процессе: Практическое пособие / Л.А. Анисимов, А.А. Ануфриев, А.А. Арифулин и др.; отв. ред. А.А. Арифулин, И.В. Решетникова. М.: НОРМА, 2005 // СПС «Консультант Плюс»; Павлов А. А. Институт защиты гражданских прав: проблемы и перспективы // Актуальные проблемы гражданского права, гражданского и арбитражного процесса: В 2 ч. Ч. 1: Гражданское право. Материалы науч. конф. (Воронеж, 15 - 16 марта 2002 г.) / Под ред. Е.И. Носыревой, Т.Н. Сафроновой. Воронеж, 2002. С. 168; Подшивалов Т. П. Негаторный иск: проблемы теории и правоприменительной практики / Вестник арбитражной практики, 2011, № 3 // СПС «Консультант Плюс»; Подшивалов Т. П. Определение надлежащего способа защиты вещных прав в арбитражной практике / Вестник арбитражной практики. -2013. - №1 // СПС «Консультант Плюс»; Поваров Ю. С. - Вопросы соотношения реституционного и кондикционного требований / Журнал российского права, 2010, N 7 // СПС «Консультант Плюс»; Скворцов О. Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. - М.: Интел-Синтез, 1998 Скловский К.И. Некоторые проблемы реституции / Вестник ВАС РФ. 2002. N 8; Скловский К.И. Об условиях предъявления иска о признании права собственности / Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», 2008, N 1 // СПС «Консультант Плюс»; Скловский К. И. Собственность в гражданском праве – Изд. 5-е, перераб. - Статут, 2010 // СПС «Консультант Плюс»; Стрельцова Е. Г. Приглашение к дискуссии - Юридическое образование и наука, 2009, N4 и 2010, N 1 / СПС «Консультант Плюс»; Суханов Е.А. Комментарий к «Обзору судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» // Вестник ВАС РФ. 2009. № 2 Суханов Е.А. Комментарий части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 1995; Суханов Е.А. - Воодушевляет систематическое принятие Конституционным Судом постановлений, направленных на защиту различных имущественных прав граждан / Журнал конституционного правосудия. 2011. N 6 // СПС «Консультант Плюс»; Тархов, В. А. Собственность и право собственности / В. А. Тархов, В. А. Рыбаков. – М.: Юрист, 2007 // СПС «Гарант»; Толстой Ю.К. - Социалистическая собственность и оперативное управление// Проблемы гражданского права: Сб. статей / Под ред. Ю.К. Толстого, А.К. Юрченко, Н.Д. Егорова. Л.: Изд. Лен. ун-та, 1987 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Тузов Д.О. Реституция и виндикация: проблемы соотношения // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3; Тузов Д.О. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. М., 2007; Тыртычный С.А. Гражданско-правовая защита имущественных прав собственника (Вещно-правовой аспект): монография. М.: ЭкООнис, 2010 // СПС «Консультант Плюс»; Ширвиндт А. М. - Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" / "Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации" (выпуск 13), под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой М, "Статут", 2010 // СПС «Консультант Плюс».

[1] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс».

[2] См.: Рекомендации Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа по вопросам применения законодательства о защите права собственности и других вещных прав, а также земельного законодательства (По итогам заседания, состоявшегося 14 июня 2012 года в г. Челябинске) / Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа, N 3, 2012 // СПС «Консультант Плюс».

[3] Ярким примером в этой связи является п. 37 Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс», где характеристика добросовестности отличается от данной в ст. 302 ГК РФ.

[4] Данный изученных в данной работе исков был взят нами за основу исследования; при этом мы основывали свой выбор на соответствующим перечне вещно-правовых исков, указанных в ст. 226 ГК РФ в редакции Проекта Федерального закона № 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «Консультант Плюс», который, с высокой вероятностью в ближайшее время будет принят Федеральным собранием РФ.

Отметим, в доктрине встречаются предложения также считать иные (помимо предложенных) способы защиты гражданских прав – вещно-правовыми. Однако, мы исходя из ограничений по объему в требованиях, предъявляемых к дипломной работе - приняли решение ограничиться указанными исками.

[5] Здесь и далее по тексту - сокращенное обозначение «Концепция» используется для обозначения Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 // СПС «Консультант Плюс»

[6] Здесь и далее по тексту - сокращенное обозначение «Законопроект» используется для обозначения следующего акта: Проект Федерального закона № 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «Консультант Плюс»

[7] См.: Тыртычный С.А. Гражданско-правовая защита имущественных прав собственника (Вещно-правовой аспект): монография. М.: ЭкООнис, 2010 // СПС «Консультант Плюс»

[8] См.: Братусь М. Б. О соотношении (конкуренции) вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности // Журнал российского права. 2005. N 6 // СПС «Консультант Плюс»

[9] Братусь М.Б. - Вещно-правовые способы защиты права собственности и владения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005 // Режим доступа: http://dissercat.com

[10] Мозолин В.П. Гражданское право и хозяйственный механизм // Советское государство и право. 1984. № 5. С. 22 // Режим доступа: http://yurclub.ru

[11] См.: Гражданское право: Учеб.: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2005, Т. I. Общая часть. С. 617

[12] См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 629 - 632

[13] ст. 151 ГК РФ

[14] Ст. 395 ГК РФ

[15] Ст. 328 ГК РФ

[16] См.: Павлов А.А. Институт защиты гражданских прав: проблемы и перспективы // Актуальные проблемы гражданского права, гражданского и арбитражного процесса: В 2 ч. Ч. 1: Гражданское право. Материалы науч. конф. (Воронеж, 15 - 16 марта 2002 г.) / Под ред. Е.И. Носыревой, Т.Н. Сафроновой. Воронеж, 2002. С. 168.

