Методы и формы научного познания

Узнать стоимость написания работы
Содержание: 1. Введение. 1 2. Научное познание и его особенности. 1 3.Этапы процесса познания. Формы чувственного и рационального познания. 4 4. Методы научного познания. 13 4.1. Понятие метода и методологии. Классифи- кация методов научного познания.  13 4.2. Всеобщий (диалектический) метод познания, принципы диалектического метода и их применение в научном познании. 17 4.2.1. Принцип всесторонности рассмотрения изучаемых объектов. Комплексный подход в познании. 17 4.2.2. Принцип рассмотрения во взаимосвязи. Системное познание. 18 4.2.3. Принцип детерминизма. 20 4.2.4. Принцип изучения в развитии. Исторический и логический подход в познании. 20 4.3. Общенаучные методы эмпирического познания. 22 4.3.1. Научное наблюдение и описание.  22 4.3.2. Эксперимент. 24 4.3.3. Измерение и сравнение.  26 4.4. Общенаучные методы теоретического познания. 28 4.4.1. Абстрагирование. Восхождение от абстрактного к конкретному. 28 4.4.2. Идеализация. Мысленный эксперимент. 30 4.4.3. Формализация. 32 4.4.4. Аксиоматический метод. 34 4.4.5. Метод гипотезы. 34 4.5. Общенаучные методы, применяемые на эмпирическом и теоретическом уровнях познания. 36 4.5.1. Анализ и синтез. 36 4.5.2. Индукция и дедукция. 37 4.5.3. Аналогия и моделирование. 39 5. Заключение.  42 6. Библиографический список. 43
1. Введение.

Современная наука развивается очень быстрыми темпами, в настоящее время объем научных знаний удваивается каждые 10-15 лет. Около 90 % всех ученых когда-либо живших на Земле являются нашими современниками. За какие-то 300 лет, а именно такой возраст современной науки, человечество сделало такой огромный рывок, который даже и не снился нашим предкам (около 90 % всех научно-технических достижений были сделаны в наше время). Весь окружающий нас мир показывает какого прогресса достигло человечество. Именно наука явилась главной причиной столь бурно протекающей НТР, перехода к постиндустриальному обществу, повсеместному внедрению информационных технологий, появления «новой экономики», для которой не действуют законы классической экономической теории, начала переноса знаний человечества в электронную форму, столь удобную для хранения, систематизации, поиска и обработки, и мн.др.

Все это убедительно доказывает, что основная форма человеческого познания – наука в наши дни становиться все более и более значимой и существенной частью реальности.

Однако наука не была бы столь продуктивной, если бы не имела столь присущую ей развитую систему методов, принципов и императивов познания. Именно правильно выбранный метод наряду с талантом ученого помогает ему познавать глубинную связь явлений, вскрывать их сущность, открывать законы и закономерности. Количество методов, которые разрабатывает наука для познания действительности постоянно увеличивается. Точное их количество, пожалуй, трудно определить. Ведь в мире существует около 15000 наук и каждая из них имеет свои специфические методы и предмет исследования.

Вместе с тем все эти методы находятся в диалектической связи с общенаучными методами, которые они, как правило, содержат в различных сочетаниях и со всеобщим, диалектическим методом. Это обстоятельство является одной из причин, которые определяют важность наличия философский знаний у любого ученого. Ведь именно философия как наука «о наиболее общих закономерностях бытия и развития мира» занимается изучением тенденций и путей развития научного познания, его структуры и методов исследования, рассматривая их через призму своих категорий, законов и принципов. В добавок ко всему философия наделяет ученого тем всеобщим методом, без которого невозможно обойтись в любой области научного познания.

2. Научное познание и его особенности.

Познание — это специфический вид деятельности человека, на­правленный на постижение окружающего мира и самого себя в этом мире. «Познание – это, обусловленный прежде всего общественно-исторической практикой, процесс приобретения и развития знания, его постоянное углубление, расширение, и совершенствование[1].»

Человек постигает окружающий его мир, овладевает им различными способами, среди которых можно выделить два основных. Первый (генетически исходный) — материаль­но-технический — производство средств к жизни, труд, практика. Второй — духовный (идеальный), в рамках кото­рого познавательные отношения субъекта и объекта — лишь одно из многих других. В свою очередь процесс познания и получаемые в нем знания в ходе исторического развития практики и самого познания все более дифференцируется и воплощается в различных своих формах.

Каждой форме общественного сознания: науке, философии, мифологии, политике, религии и т.д. соответствуют специфические формы познания. Обычно выделяют следующие из них: обыденное, игровое, мифологическое, художественно-образное, философское, религиозное, личностное, научное. Последние хотя и связаны, но не тождественны одна другой, каждая из них имеет свою специфику.

Не будем останавливаться на рассмотрении каждой из форм познания. Предметом нашего исследования является научное познание. В связи с этим целесообразно рассмотреть особенности лишь последнего.

Основными особенностями научного познания являются:

 1. Основная задача научного знания — обнаружение объективных зако­нов действительности — природных, социальных (обще­ственных), законов самого познания, мышления и др. От­сюда ориентация исследования главным образом на общие, существенные свойства предмета, его необходимые характе­ристики и их выражение в системе абстракций. «Сущность научного познания заключается в достоверном обобщении фактов, в том, что за случайным оно находит необходимое, закономерное, за единичным – общее и на этой основе осуществляет предвидение различных явлений и событий»[2]. Научное познание стремиться вскрыть необходимые, объективные связи, которые фиксируются в качестве объективных законов. Если этого нет, то нет и науки, ибо само понятие научности предпола­гает открытие законов, углубление в сущность изучаемых явлений.

2. Непосредственная цель и высшая ценность научного познания — объективная истина, постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами, но, разумеет­ся, не без участия живого созерцания. Отсюда характерная черта научного познания — объективность, устранение по возможности субъективистских моментов во многих случа­ях для реализации «чистоты» рассмотрения своего предме­та. Ещё Эйнштейн писал: «То, что мы называем наукой, имеет своей исключительной задачей твердо установить то, что есть»[3]. Её задача – дать истинное отражение процессов, объективную картину того, что есть. Вместе с тем надо иметь в виду, что активность субъек­та — важнейшее условие и предпосылка научного познания. Последнее неосуществимо без конструктивно-критического отношения к действительности, исключающего косность, догматизм, апологетику.

