Поиск по сайту


Каталог учебных материалов

Свежие работы в разделе

Наша кнопка

Разместить ссылку на наш сайт можно воспользовавшись следующим кодом:


Контакты

Если у вас возникли какие либо вопросы, обращайтесь на email администратора: admin@kazreferat.info

Общая характеристика Русской правды, ее значение в истории русского права

Узнать стоимость написания работы

эта работа была сделана на заказ!

список оригинальных работ( больше 100) в режиме off-line вы можете посмотреть по адресу:

http://www.sinor.ru/~ranger/Ref

также вы найдете много учебной литературы и статей по всем предметам в моей библиотеке on-line

http://www.sinor.ru/~ranger


Контрольная работа

По Истории отечественного государства и права

Общая характеристика Русской правды, её значение в истории русского права


Новосибирск 1999г.

Содержание

Введение Стр. 3
1. Источники кодификации «Русской правды» Стр. 4
1.1. Правовое положение отдельных групп населения Стр. 4
2. «Русская правда» - кодекс частного права Стр. 7
3. Формы наказания по «Русской правде» Стр. 9
3.1. Цели наказаний по «Русской правде» Стр. 11
4. Гражданско-правовые нормы в «Русской правде» Стр. 12
5. Уголовное право Стр. 14
5.1. Система доказательств по «Русской правде» Стр. 15
Заключение Стр. 17
Литература Стр. 18

 

Введение

Наиболее крупным памятником древнерусского права является «Русская правда», со­хранившая свое значение и в более поздние периоды истории и не только для русского права. До наших дней дошло более ста списков Русской правды. Все они распадаются на три основных редакции: Краткая, Пространная и Сокращенная. Древнейшей редак­цией (подготовлена не позднее 1054 г.) является краткая Правда, состоящая из правды Ярослава (ст1-18), Правды Ярославовичей (ст. 19-41), Покона вирного (ст. 42), Урока мостников (ст. 43). Пространная редакция, возникшая не ранее 1113 г. и связанная с именем Владимира Мономаха, разделяется на Суд Ярослава (ст. 1 — 52) и Устав Вла­димира Мономаха (ст. 53— 121). Со­кращенная редакция появилась в середине XV в. из перерабо­танной Пространной редакции.

Сравнение сохранившихся редакций убеждает в том, что «Права» – отнюдь не офици­альный сборник.

Внешняя форма памятника (от лица князя нигде не говорится, и князья упоминаются в третьем лице), переработка отдельных статей в смысле постепенного обобщения со­держащихся в них правил, разнообразие статей в разных списках позднейшей редакции, характерные комментарии к некоторым статьям – все это не оставляет сомнения в том, что «Правда» – это разновременный труд многих частных лиц. Кроме обычаев, в нее вошли записи отдельных судебных решений (первоначально во всей конкретной обста­новке), княжеские уставы, или уроки, и заимствованные из Византии правовые нормы.

1. Источники кодификации «Русской правды»

Источниками кодификации явились нормы обычного пра­ва и княжеская судебная практика. К числу норм <В>обычного права<D> относятся прежде всего положения о кровной ме­сти (ст. 1) и круговой поруке (ст. 19 КП). Законодатель прояв­ляет различное отношение к этим обычаям: кровную месть он стремится ограничить (сужая круг мсти­телей) или вовсе отме­нить, заменив денежным штрафом (вирой). Круговая порука, на­против, сохраняется им как политическая мера, связываю­щая всех членов общины от­ветственностью за своего члена, со­вершившего преступление («дикая вира» налагалась на всю об­щину). Нормы, выработанные княжеской судебной практикой, многочис­ленны в Русской Правде и связываются иногда с име­нами князей, принимавших их (Ярослава, сыновей Ярослава, Владимира Мономаха).

Определенное влияние на Русскую Правду оказало византийское каноническое право.

1.1. Правовое положение отдельных групп населения

В Русской Правде содержится ряд норм, определяющих правовое положение отдель­ных групп населения. По ее тексту достаточно трудно провести грань, разделяющую правовой ста­тус правящего слоя и остальной массы населения. Мы нахо­дим лишь два юридических критерия, особо выделяющих эти группы в составе общества: нормы о повышенной (двойной) уголовной ответственности за убийство представителя приви­ле­гированного слоя (ст. 1 ПП) и нормы об особом порядке на­следования недвижимости (земли) для представителей этого слоя (ст.91 ПП). Эти юридические привилегии рас­пространялись на субъектов, поименованных в Русской Правде следующим образом: князья, бояре, княжьи мужи, княжеские тиуны, огнищане. В этом перечне не все лица могут быть названы «феодалами», можно говорить лишь об их привилегиях, связанных с особым социальным статусом, приближенностью к княжескому двору и имуществен­ным положением.