[17] См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1998. С. 629 - 633

[18] Братусь М.Б. О соотношении (конкуренции) вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности // Журнал российского права. 2005. N 6 // СПС «Консультант Плюс»

[19] См.: Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2005. Т. 1. С. 614 - 615

[20] См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2000. Т. 1. С. 466

[21] ст. 43 ГК РФ

[22] ст. 46 ГК РФ

[23] См.: Зимелева М.В. Война и право собственности // Советское право в период Великой Отечественной войны. М., 1948. С. 40-44 // Режим доступа: http://yurclub.ru

[24] См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве – Изд. 5-е, перераб. - Статут, 2010 // СПС «Консультант Плюс»

[25] См.: Арзамасцев А.Н. Охрана социалистической собственности по советскому гражданскому праву. Л., 1956. С. 203 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Толстой Ю.К. Социалистическая собственность и оперативное управление // Проблемы гражданского права: Сб. статей / Под ред. Ю.К. Толстого, А.К. Юрченко, Н.Д. Егорова. Л., 1987. С. 95 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Халфина Р.О. Право личной собственности граждан. М., 1965. С. 126 // Режим доступа: http://yurclub.ru

[26] См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве – Изд. 5-е, перераб. - Статут, 2010 // СПС «Консультант Плюс»

[27] См.: Зинченко С.А., Галов В.В. Собственность и производные вещные права: теория, практика / Ростов-на-Дону, Издательство СКАГС, 2003. С. 184

[28] См., например: Кочеткова Ю.А. Соотношение вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности: древнеримские истоки и современная Россия // Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 2 / Под ред. М.И. Брагинского. М., 2000. С. 28 - 43

[29] Братусь М.Б. Вещно-правовые способы защиты права собственности и владения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005 // Режим доступа: http://dissercat.com

[30] См.: Дегтярев С.Л. - Реализация судебной власти в гражданском судопроизводстве (теоретико-прикладные проблемы): Автореф. дис. ... д. юрид. наук // Режим доступа: http://dissercat.com

[31] См.: Стрельцова Е.Г. Приглашение к дискуссии / Юридическое образование и наука, 2009, N4 и 2010, N 1 // СПС «Консультант Плюс»

[32] Ненашев М.М. Способ защиты права: процессуальные вопросы / Арбитражный и гражданский процесс, 2011, NN 8, 12 // СПС «Консультант Плюс»

[33] Там же.

[34] См.: Генкин Д. М. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 197 // Режим доступа: http://yurclub.ru

[35] См.: Братусь М.Б. О соотношении (конкуренции) вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности // Журнал российского права. 2005. N 6 // СПС «Консультант Плюс»

[36] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 141.

[37] См.: П. 310 ГК РФ

[38] Суханов Е.А. Комментарий части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 1995. С. 314

[39] Моргунов С. В. - Виндикационный иск: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001 // Режим доступа: http://dissercat.com

[40] См.: Поваров Ю.С. - Вопросы соотношения реституционного и кондикционного требований // Журнал российского права, 2010, N 7 // СПС «Консультант Плюс»

[41] См.: Богачева Т.М. - Признание добросовестного владения как способ защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007 // Режим доступа: http://dissercat.com

[42] См.: Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М., 1998. С. 14, 52 - 59

[43] См.: Витрянский В.В. - Защита права собственности // Закон. 1995. № 11. С. 115

[44] См.: Богачева Т.М. Признание добросовестного владения как способ защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007 // Режим доступа: http://dissercat.com

[45] См.: Белов В.А. Сделки и недействительные сделки: проблемы понятий и их соотношения // Законодательство. 2006. N 10. С. 30 – 31 // СПС «Гарант»; Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955. С. 115 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Тузов Д.О. Реституция и виндикация: проблемы соотношения // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3. С. 122 - 124; Тузов Д.О. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. М., 2007. С. 108; Богачева Т.М. Признание добросовестного владения как способ защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007 // Режим доступа: http://dissercat.com

[46] Белов В.А. Чертова дюжина вопросов (о судьбе института недействительности сделок) // Корпоративный юрист. 2005. N 4 // СПС «Консультант Плюс»; Скловский К.И. Некоторые проблемы реституции // Вестник ВАС РФ. 2002. N 8

[47] См.: Тузов Д.О. Реституция и виндикация: проблемы соотношения // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3. С. 124

[48] Богачева Т.М. - Признание добросовестного владения как способ защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007 // Режим доступа: http://dissercat.com

[49] См.: Ломидзе О.Г., Ломидзе Э.Ю. Возврат полученного по недействительной сделке, виндикация, кондикция: соотношение способов защиты нарушенного гражданского права // Хозяйство и право.2008. N 5.