3. Наука в большей мере, чем другие формы познания ориентирована на то, чтобы быть воплощенной в практике, быть «руководством к действию» по изменению окружаю­щей действительности и управлению реальными процесса­ми. Жизненный смысл научного изыскания может быть вы­ражен формулой: «Знать, чтобы предвидеть, предвидеть, чтобы практически действовать»— не только в настоящем, но и в будущем. Весь прогресс научного знания связан с возрастанием силы и диапазона научного предвидения. Именно предвидение дает возможность контролировать процессы и управлять ими. Научное знание открывает возможность не только предвидения будущего, но и сознательного его формирования. «Ориентация науки на изучение объектов, которые могут быть включены в деятельность (либо актуально, либо потенциально, как возможные объекты ее будущего освоения), и их исследование как подчиняющихся объективным законам функционирования и развития составляет одну из важнейших особенностей научного познания. Эта особенность отличает его от других форм познава­тельной деятельности человека»[4].

Существенной особенностью современной науки является то, что она стала такой силой, которая предопределяет практику. Из дочери производства наука превращается в его мать. Многие современные производственные процессы родились в научных лабораториях. Таким образом, современная наука не только обслуживает запросы производства, но и все чаще выступает в качестве предпосылки технической революции. Великие откры­тия за последние десятилетия в ведущих областях знания при­вели к научно-технической революции, охватившей все элемен­ты процесса производства: всесторонняя автоматизация и меха­низация, освоение новых видов энергии, сырья и материалов, проникновение в микромир и в космос. В итоге сложились пред­посылки для гигантского развития производительных сил об­щества.

4. Научное познание в гносеологическом плане есть сложный противоречивый процесс воспроизводства знаний, образующих целостную развивающуюся систему понятий, теорий, гипотез, законов и других идеальных форм, закреп­ленных в языке — естественном или — что более характер­но — искусственном (математическая символика, химиче­ские формулы и т.п.). Научное знание не просто фиксиру­ет свои элементы, но непрерывно воспроизводит их на своей собственной основе, формирует их в соответствии со своими нормами и принципами. В развитии научного познания чередуются революционные периоды, так называемые научные революции, которые приводят к смене теорий и принципов, и эволюционные, спокойные периоды, на протяжении которых знания углубляются и детализируются. Процесс непрерывного самообнов­ления наукой своего концептуального арсенала — важный показатель научности.

5. В процессе научного познания применяются такие специфические материальные средства как приборы, инст­рументы, другое так называемое «научное оборудование», зачастую очень сложное и дорогостоящее (синхрофазотро­ны, радиотелескопы, ракетно-космнческая техника и т. д.). Кроме того, для науки в большей мере, чем для других форм познания характерно использование для исследова­ния своих объектов и самой себя таких идеальных (духов­ных) средств и методов, как современная логика, математи­ческие методы, диалектика, системный, гипотетико-дедуктивный и другие общенаучные приемы и методы (см. об этом ниже).

6. Научному познанию присущи строгая доказатель­ность, обоснованность полученных результатов, достовер­ность выводов. Вместе с тем здесь немало гипотез, догадок, предположений, вероятностных суждений и т. п. Вот поче­му тут важнейшее значение имеет логико-методологическая подготовка исследователей, их философская культура, по­стоянное совершенствование своего мышления, умение пра­вильно применять его законы и принципы.

В современной методологии выделяют различные уров­ни критериев научности, относя к ним, кроме названных, такие как внутренняя системность знания, его формальная непротиворечивость, опытная проверяемость, воспроизво­димость, открытость для критики, свобода от предвзятости, строгость и т. д. В других формах познания рассмотренные критерии могут иметь место (в разной мере), но там они не являются определяющими.

 

3. Этапы процесса познания. Формы чувственного и рационального познания.

Процесс познания включает получение инфор­мации через органы чувств (чувственное познание), переработку данной информации мышлением (рациональное познание) и мате­риальное освоение познаваемых фрагментов действительности (об­щественная практика). Существует тесная связь познания с прак­тикой, в ходе которой происходит материализация (опредмечивание) творческих устремлений людей, превращение их субъектив­ных замыслов, идей, целей в объективно существующие предме­ты, процессы.

Чувственное и рациональное познание тесно связаны между собой и являются двумя основными сторонами познавательного процесса. При этом указанные стороны познания не существу­ют изолированно ни от практики, ни друг от друга. Деятель­ность органов чувств всегда контролируется разумом; разум же функционирует на основе той исходной информации, которую поставляют ему органы чувств. Поскольку чувственное позна­ние предшествует рациональному, то можно в известном смыс­ле говорить о них как о ступенях, этапах процесса познания. Каждая из двух этих ступеней познания имеет свою специфику и существует в своих формах.

Чувственное позвание реализуется в виде непосредственного получения информации с помощью органов чувств, которые прямо связывают нас с внешним миром. Заметим, что такое познание может осуществляться и с использованием специаль­ных технических средств (приборов), расширяющих возможно­сти органов чувств человека. Основными формами чувственного познания являются: ощущение, восприятие и представление.

Ощущения возникают в мозгу человека в результате воздей­ствия факторов окружающего мира на его органы чувств. Каж­дый орган чувств представляет собой сложный нервный меха­низм, состоящий из воспринимающих рецепторов, передающих нервов-проводников и соответствующего отдела мозга, который управляет периферийными рецепторами. Например, орган зре­ния — это не только глаз, но и нервы, ведущие от него в мозг, и соответствующий отдел в центральной нервной системе.

Ощущения — психические процессы, происходящие в мозгу при возбуждении нервных центров, управляющих рецепторами. «Ощущения – это отражение отдельных свойств, качеств предметов объективного мира, непосредственно воздействующего на органы чувств, элементарное далее психологически неразложимое познавательное явление»[5]. Ощущения специализированы. Зрительные ощущения дают нам сведения о форме предметов, об их цвете, о яркости свето­вых лучей. Слуховые ощущения сообщают человеку о разнооб­разных звуковых колебаниях в окружающей среде. Осязание дает возможность нам ощущать температуру окружающей сре­ды, воздействие различных материальных факторов на тело, их давление на него и т. п. Наконец, обоняние и вкус дают сведе­ния о химических примесях в окружающей среде и о составе принимаемой пищи.

«Первая посылка теории познания,— писал В. И. Ленин,— несомненно, состоит в том, что единственный источник наших знаний — ощущения»[6]. Ощущение может рассматриваться как простейший и исходный элемент чувственного познания и чело­веческого сознания вообще.