Основная масса населения разделялась на свободных и зависимых людей, существо­вали также промежуточные и переходные категории. Юридически и экономически не­зависимыми группами были посадские люди и смерды-общинники (они уплачивали налоги и выполняли повинности только в пользу государства). Городское население де­лилось на ряд социаль­ных групп: боярство, духовенство, купечество, «низы» (ремес­ленники, мелкие торговцы, рабочие и пр.). Кроме свободных смердов существовали и другие их категории, о которых Рус­ская Правда упоминает как о зависимых людях. В литературе существует несколько точек зрения на правовое положение этой группы на­селения, однако, следует помнить, что она не была однородной: наряду со свободными были и зависимые («крепостные») смерды, находившиеся в кабале и услужении у фео­далов. Свободный смерд-общинник обладал определен­ным имуществом, которое он мог завещать детям (землю — только сыновьям). При отсутствии наследников его имущест­во переходило общине. Закон защищал личность и имущество смерда. За со­вершенные проступки и преступления, а также по обязательствам и договорам он нес личную и имуществен­ную ответственность. В судебном процессе смерд выступал пол­ноправным участником.

Более сложной юридической фигурой является закуп. Крат­кая редакция Русской Правда не упоминает закупа, зато в Про­странной редакции помещен специальный Ус­тав о закупах. За­куп — человек, работающий в хозяйстве феодала за «купу» — заем, в который могли включаться разные ценности: земля, скот, зерно, деньги и пр. Этот долг следовало отработать, при­чем установленных нормативов и эквивалентов не существо­вало. Объем работы определялся кредитором. Поэтому с нара­станием процентов на заем, кабальная зависимость усиливалась и могла продолжаться долгое время.

Первое юридическое урегулирование долговых отношений закупов с кредиторами было произведено в Уставе Владимира Мономаха после восстания закупов в 1113 г. Были установле­ны предельные размеры процентов на долг. Закон охранял лич­ность и имущество закупа, запрещая господину беспричинно наказывать его и отнимать иму­щество. Если сам закуп совер­шал правонарушение, ответственность была двоякой: гос­по­дин уплачивал за него штраф потерпевшему, но сам закуп мог быть «выдан головой», т.е. превращен в полного холопа. Его правовой статус резко менялся. За попытку уйти от господи­на, не расплатившись, закуп также обращался в холопа. В ка­честве свидетеля в судебном процессе закуп мог выступать только в особых случаях: по малозначитель­ным делам («в малых исках) или в случае отсутствия других свидетелей («по нужде»). Закуп был той юридической фигурой, в которой больше всего отразился процесс «фео­дализации», закабаления, закрепощения бывших свободных общинников.

Холоп — наиболее бесправный субъект права. Его имущест­венное положение особое: все, чем он обладал, являлось собст­венностью господина. Все последствия, вытекаю­щие из догово­ров и обязательств, которые заключал холоп (с ведома хозяина), также ложились на господина. Личность холопа как субъекта пра­ва фактически не защища­лась законом. За его убийство взимал­ся штраф как за уничтожение имущества либо господину переда­вался в качестве компенсации другой холоп. Самого холопа, со­вер­шившего преступление, следовало выдать потерпевшему (в бо­лее ранний период его можно было просто убить на месте пре­ступления). Штрафную ответственность за хо­лопа всегда нес гос­подин. В судебном процессе холоп не мог выступать в качестве сто­роны (истца, ответчика, свидетеля). Ссылаясь на его показа­ния в суде, свободный чело­век должен был оговориться, что ссы­лается на «слова холопа».

Закон регламентировал различные источники холопства. Русская Правда предусмат­ривала следующие случаи: самопро­дажа в рабство (одного человека либо всей семьи), рождение от раба, женитьба на рабе, «ключничество» — поступление в услужение к господину, но без оговорки о сохранении статуса свободного человека. Источниками холопства были также со­вершение преступления (такое наказание, как «поток и раз­грабление», предусматривало выдачу преступника «головой», превращение в холопа), бегство закупа от господина, злостное банкротство (купец проигрывает или транжирит чужое имуще­ство). Наиболее распространенным источником холопства, не упомяну­тым, однако, в Русской Правде, был плен.

2. «Русская правда» - кодекс частного права

Русскую Правду можно определить как кодекс частного права — все ее субъекты явля­ются физическими лицами, по­нятия юридического лица закон еще не знает. С этим свя­заны некоторые особенности кодификации. Среди видов преступ­лений, предусмотрен­ных Русской Правдой, нет преступлений против государства. Однако это не означает, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия. Личность самого князя как объекта пре­ступного посягательства рассматривалась в качестве физиче­ского лица, отличавшегося от других только более высоким по­ложением и привилегиями. С конкретными субъектами свя­зывалось содержание права собственности; оно могло быть раз личным в зависимости и от объекта собственности. Русская Правда еще не знает абстрактных понятий: «собственность», «владение», «преступление». Кодекс строился по казуальной си­стеме, законодатель стремился предусмотреть все возможные жизненные ситуации.