[50] См.: Халфина Р.О. Право личной собственности граждан в СССР. М., 1955. С. 178 – 179 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Генкин Право собственности в СССР. М., 1961. С. 193 – 194 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Скловский К.И. Некоторые проблемы реституции // Вестник ВАС РФ. 2002. N 8. С. 108

[51] См.: Амфитеатров Г.Н. Война и вопросы виндикации // Ученые записки ВИЮН. Вып. III. М., 1945. С. 46, 50 – 51 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Скловский К.И. Некоторые проблемы реституции // Вестник ВАС РФ. 2002. N 8. С. 108 – 109

[52] См.: Лоренц Д.В. Особенности защиты имущественных прав наследников // Наследственное право, 2012, N 3 // СПС "Консультант Плюс"

[53] Ст. ст. 173, 174 ГК РФ

[54] Ст. 151 ГК РФ

[55] См.: Лоренц Д.В. Особенности защиты имущественных прав наследников - Наследственное право, 2012, N 3 // СПС "Консультант Плюс"

[56] См.: Суханов Е.А. Комментарий к «Обзору судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» // Вестник ВАС РФ. 2009. № 2. С. 127 - 130

[57] См.: Гражданское право: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2008. Т.1. С.794

[58] См.: Арзамасцев А.Н. Охрана социалистической собственности по советскому гражданскому праву. Л., 1956. С. 140 – 142 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 192 – 195 // Режим доступа: http://yurclub.ru.

[59] П. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»

[60] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева" // СПС «Консультант Плюс»

[61] П. 1 Информационного письмо Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС «Консультант Плюс»

[62] П. 34 Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»; также см. п. 35 того же Постановления Пленума.

[63] См.: Суханов Е.А. - Воодушевляет систематическое принятие Конституционным Судом постановлений, направленных на защиту различных имущественных прав граждан // Журнал конституционного правосудия. 2011. N 6 // СПС «Консультант Плюс»; А.М. Ширвиндт - Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // "Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и Обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации" (выпуск 13), под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой М, Статут, 2010 // СПС «Консультант Плюс»

[64] Согласно данным, которые приводятся в следующем издании: Ахметьянова З.А. Вещное право.– Учебник. М.:, Статут, 2011, с. 338, количество рассматриваемых судами виндикационных исков составляют примерно 15-18 % (в зависимости от года) от общего числа дел, связанных с защитой права собственности и иных вещных прав. Оговоримся, цифры получены путем анализа в судебной статистики в системе арбитражных судов отдельно взятого Поволжского региона. Примерно столько же, кстати, составляет доля исков, имеющих негаторную правовую природу.

[65] См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. СПб., 1896. Вып. 2: Вещное право // Режим доступа: http://yurclub.ru

[66] Также с учётом ст. ст. 302, 303, 305 ГК РФ

[67] Ст. 227 Проекта Федерального закона № 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) предполагает введение этого термина в ГК РФ

[68] См.: Постановление ФАС Московского округа от 29.08.2013 по делу N А40-152485/12-74-38 // СПС «Консультант Плюс», Решение Арбитражного суда Свердловской области от 23.05.2013 по делу N А60-25091/2012 // СПС «Консультант Плюс»

[69] См.: Решение Арбитражного суда Свердловской области от 17.02.2014 по делу N А60-31695/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2013 по делу N А56-12900/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2012 по делу N А56-15488/2012 // СПС «Консультант Плюс»

[70] См.: п. 4 ст. 20 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ (ред. от 03.12.2012) "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" // СПС «Консультант Плюс»

[71] См.: п. 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»

[72] См.: абзац 1 п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»

[73] См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2013 N 09 АП-30203/2013-ГК по делу N А40-35722/2013 // СПС «Консультант Плюс», Апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от 25.11.2013 по делу N 33-3415/2013 // СПС «Консультант Плюс», Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2014 по делу N А40-64373/2013 // СПС «Консультант Плюс», Определение Верховного Суда РФ от 11.02.2014 N 4-КГ13-35 // СПС «Консультант Плюс», Постановление ФАС Дальневосточного округа от 11.06.2013 N Ф03-1840/2013 по делу N А04-6015/2012Ю, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2013 N 17АП-2585/2013-ГК по делу N А60-25818/2012 // СПС «Консультант Плюс», Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2012 по делу N А40-82045/11-64-444 // СПС «Консультант Плюс» и т. д.

[74] См.: п. 3. Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС «Консультант Плюс»

[75] См.: Постановление ФАС Центрального округа от 25.10.2013 по делу N А23-3215/2012 // СПС «Консультант Плюс», Решение Арбитражного суда Свердловской области от 23.05.2013 по делу N А60-25091/2012 // СПС «Консультант Плюс»

[76] См.: Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 24.10.2013 по делу N 33-11726/13 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.12.2012 по делу N А32-21990/2011 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 09.07.2013 по делу N 33-8374/2013 // СПС «Консультант Плюс».