Биологические и психо-физиологические дисциплины, изучая ощущение в качестве своеобразной реакции человеческого орга­низма, устанавливают различные зависимости: например, зависи­мость реакции, то есть ощущения, от интенсивности раздраже­ния того или иного органа чувств. В частности, установлено, что с точки зрения «информационной способности» на первом ме­сте у человека стоят зрение и осязание, а затем слух, вкус, обоня­ние.

Возможности органов чувств человека ограничены. Они спо­собны отображать окружающий мир в определенных (и доволь­но ограниченных) диапазонах физико-химических воздействий. Так, орган зрения может отображать сравнительно небольшой участок электромагнитного спектра с длинами волн от 400 до 740 миллимикрон. За границами этого интервала находятся в одну сторону ультрафиолетовые и рентгеновские лучи, а в Дру­гую — инфракрасное излучение и радиоволны. Ни те, ни другие наш глаз не воспринимает. Человеческий слух позволяет ощу­щать звуковые волны от нескольких десятков герц до примерно 20 килогерц. Колебания более высокой частоты (ультразвуко­вые) или более низкой частоты (инфразвуковые) наше ухо ощу­щать не способно. То же самое можно сказать и о других орга­нах чувств.

Из фактов, свидетельствующих об ограниченности органов чувств человека, родилось сомнение в его способности познать окружающий мир. Сомнения в способности человека через свои органы чувств познать мир обо­рачиваются неожиданным образом, ибо сами эти сомнения ока­зываются свидетельством в пользу могущественных возможнос­тей человеческого познания, в том числе, возможностей орга­нов чувств, усиленных при необходимости соответствующими техническими средствами (микроскоп, бинокль, телескоп, при­бор ночного видения и т. п.).

Но главное, человек может познавать объекты и явления, недоступные для его органов чувств, благодаря способности к практическому взаимодействию с окружающим миром. Чело­век способен осмыслить и понять ту объективную связь, кото­рая существует между явлениями, доступными органом чувств, и явлениями для них недоступными (между электромагнитны­ми волнами и слышимым звуком в радиоприемнике, между движениями электронов и теми видимыми следами, которые они оставляют в камере Вильсона, и т. д.). Понимание этой объек­тивной связи есть основа перехода (осуществляемого в нашем сознании) от ощущаемого к неощущаемому.

В научном познании при обнаружении изменений, происхо­дящих без видимых причин в чувственно воспринимаемых яв­лениях, исследователь догадывается о существовании явлений невоспринимаемых. Однако для того, чтобы доказать их суще­ствование, вскрыть законы их действия и использовать эти за­коны, необходимо, чтобы его (исследователя) деятельность ока­залась одним из звеньев причиной цепи, связывающей наблю­даемое и ненаблюдаемое. Управляя этим звеном по своему ус­мотрению и вызывая на основе знания законов ненаблюдаемых явлений наблюдаемые эффекты, исследователь тем самым до­казывает истинность знания этих законов. Например, происхо­дящие в радиопередатчике превращения звуков в электромаг­нитные волны, а затем обратное их превращения в звуковые колебания в радиоприемнике доказывает не только факт су­ществования невоспринимаемых нашими органами чувств об­ласти электромагнитных колебаний, но также истинность по­ложений учения об электромагнетизме, созданного Фарадеем, Максвеллом, Герцем.

Поэтому имеющихся у человека органов чувств вполне доста­точно для познания мира. «У человека как раз столько чувств, - писал Л. Фейербах, - сколько именно необходимо, чтобы воспринимать мир в его целостности, в его совокупности.»[7] Отсут­ствие же у человека какого-то дополнительного органа чувств, способного реагировать на какие-то факторы окружающей сре­ды, вполне компенсируется его интеллектуальными и практи­чески-деятельными возможностями. Так, у человека отсутству­ет специальный орган чувств, дающий возможность ощущать радиацию. Однако человек оказался способным компенсировать отсутствие такого органа специальным прибором (дозиметром), предупреждающим о радиационной опасности в визуальной или звуковой форме. Это говорит о том, что уровень познания окру­жающего мира определяется не просто набором, «ассортимен­том» органов чувств и их биологическим совершенством, но и степенью развитости общественной практики.

При этом, однако, не следует забывать, что ощущения все­гда были и всегда будут единственным источником знаний че­ловека об окружающем мире. Органы чувств – единственные «ворота», через которые в наше сознание могут проникать сведения об окружающем нас мире. Недостаток ощущений из внеш­него мира может приводить даже к психическому недомоганию.

Для первой формы чувственного познания (ощущений) ха­рактерен анализ окружающего: органы чувств как бы выбира­ют из бесчисленного множества факторов окружающей среды вполне определенные. Но чувственное познание включает в себя не только анализ, но и синтез, осуществляющийся в последую­щей форме чувственного познания — в восприятии.

Восприятие — это целостный чувственный образ предмета, формируемый мозгом из ощущений, непосредственно получае­мых от этого предмета. В основе восприятия лежат сочетания различных видов ощущений. Но это не просто механическая их сумма. Ощущения, которые получаются от различных органов чувств, в восприятии сливаются в единое целое, образуя чув­ственный образ предмета. Так, если мы держим в руке яблоко, то зрительно мы получаем информацию о его форме и цвете, через осязание узнаем о его весе и температуре, обоняние доно­сит его запах; а если мы попробуем его на вкус, то узнаем кислое оно или сладкое. В восприятии уже проявляется целенаправлен­ность познания. Мы можем сконцентрировать внимание на ка­кой-то стороне предмета и она будет «выпячена» в восприятии.

Восприятия человека развивались в процессе его обществен­но-трудовой деятельности. Последняя ведет к созданию все но­вых и новых вещей, увеличивая тем самым количество восприни­маемых предметов и совершенствуя сами восприятия. Поэтому восприятия человека более развиты и совершенны, чем воспри­ятия животных. Как заметил Ф. Энгельс, орел видит значительно дальше, чем человек, но человеческий глаз замечает в вещах значительно больше, чем глаз орла.