Эти юридические особенности обусловлены источниковой базой Русской Правды. Включенные в нее нормы и принципы обычного права несовместимы с абстрактным понятие юри­дического лица. Для обычая все субъекты равны, и все они мо­гут быть только физическими лицами.

Другой источник — княжеская судебная практика — вносит субъективный элемент в определение круга лиц и в оценку юри­дических действий. Для княжеской судебной практики наиболее значительными субъектами являются такие, которые всего бли­же стоят к княжескому двору. Поэтому правовые привилегии рас­пространяются прежде всего на приближенных лиц.

Частный характер древнего права проявился в сфере уго­ловного права. Преступление по Русской Правде определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обида», т.е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц. Уголовное правонарушение не отграничива­лось в законе от гражданско-правового. Объектами преступ­ления были личность и имущество. Объективная сторона пре­ступ­ления распадалась на две стадии: покушение на преступ­ление (например, наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченное преступление. Закон наме­чал по­нятие соучастия (упомянут случай разбойного нападения «ско­пом»). ноете не разделял ролей соучастников (подстрекатель, укрыватель и т.д.). В Русской Правде уже суще­ствует представление о превышении пределов необходимой обороны (если вора убьют после его задержания, спустя неко­торое время, когда непосредственная опас­ность в его действи­ях уже отпала). К смягчающим обстоятельствам закон относил со­стояние опьянения преступника, к отягчающим — корыст­ный умысел. Законодатель знал понятие рецидива, повторности преступления (в случае конокрадства).

Субъектами преступления были все физические лица, включая рабов. О возрастном цензе для субъектов преступле­ния закон ничего не говорил. Субъективная сторона пре­ступ­ления включала умысел или неосторожность. Четкого разгра­ничения мотивов пре­ступления и понятия виновности еще не существовало, но они уже намечались в законе. Ст.6 ПП упо­минает случай убийства «на пиру явлено», а ст.7 ПП— убийст­во «на разбое без всякой свады». В первом случае подразуме­вается неумышленное, открыто совер­шенное убийство (а «на пиру» — значит еще и в состоянии опьянения). Во втором слу­чае — разбойное, корыстное, предумышленное убийство (хо­тя на практике умышленно можно убить и на пиру, а неумыш­ленно — в разбое). Тяжелым преступление против личности было нанесение увечий (усечение руки, ноги) и других телесных поврежде­ний. От них следует отличать оскорбление действием (удар чашей, рогом, мечом в ножнах), которое наказывалось еще строже, чем легкие телесные повреждения, побои.

Имущественные преступления по Русской Правде включали: разбой (неотличимый еще от грабежа), кражу («татьбу»), уничтожение чужого имущества, угон, повреждение межевых знаков, поджог, конокрадство (как особый вид кражи), злост­ную неуплату долга и пр. Наиболее подробно регламентиро­валось понятие «татьба». Известны такие ее виды, как кража из закрытых помещений, конокрадство, кража холопа, сель­скохо­зяйственных продуктов и пр. Закон допускал безнаказан­ное убийство вора, что толко­валось как необходимая оборона.

3. Формы наказания по «Русской правде»

Первичная форма наказания в Древней Руси — месть, осуществляемая потерпевшим и его ближними. Сначала она был, крайне неравномерна, так как определялась степе­нью разгневанного чувства и силами пострадавших. Позднее месть начинает подвер­гаться различным ограничениям, благодаря которым при­обретает публичный характер, потому что подлежит контролю общественной власти. Ограничения мести сводятся: к сокраще­нию числа преступлений, за которые допускается месть, уста­новлению срока, в течение которого можно мстить, сужению круга мстителей.

«Русская Правда» знает месть за убийство, увечья, кровавые» синие раны, даже за удар рукой или каким-либо не воинским оружием, а также за кражу. За увечья мстят дети, за раны и побои может мстить лишь сам потерпевший и притом только вслед за нанесением удара.

«Русская Правда» Пространной редакции упоминает только о мести за убийство и кражу и не облагает наказанием того, кто ткнет мечом за причиненный удар. Все случаи правонарушений из мести могли подлежать судебной оценке. Суд проверял соблю­дение правил мести. При этом сам суд мог присудить месть. На­мек на послесудную месть со­держится в Краткой редакции «Правды» и в летописном рассказе о суде над суздаль­скими кудес­никами. Помимо указанных ограничений, важную роль в смягче­нии мести играло право убежища. Местами убежищ прежде всего являлись церкви, о чем сохра­нилось несколько летописных указа­ний. «Русская Правда» в одном случае упоминает об убежище 8 частном доме: холоп, ударивший свободного, мог укрыться в хо­ромах, и господин мог его не выдать.