[77] См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.05.2013 по делу N А74-1675/2012 // СПС «Консультант Плюс»

[78] См.: Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.12.2013 N 17АП-14552/2013-ГК по делу N А60-13656/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Решение Арбитражного суда Свердловской области от 17.02.2014 по делу N А60-31695/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Поволжского округа от 17.01.2014 по делу N А06-2875/2012 «Консультант Плюс».

[79] См.: Решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.07.2007 по делу № А56-48921/2006 // СПС «Консультант Плюс»

[80] См.: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2007 по делу № А56-41567/2006 // СПС «Консультант Плюс»

[81] См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.05.2009 по делу № А56-41567/2006 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.08.2007 по делу N А56-41567/2006; Определение ВАС РФ от 31.08.2009 № ВАС-10688/09// СПС «Консультант Плюс»; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2009 по делу № А56-41567/2006 // СПС «Консультант Плюс»

[82] См.: п. 5.2 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа № 1/2007 «По вопросам рассмотрения дел о защите права собственности и других вещных прав» (по итогам заседания, состоявшегося 23–24 мая 2007 г. в г. Ижевске) // СПС «Консультант Плюс»

[83] См.: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14 февраля 2007 г. № Ф08-340/2007 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13 июля 2004 г. № Ф08-2970/04 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10 июня 2004 г. № А39-3859/2003-295/8 // СПС «Консультант Плюс».

[84] См.: Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. 2. М., 2005. С. 184 Автор раздела - Е.А. Суханов.

[85] Определение ВАС РФ от 24.01.2013 N ВАС-18197/12 по делу N А32-38650/2011 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 13.06.2013 N ВАС-6653/13 по делу N А66-4410/2011 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 19.03.2013 N ВАС-2437/13 по делу N А32-8771/2011 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 17037/11 по делу N А27-11489/2010 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 13.06.2013 N ВАС-6653/13 по делу N А66-4410/2011 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 16.05.2013 N ВАС-5562/13 по делу N А21-9703/2011 // СПС «Консультант Плюс».

[86] См.: Витрянский В.В. - Актуальные проблемы судебной защиты права собственности на недвижимость - Статут, 2008 // СПС «Консультант Плюс»

[87] Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. 2 М., 2005. С. 183 – 184. Автор раздела - Е.А. Суханов

[88] Скловский К.И. Об условиях предъявления иска о признании права собственности // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», 2008, N 1 // СПС «Консультант Плюс»

[89] П. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»

[90] П. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»

[91] Ст. 228 Проекта Федерального закона № 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «Консультант Плюс»

[92] См. ст. 302 ГК РФ

[93] См.: Определение ВАС РФ от 16.01.2013 N ВАС-14973/12 по делу N А05-4716/2011 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Президиума ВАС РФ от 15.10.2013 N 1426/13 по делу N А09-1562/2012 // СПС «Консультант Плюс»;

[94] См.: п. 8 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС «Консультант Плюс»

[95] См.: П. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 16.01.2013 N ВАС-14973/12 по делу N А05-4716/2011 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 13.12.2012 N ВАС-299/12 по делу N А33-3111/2009к1322 // СПС «Консультант Плюс»

[96] См.: П. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС «Консультант Плюс»

[97] См.: А.М. Ширвиндт - Комментарий к "Обзору судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" (информационное письмо от 13 ноября 2008 г. N 126) // Вестник гражданского права", 2009, N 1 // СПС «Консультант Плюс»

[98] См.: Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 25.09.2012 по делу N 33-19332/2012 // СПС «Консультант Плюс»

[99] См.: П. 2 ст. 302 ГК РФ; Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2014 N 18АП-1356/2014 по делу N А07-4443/2013 // СПС «Консультант Плюс»

[100] См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.03.2006 N Ф04-650/2006(20026-А03-20) // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31.03.2011 по делу N А03-13250/2009 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Уральского округа от 28.09.1998 N Ф09-815/98-ГК по делу N А71-51/97-Г12 // СПС «Консультант Плюс»

 

 

 

[101] См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.01.2014 по делу N А46-8545/2009 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 10.12.2013 по делу N 33-11801/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Самарского областного суда от 09.06.2011 по делу N 33-5864/2011 // СПС «Консультант Плюс»

[102] См.: А. М. Ширвиндт - Комментарий к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения"//"Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации" (выпуск 13), под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой М, Статут, 2010 // СПС «Консультант Плюс»

[103] П. 1 ст. 302 ГК РФ

[104] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 17802/11 по делу N А40-99191/10-113-875 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2011 N 09АП-10762/2011-ГК по делу N А40-67516/10-6-577 // СПС «Консультант Плюс»

[105] См.: п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС «Консультант Плюс; Постановление ФАС Поволжского округа от 25.11.2013 по делу N А65-6536/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 19.09.2012 N ВАС-11522/12 по делу N А06-5946/2011 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 24.03.2011 N ВАС-16805/10 по делу N А12-1493/2009 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 27.07.2011 N ВАС-9957/11/11 по делу N А57-10306/2010 // СПС «Консультант Плюс»; Определение Верховного Суда РФ от 22.05.2012 N 18-В12-33 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 13.02.2012 N ВАС-13225/11 по делу N А67-4476/2010 // СПС «Консультант Плюс».