На основе ощущений и восприятий в мозгу человека скла­дываются представления[8]. Если ощущения и восприятия суще­ствуют лишь при непосредственном контакте человека с пред­метом (без этого нет ни ощущения, ни восприятия), то представ­ление возникает без непосредственного воздействия предмета на органы чувств. Через какое-то время после того, как предмет на нас воздействовал, мы можем вызвать его образ в своей памяти (например, вспомнить о яблоке, которое некоторое время назад мы держали в руке, а затем съели). При этом образ предмета, воссозданный нашим представлением, отличается от того образа, который существовал в восприятии. Во-первых, он беднее, блед­нее, по сравнению с тем многокрасочным образом, который мы имели при непосредственном восприятии предмета. И во-вторых, этот образ обязательно будет более общим, ибо в представлении, с еще большей силой, чем в восприятии, проявляется целенап­равленность познания. В образе, вызванном по памяти, на пер­вом плане будет то главное, что нас интересует.

Вместе с тем, воображение, фантазия существенно необходи­мы в научном познании. Здесь представления могут приобретать подлинно творческий характер. На основании элементов, имею­щихся в действительности, исследователь представляет себе не­что новое, такое, чего в настоящее время нет, но которое будет либо в результате развития каких-то природных процессов, либо в результате прогресса практики. Всякого рода технические но­винки, например, существуют вначале лишь в представлениях их создателей (ученых, конструкторов). И лишь после их реали­зации в виде каких-то технических устройств, конструкций, они становятся объектами чувственного восприятия людей.

Представление является большим шагом вперед по сравне­нию с восприятием, ибо в нем присутствует такая новая черта, как обобщение. Последнее имеет место уже в представлениях о конкретных, единичных предметах. Но в еще большей степени это проявляется в общих представлениях (т. е., например, в представлении не только о данной конкретной березе, расту­щей перед нашим домом, но и о березе вообще). В общих пред­ставлениях моменты обобщения становятся куда более значи­тельными, чем в любом представлении о конкретном, единич­ном объекте.

Представление принадлежит еще к первой (чувственной) сту­пени познания, ибо имеет чувственно-наглядный характер. Вме­сте с тем, оно является и своеобразным «мостиком», ведущим от чувственного познания к рациональному.

В заключение отметим, что роль чувственного отражения действи-тельности в обеспечении всего человеческого познания весьма значи­тельна:

— органы чувств являются единственным каналом, который не­посредственно связывает человека с внешним предметным миром;

— без органов чувств человек не способен вообще ни к познанию, ни к мышлению;

— потеря части органов чувств затрудняет, осложняет познание, но не перекрывает его возможности (это объясняется взаимной ком­пенсацией одних органов чувств другими, мобилизацией резервов в действующих органах чувств, способностью индивида концентрировать свое внимание, свою волю и т.п.);

— рациональное базируется на анализе того материала, который дают нам органы чувств;

—регулирование предметной деятельности осуществляется прежде всего с помощью информации, получаемой органами чувств;

— органы чувств дают тот минимум первичной информации, который оказывается необходимым, чтобы многосторонне познать объекты, чтобы развивать научное знание.

Рациональное познание (от лат. ratio — разум) — это мышле­ние человека, являющееся средством проникновения во внутрен­нюю сущность вещей, средством познания закономерностей, оп­ределяющих их бытие. Дело в том, что сущность вещей, их зако­номерные связи недоступны чувственному познанию. Они пости­гаются только с помощью мыслительной деятельности человека.

Именно «мышление осуществляет упорядочение данных чувственно­го восприятия, но отнюдь не сводится к этому, а рождает неч­то новое — то, что не дано в чувственности. Этот переход суть скачок, перерыв постепенности. Он имеет свое объективное основание в «раздвоении» объекта на внутреннее и внешнее, сущность и проявление ее, на отдельное и общее. Внешние стороны вещей, явлений отражаются прежде всего с помощью живого созерцания, а сущность, общее в них постигается с по­мощью мышления. В этом процессе перехода осуществляется то, что именуется пониманием. Понять — это значит выявить существенное в предмете. Мы можем понимать и то, что не в состоянии воспринимать… Мышление соотносит показания ор­ганов чувств со всеми уже имеющимися знаниями индивида, более того — со всем совокупным опытом, знаниями человечест­ва в той мере, в какой они стали достоянием данного субъекта.»[9]

Формами рационального познания (мышления человека) яв­ляются: понятие, суждение и умозаключение. Это наиболее ши­рокие и общие формы мышления, которые лежат в основе всего неисчислимого богатства знаний, которое накопило человечество.

Исходной формой рационального познания является поня­тие. «Понятия - это воплощенные в словах продукты социально-исторического процесса познания, которые выделяют и фиксируют общие существенные свойства; отношения предметов и явлений, а благодаря этому одновременно суммируют важнейшие свойства о способах действия с данными группами предметов и явлений».[10] Понятие в своем логическом содержании воспроизводит диалектическую закономерность познания, диалектическую связь единичного, особенного и всеобщего. В понятиях могут фиксироваться существенные и несущественные признаки объектов, необходимые и случайные, качественные и коли­чественные и т. п. Возникновение понятий — это важнейшая закономерность становления и развития человеческого мышления. Объектив­ная возможность возникновения и существования понятий в нашем мышлении заключается в предметном характере окру­жающего нас мира, т. е. наличие в нем множества отдельных предметов, обладающих качественной определенностью. Обра­зование понятия — это сложный диалектический процесс, вклю­чающий: сравнение (мысленное сопоставление одного предмета с другим, выявление признаков сходства и различия между ними), обобщение (мысленное объединение однородных пред­метов на основе тех или иных общих признаков), абстрагирова­ние (выделение в предмете одних признаков, наиболее суще­ственных, и отвлечение от других, второстепенных, несуществен­ных). Все эти логические приемы тесно связаны между собой в едином процессе образования понятия.

Понятия выражают не только предметы, но также их свой­ства и отношения между ними. Такие понятия, как твердое и мягкое, большое и маленькое, холодное и горячее и т. п. выра­жают определенные свойства тел. Такие понятия, как движе­ние и покой, скорость и сила и т. п. выражают взаимодействие предметов и человека с другими телами и процессами природы.

Особенно интенсивно возникновение новых понятий проис­ходит в сфере науки в связи со стремительным углублением и развитием научного познания. Открытия в объектах новых сто­рон, свойств, связей, отношений сразу же влекут за собой появ­ление новых научных понятий. Каждая наука имеет свои поня­тия, образующие более или менее стройную систему, именуе­мую ее понятийным аппаратом. В понятийный аппарат физи­ки, например, входят такие понятия, как «энергия», «масса», «заряд» и др. К понятийному аппарату химии относятся поня­тия «элемент», «реакция», «валентность» и др.