Постепенно ограничиваемая месть все более и более вытесня­ется системой выку­пов.

Выкуп — это денежное вознаграждение, уплачиваемое право­нарушителем и его родственниками потерпевшему и его ближним при условии отказа их от мести. Такая замена одного обычая другим. по существу противоположным, могла произойти лишь постепенно. Отказ от мести сопровождался при этом обрядами, устранявшими всякое подозрение в трусости перед противником.

Упрочившись, выкупы слагаются в довольно сложную систе­му правил. Размеры вы­купа, определяемые сначала соглашением сторон, постепенно фиксируются соответст­венно причиненным ущербам. Вмешательство общественной власти в систему выкупа влечет за собой установление штрафов и в пользу власти, и в пользу пострадавших. Так возникают: вира — штраф за убийство, поступающий в пользу князя; плата за голову, головщизна или головничество, поступающая в пользу родственников убитого;

продажа — штраф за другие правонарушения, кроме убийства и увечья (за увечье взымалось полувирье), также взимаемый в пользу князя.

В пользу потерпевших от других преступлений, помимо убийств, уплачивался урок, протор, пагуба и т.п. Система выкупов - господствующая форма наказания по «Русской Правде» и со­временным ей памятникам, но не единственная.

В «Русской Правде», кроме мести, упоминается наказание, назначаемое за убийство в разбое, поджог и казнокрадство,— это разграбление и поток.

Разграбление означало насильственное изъятие имущества. Поток же предусматривал различные формы личных наказа­ний: изгнание, обращение в рабство и даже убийство. Отсюда могли развиться такие формы наказания, как смертная казнь, те­лесные наказа­ния и лишение свободы, известные у нас по визан­тийским образцам после принятия христианства. Уже Владимиру епископы советовали казнить разбойников, хотя потом они же предложили восстановить старый порядок взымания вир. В лето­писях, однако, можно найти и указания, что осужденные на смерть могли от нее откупиться.

В законодательных сборниках смертная казнь впервые упоми­нается в Псковской грамоте.

Из других наказаний, применявшихся в Древней Руси, стоит назвать также наказа­ние кнутом и даже применение в особых случаях членовредительских наказаний.

Однако, несмотря на все большее распространение в Киевской Руси перечисленных выше видов наказаний, первое место в общественных отношениях того периода зани­мали саморасправа или примирение потерпевших с нарушителями. В связи с этим стоит обратить внимание на специфику понимания в Древней Руси преступления. Это — не нарушение юридических норм, грозящее безопасности госу­дарства или общества, а ущемление и попрание частных интересов. Сам термин «пре­ступление» не известен древности. Вместо него употребляются такие слова, как обида, сором, пагуба, протор. Обида вовсе не означала оскорбления чести. Так называли и убийство, и неплатеж долга. Во всех этих словах на первом плане стоит понятие вреда, причиненного частному лицу или группе лиц. Материальная сторона преступления имела, таким образом, преобладающее значение. Главное внимание обращалось на ма­териальный ущерб, причиненный преступлением, а не на грозящую от злой воли опас­ность.

Впрочем, уже в эпоху «Русской Правды» можно отметить це­лый ряд уточнений в мерах наказания: в ряде статей обращается внимание на степень проявления злой воли. Так, убийство на пи­ру, совершенное явно, влечет более мягкие последствия, чем убий­ство во время разбоя. Ответственность купца за утрату чужих денег или товара видоиз­меняется в зависимости от того, случи­лась ли такая пагуба от Бога или по вине самого купца и т.д. Но оценка мотивов преступного деяния носила поверхностный ха­рактер. Так, все соучастники преступления наказывались одина­ково, хотя виновность их могла быть весьма различной.

В связи с постепенным усилением роли государства и госу­дарственной власти, все активнее включающейся в процесс как оценки преступных деяний, так и определения наказания за них, существенно изменились и основные воззрения на наказа­ние и пре­ступление. Государство начинает стремиться к тому, чтобы страх перед властью под­держивался страхом наказаний. Еще в XI в. один канонический летописный источник рекомен­довал «яро казнити на возобранение злу». Цели, намечаемые на­казанием, стали определяться исключительно государственными и общественными интересами, в угоду которым преступник приносился в жертву.