[106] См.: Определение ВАС РФ от 28.11.2012 N ВАС-15427/12 по делу N А71-12476/2010 // СПС «Консультант Плюс».

[107] См.: п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС «Консультант Плюс», Постановление ФАС Уральского округа от 06.12.2013 N Ф09-12746/13 по делу N А07-19132/2012 // СПС «Консультант Плюс»

[108] П. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Поволжского округа от 07.05.2013 по делу N А57-16314/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Поволжского округа от 17.04.2012 по делу N А57-5821/2011 // СПС «Консультант Плюс»

[109] См.: Определение ВАС РФ от 02.07.2012 N ВАС-10044/10 по делу N А40-1345/09-73-2"Б", Постановление ФАС Московского округа от 21.03.2012 по делу N А40-1345/09-73-2 // СПС «Консультант Плюс», Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 07.06.2013 по делу N 33-5273/13 // СПС «Консультант Плюс»

[110] П. 3 ст. 302 ГК РФ

[111] См.: Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров - М.: Статут, 2008 // СПС «Консультант Плюс»

[112] Ст. 304 ГК РФ

[113] См.: Постановление ФАС Центрального округа от 12.03.2014 по делу N А14-7156/2012 // СПС «Консультант Плюс», Постановление ФАС Московского округа от 25.02.2013 по делу N А40-24465/12-41-231 // СПС «Консультант Плюс», Постановление ФАС Московского округа от 17.07.2008 N КГ-А41/5192-08 // СПС «Консультант Плюс», Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.10.2013 по делу N А57-2552/2013 // СПС «Консультант Плюс»

[114] См.: Люшня А. В. Защитные возможности негаторного иска - Закон, 2007, № 2 // СПС «Консультант Плюс»

[115] Подшивалов Т.П. Негаторный иск: проблемы теории и правоприменительной практики - Вестник арбитражной практики, 2011, N 3 // СПС «Консультант Плюс»

[116] Тыртычный С.А. Гражданско-правовая защита имущественных прав собственника (Вещно-правовой аспект): монография. М.: ЭкООнис, 2010 // СПС «Консультант Плюс»

[117] Тархов, В. А. Собственность и право собственности / В. А. Тархов, В. А. Рыбаков. – М.: Юрист, 2007 // СПС «Гарант»

[118] Киминчижи Е.Н. Юридическая природа владения и проблема исковой защиты права собственности - Бюллетень нотариальной практики. 2008. N 3 // СПС «Консультант Плюс»

[119] Гражданское право: В 3 т. / Под общ. ред. С. А. Степанова, Екатеринбург, 2010. Т. 1. С. 473 Автор раздела - С. А. Степанов

[120] Бабаев А.Б. Система вещных прав. М., 2006. С. 282.

[121] См.: Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. М.-Л., 1954. С. 91 – 93 // Режим доступа: http://yurclub.ru; Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб., 2001. С. 172 - 173; Гражданское право / Под ред. А.Л. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. 6-е изд. М., 2002. С. 564 Автор раздела - Сергеев А.П.

[122] Постановление Президиума ВАС РФ от 29 мая 2007 г. N 2358/06 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Поволжского округа от 5 октября 2009 г. по делу N А55-4544/2008 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Поволжского округа от 27 июля 2009 г. по делу N А55-4546/2008 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12 февраля 2009 г. по делу N А21-968/2008 // СПС «Консультант Плюс»; от 28 ноября 2007 г. по делу N А56-4432/2007 // СПС «Консультант Плюс»; от 11 июля 2007 г. по делу N А56-2534/2006 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16 ноября 2007 г. N Ф08-7558/07 // СПС «Консультант Плюс»

[123] Особенности рассмотрения дел в арбитражном процессе: Практическое пособие / Л.А. Анисимов, А.А. Ануфриев, А.А. Арифулин и др.; отв. ред. А.А. Арифулин, И.В. Решетникова. М.: НОРМА, 2005 (авторы главы - Кокова В.С в соавторстве с А.В. Семеновой, Е.Г. Сиротой) // СПС «Консультант Плюс»

[124] См.: Груздев В.В. Проблемы негаторной защиты - Цивилист. 2012. N 2. С. 41 – 43 // СПС «Консультант Плюс»

[125] См.: П. 47 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»

[126] Зубарева О.Г. Владение и его конструкция в гражданском законодательстве Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону: Северо-Кавказская академия государственной службы, 2003. С. 118

[127] Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 января 2009 г. № А56-6115/2008 // СПС «Консультант Плюс»

[128] См.: Люшня А.В. - Защитные возможности негаторного иска - Закон, 2007, N 2 // СПС «Консультант Плюс»

[129] См.: Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2009 по делу N А56-44150/2008 // СПС «Консультант Плюс»

[130] См.: Постановление ФАС Московского округа от 04.11.2003 N КГ-А40/8738-03 // СПС «Консультант Плюс»

[131] См.: Зубарева О.Г. Владение и его конструкция в гражданском законодательстве Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону: Северо-Кавказская академия государственной службы, 2003. С. 118

[132] См.: Скрябин С.В. Вещное право: Учебное пособие. Алматы: Научно-изд. центр КОУ, 2009. С. 262.