По степени общности понятия могут быть разными — менее общими, более общими, предельно общими. Сами понятия подлежат обобщению. В научном познании функционируют частнонаучные, общенаучные и всеобщие понятия (философские категории такие, как качество, количество, материя, бытие и т.п.).

В современной науке все большую роль играют общенауч­ные понятия, которые возникают в точках соприкосновения (так сказать «на стыке») различных наук. Зачастую это возникает при решении каких-то комплексных или глобальных проблем. Взаимодействие наук при решении такого рода научных про­блем существенно ускоряется именно благодаря использованию общенаучных понятий. Большую роль в формировании таких понятий играет характерное для нашего времени взаимодействие естественных, технических и социальных наук, образующих основные сферы научного знания.

Более сложной по сравнению с понятием формой мышления является суждение. Оно включает понятие, но не сводится к нему, а представляет собой качественно особую форму мышле­ния, выполняющую свои, особые функции в мышлении. Это объясняется тем, что «всеобщее, особенное и единичное непосредственно в понятии не расчленены и даны как нечто целое. Их расчленение и соотношение дается в суждении»[11].

 Объек­тивной основой суждения служат связи и отношения между предметами. Необходимость суждений (как и понятий) коре­нится в практической деятельности людей. Взаимодействуя с природой в процессе труда, человек стремится не только выде­лить те или иные предметы среди других, но и постигнуть их соотношения, чтобы успешно воздействовать на них.

Связи и отношения между предметами мысли носят самый раз­нообразный характер. Они могут быть между двумя отдельными предметами, между предметом и группой предметов, между груп­пами предметов и т. п. Многообразие таких реальных связей и отношений находит свое отражение в многообразии суждений.

«Суждение — это та форма мышления, посредством которой раскрывается наличие или отсутствие каких-либо связей и отношений между предметами (т. е. указывается на наличие или отсутствие чего-либо у чего-то)»[12]. Являясь относительно законченной мыслью, отражающей вещи, явления объективного мира с их свойствами и отношени­ями, суждение обладает определенной структурой. В этой струк­туре понятие о предмете мысли называется субъектом и обозна­чается латинской буквой S (Subjectum — лежащий в основе). Понятие о свойствах и отноше­ниях предмета мысли называется предикатом и обозначается латинской буквой Р (Predicatum — сказанное). Субъект и предикат вместе называются терминами сужде­ния. При этом роль терминов в суждении далеко не одинакова. Субъект содержит уже известное знание, а предикат несет о нем новое знание. Например, наукой установлено, что железо обладает элект­ропроводностью. Наличие этой связи между железом и отдель­ным его свойством делает возможным суждение: «железо (S) электропроводно (P)».

Субъектно-предикатная форма суждения связана с его основ­ной познавательной функцией - отражать реальную действи­тельность в ее богатом разнообразии свойств и отношений. Это отражение может осуществляться в виде единичных, частных и общих суждений.

Единичным называется суждение, в котором что-либо утвер­ждается или отрицается об отдельном предмете. Такого рода суждения в русском языке выражаются словами «это», имена­ми собственными и т. д.

Частные суждения - это такие суждения, в которых что-либо утверждается или отрицается о некоторой части какой-то группы (класса) предметов. В русском языке подобные сужде­ния начинаются такими словами, как «некоторые», «часть», «не все» и др

Общими называются суждения, в которых что-либо утверж­дается или отрицается обо всей группе (обо всем классе) пред­метов. Причем то, что утверждается или отрицается в общем суждении, касается каждого предмета рассматриваемого клас­са. В русском языке это выражается словами «все», «всякий», «каждый», «любой» (в утвердительных суждениях) или «ни один», «никто», «никакой» и др. (в отрицательных суждени­ях).

В общих суждениях выражаются общие свойства предметов, общие связи и отношения между ними, включая и объективные закономерности. Именно в виде общих суждений формируются, по существу, все научные положения. Особое значение общих суждений в научном познании оп­ределяется тем, что они служат мыслительной формой, в кото­рой только и могут быть выражены объективные закономерности окружающего мира, открываемые наукой. Однако это не означает, что познавательную ценность в науке имеют толь­ко общие суждения. Законы науки возникают в результате обоб­щения множества единичных и частных явлений, которые выра­жаются в форме единичных и частных суждений. Даже единич­ные суждения об отдельных предметах или явлениях (каких-то фактах, возникших в эксперименте, исторических событиях и т. д.) могут иметь важное познавательное значение.

Будучи формой существования и выражения понятия, отдельное суж-дение, однако, не может полностью выразить его содержание. Такой формой может служить лишь система суждений и умозаключение[13]. В умозаключении наиболее отчетливо проявляется способность мышления к опосредованному рациональному отражению действительности. Переход к новому знанию осуществляется здесь не путем обращения к данному чувственном опыте предмету познания, а на основе уже имеющихся знаний.

Умозаключение содержит в своем составе суждения, а следовательно, и понятия), но не сводится к ним, а предполага­ет еще их определенную связь. Чтобы уяснить происхождение и сущность умозаключения, необходимо сопоставить два рода знаний, которыми человек располагает и пользуется в процессе своей жизнедеятельности. Это — знания непосредственные и опосредованные.

Непосредственные знания — это те, которые получены чело­веком с помощью органов чувств: зрения, слуха, обоняния и т.д. Подобная чувственная информация составляет значительную часть всех человеческих знаний.

Однако далеко не обо всем в мире можно судить непосред­ственно. В науке большое значение имеют опосредованные знания. Это знания, которые получены не прямо, не непосредствен­но, а путем выведения из других знаний. Логической формой их приобретения и служит умозаключение. Под умозаключени­ем понимается форма мышления, посредством которой из изве­стного знания выводится новое знание.

Подобно суждениям умозаключение имеет свою структуру. В структуре любого умозаключения различают: посылки (исходные суждения), заключение (или вывод) и определенную связь между ними. Посылки — это исходное (и при этом уже извест­ное) знание, служащее основанием для умозаключения. Заклю­чение — это производное, притом новое знание, полученное из посылок и выступающее их следствием. Наконец, связь между посылками и умозаключением есть необходимое отношение между ними, делающее возможным переход от одного к друго­му. Другими словами, это есть отношение логического следова­ния. Всякое умозаключение представляет собой логическое сле­дование одних знаний из других. В зависимости от характера этого следования, выделяются следующие два фундаменталь­ных типа умозаключений: индуктивное и дедуктивное.