3.1. Цели наказаний по «Русской правде»

Целями наказаний, предусмотренных «Русской Правдой», были: ограждение общества от преступников путем полного их истребления («чтобы лихих люден извести») или изувечения, чтобы предупредить возможность совершения ими новых преступлений (на' пример, виновным в подделках подьячим отсекали пальцы, «чтoбы впредь к письму были непотребны»), или, наконец, изъятием преступников из среды общество в тюрьму или в ссылку;

устрашение преступников и всех граждан тяжестью и жесто­костью наказании за со­вершаемые преступные деяния; «да и прочие строх примут таковое не творити,.. чтобы на то смотря другим неповадно было так чинить»;

извлечение материальных выгод из имущества и личных сил пре­ступника — конфи­скация, денежные пени ч эксплуатация труда преступников со времени введения ка­торжных работ при Петре.

Первые две цели требовали самых жестких наказаний, кото­рые и начали активно вводиться в законодательство в период формирования централизованного государства, что будет рассмот­рено позднее, в других темах. Что же касается Киевской Руси, то ее законы и правовые обычаи в совокупности создали основу до­вольно развитой системы древнерусского права. Как всякое фео­дальное право, оно было правом-привилегией, т.е. закон прямо предусматривал неравноправие людей, принадлежащих к разным социаль­ным группам. Так, холоп не имел почти никаких прав. Весьма ограничена была право­способность смерда, закупа, тогда как права и привилегии верхушки общества усиленно охранялись.

4. Гражданско-правовые нормы в «Русской правде»

Древнерусское законодательство знало довольно развитую систему гражданско-пра­вовых норм. В законе отражаются отноше­ния собственности. Предусмотрена правовая защита как недвижи­мого, так и движимого имущества.

Согласно закону, феодал обладал полной собственностью на средства производства и неполной собственностью на работника. При этом зависимый от феодала крестьянин также был наделен определенными средствами производства.

Обязательства в Древней Руси возникали из складывающихся норм возмещения за причиненный вред и из договоров. Например, человек, нанесший ранение другому, кроме уголовного штрафа, должен был оплатить убытки потерпевшего, в том числе ус­луги врача.

Для древнерусского обязательного права характерно не только обращение к изъятию имущества провинившегося, но и наложе­ние взыскания непосредственно на должника, а порой лаже на его жену и детей. Так, злостного банкрота можно было продать в хо­лопы.

«Русская Правда» знает определенную систему договоров. наиболее полно регла­ментирован договор займа. Это явилось следствием восстания киевских низов в 1113 г. против ростовщиков. Владимир Мономах, призванный боярами, чтобы спасти положе­ние, принял меры по упорядочению процентов по долгам несколько ограничив аппе­титы ростовщиков. Закон в виде объекта -займа предусматривал не только деньги, но и хлеб, и мед. Су­ществовало три вида займа: обычный, бытовой заем; заем, совер­шаемый между купцами с упрощенными формальностями, и заем с самозакладом — закупниче­ство. Предусматривались различные проценты в зависимости от срока займа. Кратко­срочный заем влек за собой наиболее высокую ставку процента (до 50).

В «Русской Правде» упоминается о договоре купли-продажи. Наиболее подробно в ней рассматриваются случаи купли-продажи холопов, а также краденого-имущества. Упоминается также о до­говоре хранения (поклажи). Поклажа рассматривалась как дру­же­ская услуга, была безвозмездной и не требовала формальностей при заключении до­говора. Что касается личного найма, то «Рус­ская Правда» упоминает лишь о найме в тиуны (слуги) или ключ­ники. Если человек поступал на такую работу без специального договора, он автоматически становился холопом. В законе упоми­нается также о най­мите, однако некоторые исследователи отожде­ствляют его с закупом.

Существовали в Древнерусском государстве и договоры пере­возки и комиссии.

Порядок заключения договоров был простым. Обычно приме­нялась устная форма с совершением некоторых символических действий: рукобития, связывания рук и т.п. В некоторых случаях требовались свидетели. Есть сведения о существовании и пись­мен­ной формы заключения договоров о недвижимости.

В наследовании существовали существенные различия в зави­симости от принад­лежности человека к той или иной ступени ие­рархической лестницы. Так, у бояр и дру­жинников наследовать могли и дочери, у смердов же при отсутствии сыновей имуще­ство считалось выморочным и поступало в пользу князя. При наследо­вании по закону, т.е. без завещания, преимущества имели сыно­вья умершего. При их наличии дочери не получали ничего. На наследников возлагалась лишь обязанность выдать сестер замуж. Наследство делилось поровну, но младший сын имел преимуще­ство — он получал двор отца. Незаконные дети наследственных прав не имели, но если их матерью была раба-наложница, то они вместе с ней получали свободу.