[133] См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве – Изд. 5-е, перераб. - Статут, 2010 // СПС «Консультант Плюс»

[134] Подшивалов Т. П. Критерии применения негаторного иска // СПС «Консультант Плюс»

[135] См.: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2012 по делу N А41-25915/12 // СПС «Консультант Плюс»

[136] См.: П. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 7 (далее - Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22).

[137] См.: Ст. 225 Проекта Федерального закона № 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «Консультант Плюс»

[138] См.: Люшня А.В. Защитные возможности негаторного иска - Закон, 2007, N 2 // СПС «Консультант Плюс»

[139] См.: П. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 9

[140] Груздев В.В. Проблемы негаторной защиты / Цивилист. 2012. N 2 // СПС «Консультант Плюс»

[141] Выделено автором дипломной работы – примечание С. И. Станкевича

[142] Российское гражданское право: учебник. Том 1 / Под ред. Е. А. Суханова, М., Статут, 2005. Автор главы - Е. А. Суханов.

[143] Выделено автором дипломной работы – примечание С. И. Станкевича

[144] См.: Тархов, В. А. Собственность и право собственности / В. А. Тархов, В. А. Рыбаков. – М.: Юрист, 2007 // СПС «Гарант»

[145] См.: Ерошенко А.А. Личная собственность в гражданском праве. М., 1973. С. 186 Режим доступа: http://yurclub.ru

[146] См.: Толстой Ю.К. - Социалистическая собственность и оперативное управление// Проблемы гражданского права: Сб. статей / Под ред. Ю.К. Толстого, А.К. Юрченко, Н.Д. Егорова. Л.: Изд. Лен. ун-та, 1987. С. 103 // Режим доступа: http://yurclub.ru

[147] См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 02.06.2009 N 2147/09 // СПС «Консультант Плюс», от 02.08.2005 N 1206/05 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 22.05.2009 N 6051/09 // СПС «Консультант Плюс», Постановление Президиума ВАС РФ от 6 ноября 2007 г. N 8665/07 // СПС «Консультант Плюс»

[148] См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.11.2012 N 09АП-21436/2011-ГК по делу N А40-13686/11-142-113 // СПС «Консультант Плюс»

[149] См.: Скловский К.И. Об условиях предъявления иска о признании права собственности // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации – 2008, № 1 // СПС «Консультант Плюс»

[150] См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1. 5-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2001. С. 411 – 414 (автор главы - А.П. Сергеев).

[151] См.: Гражданское право: учебник, часть 1 / под ред. В. П. Мозолина, М., Юристъ, 2003, с. 521. Автор главы – Н. М. Фролова

[152] Иванов А.А. Правовые средства защиты права частной собственности // Известия вузов. Правоведение. 2001. N 6. С. 84.

[153] См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.06.2008 N А74-1754/07-Ф02-2245/08 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 31.07.2007 N Ф03-А37/07-1/2288 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.12.2006 по делу N Ф04-7941/2006(28843-А27-22) // СПС «Консультант Плюс»; Постановления ФАС Поволжского округа от 30.10.2007 по делу N А55-524/2007-19, от 07.04.2005 по делу N А49-6066/03-182/12 // СПС «Консультант Плюс» и др.

[154] См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10.10.2007 по делу N А79-10582/2006; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.02.2009 N Ф04-580/2009(20561-А45-50); Постановление ФАС Московского округа от 27.08.2007 N КГ-А40/7361-07-Б-2; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.03.2008 N Ф08-1108/08 и др.

[155] Гражданское право: учебник, часть 1 / Под ред. В. П. Мозолина, М., Юристъ, 2003, с. 510. Автор главы – Н. М. Фролова

[156] См.: Василевская Л. Ю. Иск о признании права: проблемы определения и толкования // Судья – 2011 - №6. – Режим доступа: http://zhurnalsudya.ru

[157] 

[158] См.: Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М.: ЗАО "Бизнес-школа "Интел-Синтез",1998. С. 16.

[159] См.: Ст. 232 Проекта Федерального закона № 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «Консультант Плюс»

[160] См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 5 октября 2009 г. по делу N А55-4544/2008 // СПС «Консультант Плюс», Определение ВАС РФ от 07.04.2009 N ВАС-4646/09 по делу N А55-4546/2008от 27 июля 2009 г. по делу N А55-4546/2008 // СПС «Консультант Плюс»; Постановления ФАС Северо-Западного округа от 12 февраля 2009 г. по делу N А21-968/2008 // СПС «Консультант Плюс» // СПС «Консультант Плюс», Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 ноября 2007 г. по делу N А56-4432/2007 // СПС «Консультант Плюс», Постановление Президиума ВАС РФ от 29 мая 2007 г. N 2358/06 // СПС «Консультант Плюс»; от 11 июля 2007 г. по делу N А56-2534/2006 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16 ноября 2007 г. N Ф08-7558/07 // СПС «Консультант Плюс».