Умозаключение широко используется в повседневном и в на­учном познании. В науке они используются как способ познания прошлого, которое непосредственно наблюдать уже нельзя. Именно на основе умозаключений формируются знания о воз­никновении Солнечной системы и образовании Земли, о проис­хождении жизни на нашей планете, о возникновении и этапах развития общества и т. д. Но умозаключения в науке применяются не только для по­нимания прошлого. Они важны и для осмысления будущего, которое наблюдать еще нельзя. А для этого необходимо знания о прошлом, о тенденциях развития, действующих в настоящее время и прокладывающих путь в будущее.

Вместе с понятиями и суждениями умозаключения преодолевают ограниченность чувственного познания. Они оказываются незаменимыми там, где органы чувств бессильны в постижении причин и условий возникновения какого-либо объекта или яв­ления, в понимании его сущности, форм существования, зако­номерностей его развития и т. д.

4. Методы научного познания. 4.1. Понятие метода и методологии. Классификация методов научного познания.

Понятие метод (от греческого слова «методос» — путь к чему-либо) означает совокупность приемов и операций практическо­го и теоретического освоения действительности.

Метод вооружает человека системой принципов, требований, правил, руководствуясь которыми он может достичь намечен­ной цели. Владение методом означает для человека знание того, каким образом, в какой последовательности совершать те или иные действия для решения тех или иных задач, и умение применять это знание на практике.

«Таким образом, метод (в той или иной своей форме) сво­дится к совокупности определенных правил, приемов, спосо­бов, норм познания и действия. Он есть система предписа­ний, принципов, требований, которые ориентируют субъекта в решении конкретной задачи, достижении определенного ре­зультата в данной сфере деятельности. Он дисциплинирует поиск истины, позволяет (если правильный) экономить силы и время, двигаться к цели кратчайшим путем. Основная фун­кция метода — регулирование познавательной и иных форм деятельности»[14].

Учение о методе начало развиваться еще в науке Нового вре­мени. Ее представители считали правильный метод ориентиром в движении к надежному, истинному знанию. Так, видный фи­лософ XVII в. Ф. Бэкон сравнивал метод познания с фонарем, освещающим дорогу путнику, идущему в темноте. А другой из­вестный ученый и философ этого же периода Р. Декарт изложил свое понимание метода следующим образом: «Под методом, — писал он, — я разумею точные и простые правила, строгое соблю­дение которых... без лишней траты умственных сил, но постепен­но и непрерывно увеличивая знания, способствует тому, что ум достигает истинного познания всего, что ему доступно»[15].

Существует целая область знания, которая специально зани­мается изучением методов и которую принято именовать мето­дологией. Методология дословно означает «учение о методах» (ибо происходит этот термин от двух греческих слов: «методос» — метод и «логос» — учение). Изучая закономерности человечес­кой познавательной деятельности, методология вырабатывает на этой основе методы ее осуществления. Важнейшей задачей методологии является изучение происхождения, сущности, эффективности и других характеристик методов познания.

Методы научного познания принято подразделять по степе­ни их общности, т. е. по широте применимости в процессе на­учного исследования.

Всеобщих методов в истории познания известно два: диалетический и метафизический. Это общефилософские методы. Ме­тафизический метод с середины XIX века начал все больше и больше вытесняться из естествознания диалектическим методом.

Вторую группу методов познания составляют общенаучные методы, которые используются в самых различных областях науки, т. е. имеют весьма широкий, междисциплинарный спектр применения.

Классификация общенаучных методов тесно связана с поня­тием уровней научного познания.

Различают два уровня научного познания: эмпирический и теоретический.. «Это различие имеет своим основанием неодинаковость, во-первых, способов (методов) самой познавательной активности, а во-вторых, характера достигаемых научных результатов»[16]. Одни общенаучные методы применяются толь­ко на эмпирическом уровне (наблюдение, эксперимент, изме­рение), другие — только на теоретическом (идеализация, фор­мализация), а некоторые (например, моделирование) — как на эмпирическом, так и на теоретическом уровнях.

Эмпирический уровень научного познания характеризуется непосредственным исследованием реально существующих, чув­ственно воспринимаемых объектов. Особая роль эмпирии в науке заключается в том, что только на этом уровне исследования мы имеем дело с непосредственным взаимодействием человека с изучаемыми природными или соци­альными объектами. Здесь преобладает живое созерцание (чувственное познание), рациональный момент и его формы (суждения, понятия и др.) здесь присутствуют, но имеют подчиненное значение. Поэтому исследуемый объект отра­жается преимущественно со стороны своих внешних связей и проявлений, доступных живому созерцанию и выражаю­щих внутренние отношения. На этом уровне осуществ­ляется процесс накопления информации об исследуемых объек­тах, явлениях путем проведения наблюдений, выполнения раз­нообразных измерений, поставки экспериментов. Здесь произ­водится также первичная систематизация получаемых факти­ческих данных в виде таблиц, схем, графиков и т. п. Кроме того, уже на втором уровне научного познания — как следствие обобщения научных фактов — возможно формулирование некоторых эмпирических закономерностей.

Теоретический уровень научного познания характеризу­ется преобладанием рационального момента - понятий, теорий, законов и других форм и «мыслительных опера­ций». Отсутствие непосредственного практического взаимодействия с объектами обуславливает ту особенность, что объект на данном уровне научного познания может изучаться только опосредованно, в мысленном эксперименте, но не в реальном. Однако живое созерцание здесь не устраняется, а становится подчиненным (но очень важным) аспектом познавательного процесса.

На данном уровне происходит раскрытие наиболее глубоких существенных сторон, связей, закономерностей, присущих изучаемым объектам, явлениям путем обработки данных эмпирического знания. Эта обработка осуществляется с помощью систем абстракций «высшего по­рядка» — таких как понятия, умозаключения, законы, ка­тегории, принципы и др. Однако «на теорети­ческом уровне мы не найдем фиксации или сокращенной сводки эмпири­ческих данных; теоретическое мышление нельзя свести к суммированию эмпирически данного материала. Получается, что теория вырастает не из эмпирии, но как бы рядом с ней, а точнее, над ней и в связи с ней»[17].

Теоретический уровень - более высокая ступень в научном познании. «Теоретический уровень познания направлен на формирование те­оретических законов, которые отвечают требованиям всеобщности и не­обходимости, т.е. действуют везде и всегда»[18]. Результатами теоретического по­знания становятся гипотезы, теории, законы.