Семейное право развивалось в Древней Руси в соответствии с каноническими пра­вилами. Первоначально здесь действовали обычаи, связанные с языческим культом. Существовало похище­ние невест, многоженство. Так, великий князь Владимир Свято­славич до крещения имел пять жен и несколько сот наложниц. С введением христиан­ства устанавливаются новые принципы семей­ного права — моногамия, затрудненность развода, бесправие вне­брачных детей, жестокие наказания за внебрачные связи, при­шед­шие к нам из Византии.

По византийскому праву существовал довольно низкий брач­ный возраст: 12-13 лет для невесты и 14-15 лет для жениха. За­ключению брака предшествовало обручение. Брак совершали и регистрировали в церкви. Церковь взяла на себя регистрацию и дру­гих важнейших актов гражданского состояния — рождения, смерти, что давало ей не­малый доход и господство над человече­скими душами.

Древнерусское право большое внимание уделяло уголовным делам. Им посвящено много статей «Русской Правды», уголовно-правовые нормы содержатся и в княжеских уставах.

5. Уголовное право

В уголовном праве Киевской Руси зафиксировано правовое неравенство предста­вителей различных социальных слоев. Это от­четливо видно при рассмотрении отдель­ных элементов состава преступления. Так, субъектом преступления может быть любой человек, кроме холопа. За действия холопа отвечает его господин. В некоторых случаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государст­венным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека.

«Русская Правда» еще не предусматривала возрастного огра­ничения уголовной от­ветственности, не знала понятия вменяемо­сти, но ей уже было известно понятие соуча­стия.

«Русская Правда» различала также ответственность в зависи­мости от субъективных обстоятельств преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но выделяются два вида умысла — прямой и косвенный. Это отмечается при ответст­венности за убийство: убийство в разбое наказывается высшей ме­рой наказания — по­током и разграблением, убийство же «в сваде» (драке) — только вирой. По субъектив­ным обстоятельствам преступления различалась и ответственность за банкротство: пре­ступ­ным считалось только умышленное банкротство.

Что касается объективной стороны состава правонарушения, то «Русская Правда» еще не знала преступлений, совершаемых путем бездействия.

Среди имущественных преступлений наибольшее внимание «Русская Правда» уде­ляла краже (татьбе). Наиболее тяжким ви­дом татьбы считалось конокрадство, ибо конь был важнейшим средством производства, а также боевым имуществом. Известно и пре­ступное уничтожение чужого имущества путем поджога, нака­зуемое потоком и раз­граблением. Такая высокая мера наказания определялась тремя причинами. Во-первых, поджог — наиболее опасный способ уничтожения чужого имущества. Во-вторых, он нередко применялся как средство мести, особенно часто, когда крестьяне хотели отом­стить своему господину. Наконец, поджог имел повышенную социальную опасность, поскольку в деревян­ной Руси от одного дома или сарая могло сгореть целое село или даже город.

Система наказаний «Русской Правды» довольно проста. Выс­шей мерой наказа­ний, как уже говорилось, был поток и разграбле­ние. Следующей по тяжести мерой на­казания была вира.

За основную массу преступлений назначалась так называемая продажа — уголов­ный штраф. За преступления, отнесенные к компетенции церковного суда, применялись эпитимьи. Легкой эпитимьей считалось 500 поклонов в день. Эпитимья часто соеди­ня­лась с государственной карой.

Древнерусское право еще не знало достаточно четкого разгра­ничения между уго­ловным и гражданским процессом, хотя некото­рые процессуальные действия (напри­мер, гонение следа, свод) могли применяться только по уголовным делам. В целом и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный процесс, при котором стороны равноправны и сами являются двигателем всех процессуальных действий. Даже в судебном про­цессе обе стороны назывались истцами.

Древнерусское право знало две специфические процессуальные формы досудебной подготовки дела — гонение следа и свод.

Гонение следа — это отыскивание преступника по его следам Закон предусматри­вал специальные формы и порядок проведены

этого процессуального действия. Если след привел к дому кон­кретного человека, счита­лось, что он и есть преступник. Если след привел просто в село, ответственность несла вервь, т.е. тер­риториальная община. Если след терялся на большой дороге, то на этом поиск прекращался.

Если ни утраченная вещь, ни похититель не найдены, потер­певшему ничего не оста­валось, как прибегнуть к закличу, т.е. объ­явлению на торговой площади о пропаже, в надежде, что кто-то опознает украденное или потерянное имущество у другого лица. Человек, у которого обнаруживалось утраченное имущество, мог, однако, заявить, что он приобрел его правомерным способом, на­пример, купил. Тогда начинался процесс свода. Владелец вещи должен доказать добросовестность приобретения, т.е. указать ли­цо, у которого он ее приобрел. При этом требуются показания двух свидетелей или мытника — сборщика торговых пошлин.