[161] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 29.05.2007 N 2358/06 по делу N А24-3726/02, 869/04-07 // СПС «Консультант Плюс»

[162] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 22.01.2008 № 9713/06 по делу № А40-17509/04-53-185 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 19.10.2007 № 9713/06 по делу № А40-17509/04-53-185 // СПС «Консультант Плюс»

[163] См.: Решение Арбитражного суда г. Москвы от 26 августа 2005 г. по делу № А40-17509/04-53-185 // СПС «Консультант Плюс»

[164] См.: Постановление ФАС Московского округа от 28.03.2007, 04.04.2007 № КГ-А40/2137-07-П // СПС «Консультант Плюс»

[165] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 22.01.2008 № 9713/06 // СПС «Консультант Плюс», а также Определение ВАС РФ от 19.10.2007 № 9713/06 // СПС «Консультант Плюс»

[166] См.: ст. 225 ГК РФ

[167] См.: ст. 222 ГК РФ

[168] См.: Афонина А.В. Самовольные постройки - Подготовлено для системы «Консультант Плюс», 2008

[169] См.: П. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // СПС «Консультант Плюс»

[170] См.: Апелляционное определение от 5 июля 2012 г. по делу N 33-6645/2012 // СПС «Консультант Плюс»

[171] См.: Постановление шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 июня 2012 г. по делу N А63- 9313/2011 // СПС «Консультант Плюс»

[172] См.: П. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 N 143 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС «Консультант Плюс»

[173] См.: П. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 N 143 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации" // СПС «Консультант Плюс»; ФАС Западно-Сибирского округа от 26.02.2010 по делу N А75-2828/2009 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2012 N 17АП-8337/2012-ГК по делу N А60-7743/2012 // СПС «Консультант Плюс»

[174] См.: Определение ВАС РФ от 21.01.2011 N ВАС-15162/10 по делу N А19-295/08-16 // СПС «Консультант Плюс»

[175] См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.04.2009 N А74-5495/05-Ф02-1155/09 по делу N А74-5495/05 // СПС «Консультант Плюс»

[176] См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.01.2010 по делу N А43-1937/2009-9-47 // СПС «Консультант Плюс»

[177] См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.03.2010 по делу N А70-5288/2009 // СПС «Консультант Плюс»

[178] См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 19.07.2010 по делу N А49-12054/2009 // СПС «Консультант Плюс»

[179] См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.11.2010 по делу N А45-9490/2010 // СПС «Консультант Плюс», Постановление ФАС Дальневосточного округа от 08.07.2008 N Ф03-А51/08-1/1598 по делу N А51-1865/200723-60 // СПС «Консультант Плюс»

[180] См.: Определение ВАС РФ от 16.12.2013 N ВАС-17684/13 по делу N А40-69331/11-60-431 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Смоленского областного суда от 11.12.2013 по делу N 33-5222 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Поволжского округа от 17.07.2013 по делу N А57-14898/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Апелляционное определение Верховного суда Республики Коми от 24.02.2014 по делу N 33-849/2014 // СПС «Консультант Плюс»

[181] См.:

[182] См.: ст. 226 Проекта Федерального закона № 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «Консультант Плюс»

[183] Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров - М.: Статут, 2008 // СПС «Консультант Плюс»

[184] См.: Решение Арбитражного суда Свердловской области от 11.07.2013 по делу N А60-24087/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.08.2012 по делу N А56-10914/2012 // СПС «Консультант Плюс»; Определение ВАС РФ от 24.08.2011 N ВАС-11258/11 по делу N А56-51176/2010 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.02.2014 по делу N А03-3457/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Уральского округа от 16.01.2014 N Ф09-12776/13 по делу N А60-6283/2013 // СПС «Консультант Плюс»; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 22.12.2004 N Ф03-А51/04-1/3808; Определение ВАС РФ от 21.12.2012 N ВАС-17078/12 // СПС «Консультант Плюс»

[185] Ст. 51 Федерального закона "Об исполнительном производстве" от 02.10.2007 N 229-ФЗ // СПС «Консультант Плюс»

[186] См.: Люшня А.В. Признание права собственности как способ защиты гражданских прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005 // Режим доступа: http://dissercat.com;

[187] Глава 16 ГК РФ в редакции Проекта Федерального закона № 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «Консультант Плюс», который, с высокой вероятностью в ближайшее время будет принят Федеральным собранием РФ.

[188] Глава 16 ГК РФ в редакции Проекта Федерального закона № 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 27.04.2012) // СПС «Консультант Плюс», который, с высокой вероятностью в ближайшее время будет принят Федеральным собранием РФ.

Источник: портал www.KazEdu.kz

Другие материалы

  • Скрытность и защита кораблей по физическим полям
  • ... , Г.А.Шевченко, А.В.Курленков, Я.И.Криворучко, А.В.Романенко, А.И.Игнатов, М.П.Гордяев, Н.Н.Демьяненко. Полигон сыграл значительную роль в совершенствовании защиты кораблей по физическим полям. Он был оснащен новейшими образцами измерительной техники. В его состав входили уникальные сооружения и в ...