Выделяя в научном исследовании указанные два различных уровня, не следует, однако, их отрывать друг от друга и проти­вопоставлять. Ведь эмпирический и теоретический уровни по­знания взаимосвязаны между собой. Эмпирический уровень выступает в качестве основы, фундамента теоретического. Ги­потезы и теории формируются в процессе теоретического ос­мысления научных фактов, статистических данных, получае­мых на эмпирическом уровне. К тому же теоретическое мышление неизбежно опирается на чувственно-наглядные образы (в том числе схемы, графики и т. п.), с которыми имеет дело эм­пирический уровень исследования.

В свою очередь, эмпирический уровень научного познания не может существовать без достижений теоретического уровня. Эмпирическое исследование обычно опирается на определенную теоретическую конструкцию, которая определяет направление этого исследования, обуславливает и обосновывает применяе­мые при этом методы.

Согласно К. Попперу, является абсурдной вера в то, что мы можем начать научное исследование с «чистых наблюде­ний», не имея «чего-то похожего на теорию». Поэтому не­которая концептуальная точка зрения совершенно необхо­дима. Наивные же попытки обойтись без нее могут, по его мнению, только привести к самообману и к некритическому использованию какой-то неосознанной точки зрения.

Эмпирический и теоретический уровни познания взаи­мосвязаны, граница между ними условна и подвижна. Эм­пирическое исследование, выявляя с помощью наблюдений и экспериментов новые данные, стимулирует теоретическое познание (которое их обобщает и объясняет), ставит перед ним новые более сложные задачи. С другой стороны, теоре­тическое познание, развивая и конкретизируя на базе эмпи­рии новое собственное содержание, открывает новые, более широкие горизонты для эмпирического познания, ориенти­рует и направляет его в поисках новых фактов, способству­ет совершенствованию его методов и средств и т. п.

К третьей группе методов научного познания относятся ме­тоды, используемые только в рамках исследований какой-то конкретной науки или какого-то конкретного явления. Такие методы именуются частвонаучными. Каждая частная наука (био­логия, химия, геология и т. д.) имеет свои специфические мето­ды исследования.

При этом частнонаучные методы, как правило, содержат в различных сочетаниях те или иные общенаучные методы по­знания. В частнонаучных методах могут присутствовать наблю­дения, измерения, индуктивные или дедуктивные умозаключе­ния и т. д. Характер их сочетания и использования находится в зависимости от условий исследования, природы изучаемых объектов. Таким образом, частнонаучные методы не оторваны от общенаучных. Они тесно связаны с ними, включают в себя специфическое применение общенаучных познавательных при­емов для изучения конкретной области объективного мира. Вместе с тем частнонаучные методы связаны и со всеобщим, диалекти­ческим методом, который как бы преломляется через них.

Еще одну группу методов научного познания составляют так называемые дисциплинарные методы, которые представляют собой системы приемов, применяемых в той или иной дисциплине, входящей в ка­кую-нибудь отрасль науки или возникшей на стыке наук. Каждая фундаментальная наука представляет собой комп­лекс дисциплин, которые имеют свой специфический пред­мет и свои своеобразные методы исследования.

К последней, пятой группе относятся методы междисциплинарного исследования являющиеся со­вокупностью ряда синтетических, интегративных способов (возникших как результат сочетания элементов различных уровней методологии), нацеленных главным образом па стыки научных дисциплин.

Таким образом, в научном познании функционирует сложная, динамичная, целостная, субординированная сис­тема многообразных методов разных уровней, сфер дейст­вий, направленности и т. п., которые всегда реализуются с учетом конкретных условий.

К сказанному остается добавить, что любой метод сам по себе еще не предопределяет успеха в познании тех или иных сторон материальной действительности. Важно еще умение правильно применять научный метод в процессе познания. Если восполь­зоваться образным сравнением академика П. Л. Капицы, то научный метод «как бы является скрипкой Страдивариуса, са­мой совершенной из скрипок, но чтобы на ней играть, нужно быть музыкантом и знать музыку. Без этого она будет также фальшивить, как и обычная скрипка».[19]

4.2. Всеобщий (диалектический) метод познания, принципы диалектического метода и их применение в научном познании.

Диалектика (греч. dialektika – веду беседу, спор) – учение о наиболее общих законах развития природы, общества и познания, при котором различные явления рассматриваются в многообразии их связей, взаимодействии противоположных сил, тенденций, в процессе изменения, развития. По своей внутренней структуре диалектика как метод состоит из ряда принципов, назначение которых – вести познание к развертыванию противоречий развития. Суть диалектики – именно в наличии противоречий развития, в движении к этим противоречиям. Рассмотрим вкратце основные диалектические принципы.

4.2.1. Принцип всесторонности рассмотрения изучаемых объектов. Комплексный подход в познании.

Одно из важных требований диалектического метода состоит в том, чтобы изучать объект познания со всех сторон, стремить­ся к выявлению и изучению как можно большего числа (из бес­конечного множества) его свойств, связей, отношений. Совре­менные исследования во многих областях науки все больше тре­буют учета возрастающего числа фактических данных, пара­метров, связей, и т. п. Эту задачу становится все труднее ре­шать без привлечения информационной мощи новейшей ком­пьютерной техники.

Окружающий нас мир представляет собой единое целое, определенную систему, где каждый предмет как единство многообразного неразрывно связан с другими предметами и все они постоянно взаимодействуют друг с другом. Из поло­жения о всеобщей связи и взаимозависимости всех явлений вытекает один из основных принципов материалистической диалектики - всесторонность рассмотрения. Правильное понимание какой-либо вещи возможно лишь в том случае, если исследована вся совокупность ее внутренних и внеш­них сторон, связей, отношений к т. д. Чтобы действительно познать предмет глубоко и всесторонне, надо охватить, изу­чить все его стороны, все связи и «опосредствовання» в их системе, с вычленением главной, решающей стороны.

Принцип всесторонности в современном научном исследова­нии реализуется в виде комплексного подхода к объектам по­знания. Последний позволяет учесть множественность свойств, сторон, отношений и т. п. изучаемых предметов, явлений. Дан­ный подход лежит в основе комплексных, междисциплинарных исследований, позволяющих «свести во едино» многосторонние исследования, объединить полученные разными методами ре­зультаты. Именно этот подход привел к идее создания научных коллективов, состоящих из специалистов различного профиля и реализующих требование комплексности при решении тех или иных проблем.