5.1. Система доказательств по «Русской правде»

Закон предусматривал определенную систему доказательств. Среди них важное место занимали показания свидетелей. Древне­русское право различало две категории свидетелей — видоков и послухов. Видоки — это свидетели в современном смысле слова, очевидцы факта. Послухи — более сложная категория свидетелей: это лица, слышавшие о случившемся от кого-либо, имеющие све­дения из вторых рук. Иногда под послухами понимали и свидете­лей доброй славы стороны. Они должны были показать, что от­ветчик (или истец) — человек, заслуживающий доверия. Не зная даже ничего о спорном факте, они просто как бы давали характе­ристику той или иной стороне в про­цессе. Впрочем, уже «Русская Правда» не всегда выдерживает четкое различие между послухами и видоками. Характерно, что и в применении свидетельских пока­заний по­является элемент формализма. Так, по некоторым граж­данским и уголовным делам тре­бовалось определенное число сви­детелей (например, два свидетеля заключения дого­вора купли-продажи, два видока оскорбления действием и т.д.).

В Древнерусском государстве появляется целая система фор­мальных доказательств — ордалии. Среди них следует назвать су­дебный поединок — «поле». Победивший в поединке выигрывал Дело, поскольку считалось, что Бог помогает правому. В «Русской Правде» и иных законах о «поле» не упоминается.

Другим видом суда Божьего были испытания железом и водой. Испытание железом применялось тогда, когда не хватало доказа­тельств,— в более серьезных случаях, чем испытание водой. «Рус­ская Правда», посвящающая этим ордалиям три статьи, не раскрывает их содержания, порядка проведения.

Особым видом доказательств была присяга — «рота», приме­нявшаяся по неболь­шим делам при отсутствии дополнительных доказательств. «Ротой» можно было под­твердить наличие какого-нибудь события или, наоборот, его отсутствие.

В некоторых случаях определяющее значение имели внеш­ние признаки и вещест­венные доказательства. Так, наличия си­няков и кровоподтеков на теле было достаточно для доказательства избиения. При краже существенное значение имело нахож­дение краденого.

В церковном суде, как полагают многие исследователи, при­менялся инквизицион­ный (розыскной) метод со всеми его атри­бутами, в том числе и пыткой.

Древнерусское Киевское государство явилось важной вехой в истории страны. Его правовая система заложила основу для раз­вития русского права на многие века вперед. Она повлияла и на право некоторых соседних с Русью народов.

Заключение

Бесспорно, Русская Правда является уникальнейшим памятником древнерусского права. Являясь первым писаным сводом законов, она, тем не менее, достаточно полно охватывает весьма обширную сферу тогдашних отношений. Она представляет собой свод развитого феодального права, в котором нашли отражение нормы уголовного и гражданского права и процесса.

Русская Правда является официальным актом. В самом её тексте содержатся указания на князей, принимавших или изменявших закон (Ярослав Мудрый, Ярославичи, Владимир Мономах).

Русская Правда - памятник феодального права. Она всесторонне защищает интересы господствующего класса и откровенно провозглашает бесправие несвободных тружеников - холопов, челяди.

Русская Правда настолько хорошо удовлетворяла потребности княжеских судов, что её включали в юридические сборники вплоть до XV в. Списки ПП активно распространялись ещё в XV - XVI вв. И только в 1497 году был издан Судебник Ивана III Васильевича, заменивший ПП в качестве основного источника права на территориях, объединённых в составе централизованного Русского государства.

 

Литература

1.    Исаев И. А. История государства и права России: Полный курс лекций. – М.: Юристъ, 1996.- 448 с.

2.    Краснов Ю.К. История государства и права России. Учебное пособие. Ч. 1. – М.: Российское педагогическое агентство, 1997. – 288 с.

3.    «Российское законодательство X - XX веков. В девяти томах. Т.1. Законодательство Древней Руси» Москва, изд. «Юридическая литература», 1984

Другие материалы

  • Традиции русской литературы в творчестве раннего Максима Горького
  • ... , чье влияние оказало воздействие на становление Максима Горького. 2.  Выделить традиции, которые Горький использует в своем раннем творчестве. 3.  Проанализировать ранние произведения Максима Горького с учетом выявленных традиций русской литературы. Методы исследования: биографический, ...

  • История русской литературы
  • ... в онтологической прозе, в которую входит и фенологическая («Журавлиная родина» М.Пришвина). Онтологическая поэзия и проза Навсегда сохранится в истории русской литературы (в поэзии и прозе) направление, именовавшееся в разные периоды по-разному, но неизменно сохранявшее верность своей системе ...

  • Федор Степун: русский философ против большевизма и нацизма
  • ... ввергала в него, поскольку ею владела, и всю остальную культуру России" 17. Борьба за философию стала для Степуна борьбой за русскую культуру, в конечном счете – за Россию, ибо он опасался, что русская философия окажется не защитой от хаоса, а тем самым "слабым звеном", ухватившись ...