  • Механизмы психологической защиты в концепциях З. Фрейда и К. Роджерса
  • ... учитывать что эти механизмы имеют право на существование только в рамках породившей их психоаналитической практики и теоретической конструкции.Глава 2. Понятие психологической защиты в концепции К.Роджерса. По типу формирования концепция К.Роджерса аналогична психоанализу З.Фрейда. Оба начинали ...

  • Психодинамическая теория личности
  • ... то, что поведение человека детерминировано, и бессознательные психические процессы имеют большое значение в регуляции поведения человека. Психодинамическая теория личности Фрейда является основой дальнейших практик – например, психоанализа. Топографическая модель уровней сознания Сначала я ...

  • Вклад Лолейта А.Ф. в развитие теории и практики железобетонных конструкций
  • ... . Работы А. Ф. Лолейта по теории и практике строительства безбалочных перекрытий имели не только решающее значение в развитии этих конструкций, но послужили толчком к решению других сложных теоретических и практических задач. В ту пору, когда методы расчета железобетонных конструкций как упругих ...

  • Теория обучения в высшей школе
  • ... XXI в. – это преодоление кризиса культуры, духовности, гуманизма в самом широком смысле. 2. Краткая историческая справка о теории обучения в высшей школе В классической педагогике теория обучения (дидактика) представлена в виде пирамиды. Основания ее принадлежит дошкольному воспитанию и ...

  • Психологическая защита больных алкоголизмом
  • ... многих исследователей, до сих пор осталась недостаточно разработанной с клинико-психологических позиций. 2.2.     Механизмы психологической защиты В механизмах психологической защиты больных алкоголизмом Ю. Е. Рахальский (1977) выделяет две стороны: "внутренняя" ...

  • Современные теории антропологической психологии
  • ... облике людей, которое можно встретить на разных континентах, есть результат вариаций одного и того же биологического вида — Homo sapiens. Развитие современного человечества представляет собой единый процесс: все народы планеты так или иначе оказываются связаны общностью судеб. Можно говорить и о ...

  • Психодинамическая теория и структура личности по З. Фрейду
  • ... , обходя «цензуру» сознания, и проявляются в виде символов. Раскрывая характер взаимодействия данных потребностей и возможности их удовлетворения, Фрейд в структуре личности выделяет три основных компонента: ид («Оно»), эго («Я») и супер-эго («Сверх-я»). [4] Общая цель души – поддерживать, а если ...

  • Юмор в структуре психологической защиты личности
  • ... уступок, регрессии, самообману или неврозу, без учета целостной ситуации и долговременной перспективы. Глава 2 Юмор в структуре психологической защиты личности   2.1 Юмор как форма совладающего поведения В последнее время все больше психологов обращаются к исследованию различных ...

  • Защита информации: цифровая подпись
  • ... являетющийся на сегодня самым распространенным программным продуктом, позволяющим использовать современные надежные криптографические алгоритмы для защиты информации в персональных компьютерах. К основным преимуществам данного пакета, выделяющим его среди других аналогичных продуктов следует ...

  • Альберт Бандура: социально-когнитивная теория личности
  • ... могут делать нее, что им вздумается» [Bandura, 1978, р. 356-357]. Следовательно, с точки зрения социально-когнитивной теории, люди до некоторой степени могут контролировать свое поведение. Акцент Бандуры на саморегулировании поведения также говорит в пользу этого заключения. Тем не менее, окружение ...

  • Теория социальной работы
  • ... , беженцы, пострадавшие в результате военных действий и межнацио-нальных конфликтов. Следует сказать, что объектом исследования теории социальной работы являются социальные отношения, и в связи с его многогранностью в нем можно выделить целый ряд направлений: 1.  Индивидуальные, семейные, ...

  • Предмет исследования экономической теории и ее функции
  • ... , перенеся научные интересы из сферы обращения в сельскохозяйственное производство. Представители классической школы расширили предмет экономической теории до исследования условий производства и накопления, а также распределения богатства, создаваемого во всех отраслях материального производства. ...

  • Экономический рост и проблемы окружающей среды
  • ... межотраслевого баланса, имеют свой целью дать подробное описание качественного содержания множества элементов экономического роста. 4. Экономический рост и проблемы окружающей среды Экономический рост – важная цель каждой станы. Независимо от идеологии и уровня развития все страны преследуют ...

  • Научные теории сестринской деятельности
  • ... бы быть. Это не должно непременно соответствовать тому, как он осуществляется на самом деле. 5.   Основной тезис теории. Сестринская деятельность исходит из основных потребностей человека. Сестра является помощником пациента в удовлетворении им потребностей, когда он сам себе не может ...

Каталог учебных материалов

Свежие работы в разделе

Наша кнопка

Разместить ссылку на наш сайт можно воспользовавшись следующим кодом:

Контакты

Если у вас возникли какие либо вопросы, обращайтесь на email администратора: admin@kazreferat.info