 «Современные комплексные научно-технические дисциплины и исследования, являются реальнос­тью современной науки. Однако они не укладываются в традиционные организационные формы и методологические стандар­ты. Именно в сфере этих исследований и дисциплин осуществ­ляется сейчас практическое «внутреннее» взаимодействие об­щественных, естественных и технических наук... Такие исследования (к которым, например, относятся исследования в области искусственного интеллекта) тре­буют особой организационной поддержки и поиска новых орга­низационных форм науки Однако, к сожалению, их развитие затрудняется именно в силу их нетрадиционности, отсутствия в массовом (а иногда и профессиональном) сознании четкого представления об их месте в системе современной на­уки и техники»[20].

Ныне комплексность (как один из важных аспектов диалек­тической методологии) является составным элементом современ­ного глобального мышления. Основанные на нем поиски реше­ния глобальных проблем современности требуют научно обосно­ванного (и политически взвешенного) комплексного подхода.

4.2.2. Принцип рассмотрения во взаимосвязи. Системное познание.

Проблема учета связей исследуемой вещи с другими вещами занимает важное место в диалектическом методе познания, от­личая его от метафизического. Метафизичность мышления мно­гих ученых-естествоиспытателей, игнорировавших в своих ис­следованиях реальные взаимосвязи, существующие между объек­тами материального мира, породила в свое время немало труд­ностей в научном познании. Преодолеть эти трудности помог начавшийся в XIX в. переход от метафизики к диалектике, «...рассматривающей вещи не в их изолированности, а в их вза­имной связи»[21].

Прогресс научного познания уже в XIX в., а тем более в XX столетии показал, что любой ученый — в какой бы области зна­ния он ни работал — неизбежно потерпит неудачу в исследова­нии, если будет рассматривать изучаемый объект вне связи с другими объектами, явлениями или если будет игнорировать характер взаимосвязей его элементов. В последнем случае ока- жется невозможным понять и изучить материальный объект в его целостности, как систему.

Система — это всегда некоторая целостность, представляющая собой совокупность элементов, функциональные свойства и возможные состояния которой обусловлены не только составом, стро­ением и т. п. составляющих ее элементов, но и характером их взаимных связей.

Для изучения объекта как системы требуется и особый, сис­темный подход к его познанию. Последний должен учитывать качественное своеобразие системы по отношению к своим эле­ментам (т. е. что она — как целостность — обладает свойствами, которых нет у составляющих ее элементов).

При этом следует иметь в виду, что «... хотя свойства систе­мы в целом не могут быть сведены к свойствам элементов, они могут быть объяснены в своем происхождении, в своем внут­реннем механизме, в способах своего функционирования на ос­нове учета свойств элементов системы и характера их взаимо­связи и взаимообусловленности. В этом заключена методологи­ческая суть системного подхода. В противном случае — если бы между свойствами элементов и характером их взаимосвязи, с одной стороны, и свойствами целого, с другой стороны, не было связи, не было бы никакого научного смысла в рассмотрении системы именно как системы, то есть как совокупности элемен­тов с определенными свойствами. Тогда пришлось бы систему рассматривать просто как вещь, обладающую свойствами безот­носительно к свойствам элементов и структуре системы»[22].

«Принцип системности требует разграничения внешней и внутрен­ней сторон материальных систем, сущности и ее проявлений, обнару­жения многоразличных сторон предмета, их единства, раскрытия формы и содержания, элементов и структуры, случайного и необходи­мого и т. п. Этот принцип направляет мышление на переход от явлений к их сущности, к познанию целостности системы, а также необходимых связей рассматриваемого предмета с окружающими его предметами процессами. Принцип системности требует от субъекта ставить в центр познания представ­ление о целостности, которое призвано руководить познанием от начала и до конца исследования, как бы оно ни распадалось на отдельные возможно, на первый взгляд и не связанные друг с другом, циклы или моменты; на всем пути познания представление о целостности будет изменяться, обогащаться, но оно всегда должно быть системным, целостным представлением об объекте»[23].

Принцип системности нацелен на все­стороннее познание предмета, как он существует в тот или иной момент времени; он нацелен на воспроизведение его сущности, интегративной основы, а также разнообразие его аспектов, проявлений сущности при ее взаимодействии с другими материальными системами. Здесь пред­полагается, что данный предмет отграничивается от своего прошлого, от предыдущих своих состояний; делается это для более направленного познания его актуального состояния. Отвлечение от истории в этом случае — законный прием познания.

Распространение системного подхода в науке было связано с усложнением объектов исследования и с переходом от метафизико-механистической методологии к диалектической. Симпто­мы исчерпания познавательного потенциала метафизико-механистической методологии, ориентировавшийся на сведение слож­ного к отдельным связям и элементам, появились еще в XIX в., а на рубеже XIX и XX вв. кризис такой методологии обнару­жился уже совершенно отчетливо, когда здравый человеческий рассудок все больше начал соприкасаться с предметами, взаимодействующими с другими материальными системами, со следствиями, которые уже нельзя (не допуская явной ошибки) отрывать от породивших их причин.

4.2.3. Принцип детерминизма.

Детерминизм — (от лат. determino — определяю) — это фило­софское учение об объективной закономерной взаимосвязи и вза­имообусловленности явлений материального и духовного мира. Основу данного учения составляет положение о существовании причинности, т. е. такой связи явлений, в которой одно явление (причина) при определенных условиях с необходимостью порождает другое явление (следствие). Еще в трудах Галилея, Бэкона, Гоббса, Декарта, Спинозы было обосновано положение о том, что при изучении природы надо искать действующие причины и что «истинное знание есть знание посредством причин» (Ф. Бэкон).

Уже на уровне явлений детерминизм позволяет отграничить необходимые связи от случайных, существенные от несущественных, установить те или иные повторяе­мости, коррелятивные зависимости и т. п., т. е. осуществить продвиже­ние мышления к сущности, к каузальным связям внутри сущности. Функциональные объективные зависимости, например, есть связи двух и более следствий одной и той же причины, и познание регулярностей на феноменологическом уровне должно дополняться познанием гене­тических, производящих причинных связей. Познавательный процесс, идущий от следствий к причинам, от случайного к необходимому и существенному, имеет целью раскрытие закона. Закон же детермини­рует явления, а потому познание закона объясняет явления и изменения, движения самого предмета.

Современный детерминизм предполагает наличие разнообразных объективно существующих форм взаимосвязи явлений. Но все эти формы в конечном счете складываются на основе всеобще действующей причинности, вне которой не существует ни одно явление действительности.

4.2.4. Принцип изучения в