  • Ментор для русского царя. Франц Лефорт
  • ... гуманитарный словарь» называет Лефорта «первым русским интеллигентом». Общение с ним было одним из решающих факторов воспитания Петра как реформатора. Единственный из приближенных царя, Франц отказался участвовать в казни мятежных стрельцов, несмотря на веские основания для ненависти к ним: ведь ...

  • Автомат в руках ребенка: историческая правда и мифология войны
  • ... России, а Советский Союз, как мы помним, в поджигателя войны. Правда и ложь сплелись на страницах газет и тогда еще многотиражных журналов, как пылкие любовники в страстном танго. Их связь принесла свои плоды — новые мифы. Поиски исторической правды закончились новой ложью. Люди были окончательно ...

  • Владимир Жириновский - enfant terrible русской политики
  • ... ездит по стране, собирать кусочки опыта, которые впоследствии окажутся необходимыми элементами того сплава, из которого, как феникс, возникнет Жириновский-политик. Особое значение для него имеет владение языками, которое воспринимается прежде всего как магическая способность говорения на языках - ...

  • Проблема «Восток-Запад» в трудах русских философов
  • ... цивилизации появятся новые стремления и интересы, касающиеся Востока, его культуры и особенностей миросозерцания. Россия и проблема «Восток-Запад» в трудах Н. Бердяева и Н.Я. Данилевского. Проблема «Восток и Запад» в русской философии конца XIX – начала XX вв. всегда рассматривалась с точки ...

  • Св. Великий князь Владимир – отец русской культуры
  • ... до сих пор остаются в главном неизменными. 20 лет извращенческого перевоспитания не изменят духовной глубины русского гения. Он вспомнит праотца своей культуры, человека великой совести, св. князя Владимира и возгорится желанием исполнить его завет. III Оглядываясь на наше 950-летнее историческое ...

  • Русская религиозная философия: около церковных стен
  • ... интеллектуально переходили из светской (и потому "философской") сферы в сферу церковную (и потому, по определению, "богословскую"). По существу, в персональном отношении русскую религиозную философию составляют обращенцы. И само это явление Ч транзитивно. Но другая характерная ...

  • Отражение в пословицах и поговорках русского национального характера
  • ... дальнейшего исследования. В настоящей дипломной работе внимание автора обращается на русские пословицы и поговорки в целях раскрытия отраженного в них русского национального характера. Воплощение русского характера в русских поговорках и пословица ГЛАВА 1 Теоретические основы исследования ...

  • Вотчинное хозяйство по Русской правде
  • ... должности, но с некоторыми изменениями, также появляется «повар»[40], «ремественник и ремественница»[41], а сельский староста, в Пространной Русской Правде, упоминается как «сельский тивун»[42]. О хозяйстве вотчины можно узнать из статей посвященных краже, так как именно они отражали предметы, ...

  • Ментальные характеристики культуры
  • ... , социально-политических, религиозно-конфессиональных и иных факторов, отличаются большой стабильностью и не изменяются столетиями. Более того, ментальные характеристики культуры, даже претерпевая некоторые изменения в ходе истории, все же остается в своей основе постоянным, что позволяет ...

  • Русская усадьба в произведениях писателей XIX века
  • ... патриотизма, память о прошлом и стремление осознать своё место в цепочке поколений дворянского рода. Феномен русской усадьбы в 19 веке тесно связывается с её образом в произведениях русских писателей и поэтов. У истоков усадебной повести стоял Н.М. Карамзин как автор "Рыцаря нашего времени ...

  • Анализ состояния русской журналистики XIX века на примере журнала "Вестник Европы" Н.М. Карамзина
  • ... ; Есин Б. И. История русской журналистики XIX века /В. А. Садовничий. – М. : Издательство Московского вниверситета, 2008. – 304 С. 5.  Кулешов В. И. История русской литературы XIX века / В. И. Кулешов. – М. : Фонд «Мир», 2005. – 800 С. [1] Письмо к издателю / Вестник Европы. – 1802. ...

  • Русский выбор, или основополагающие идеалы русского национального сознания
  • ... большего, лучшего и Высшего, нежели видели в земной жизни. В этой всежажде утверждения Правды на Земле прослеживается одна замечательная черта русского национального сознания - желание побороть Антихриста еще до того, как он воцарится в земных пределах. Дело в том, что Россия воспринималась как ...

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Рефераты и материалы размещенные на сайте принадлежат их законным правообладателям. При использовании материалов сайта, ссылка на KazReferatInfo обязательна!
Казахстанские рефераты
Copyright © 2007-2016г. KazReferatInfo