Что такое культура. Культура, цивилизация и локальная культурная система

Заказать работу

Что такое культура. Культура, цивилизация и локальная культурная система.

Культура и ЛКС

Культура возникает как надприродное средство снятия отчуждения и восстановления синкрезиса, то есть, первозданного чувства полной погруженности в природу и единства с миром.

Наиболее обще культура это все то, что мыслимо человеком. Это самоорганизующаяся и самоподдерживающаяся целостность. Культура включает в себя и определенную реальность, и правила ее функционирования, и в этом смысле одновременно трансцендентна и имманентна миру.

В большинстве случаев имеется в виду КС или подсистема большой культуры. О Культуре как принципе можно говорить лишь, когда речь идет об общих законах функционирования, общих для всех без исключения культур. Наличие Культуры как метасистемы однако подтверждает то, что подсистемы диффузно смешиваются

Структурно рождение культуры одинаково с рождением смысла. Смысловым же пространством она и ограничена. Поэтому, все непонятное поначалу подгоняется под имеющиеся знаковые формы

Понятие Культуры как общего принципа согласно теории А. А. Пелипенко:

«смыслогенетическая теория в самом общем виде определяет культуру как системно самоорганизованный и саморазвивающийся порядок существования надприродных феноменов. «Физическим» носителем культуры выступает ментальная сфера человеческого индивидуума, а структурной единицей – производимый ею смысл» Постижение Культуры, с. 85

Понятие ЛКС (локальной культурной системы):

«культурная система – это локализованный в историческом времени и пространстве надприродный организм» Постижение Культуры, с. 478

«Если субстратным основанием культурной системы является человеческий индивидуум, то «средним» и главным структурным звеном системы являются субъектные группы вкупе с продуцируемыми ими смысловой и жизненной средой, артефактуальным ресурсом и знаковыми формами. Компоненты этой среды – традиции, ценности, нормы, институты и прочая, что обычно пытается объять описательная культурология, суть производные базовых для данной системы способов смыслообразования» Постижение Культуры, с. 479

Система состоит не столько из самих элементов, сколько из связей между ними. Это на микроуровне. Уровнем выше она состоит из подсистем. Культура как интегрирующая структура, состоящая из подсистем или аспектов - идея Л. Уайта.

Границы ЛКС однозначно не совпадают с языком, религией, формами хозяйства, государствами и обитанием конкретных народов, хотя тесно со всем этим связаны. Возможности ЛКС определяются количеством смыслов, которые способен породить каждый отдельный элемент. Применительно к ЛКС уместнее говорить о зонах перехода, чем о границах.

ЛКС нельзя понять, разделяя ее по кластерам. Политика, религия, экономика и т.д. Тем более отдельные феномены крайне сложно изучить вне связи с остальным культурным контекстом. Все понятия тогда оказываются размытыми и неточными. ЛКС несет в себе черты единства и множественности, чем сложнее это единство, чем больше подсистем и специализации, тем сложнее адекватно воспринимать ее как целостность.

КС напоминает клубок, сгусток многоугольных фигур. Ядро - место наибольшего числа пересечений. Каждая фигура (подсистема) объемна и неправильна (потому что смыслообразование у каждой неравномерно). Отдельные сферы осмыслены более широко и полно, чем другие. Важные в функциональном отношении аспекты существования ЛКС детально анализируются и дифференцируются. В арабском около сотни слов, обозначающих верблюда. Если где-то детализация высока - в другом месте ее почти нет. Это связано также с внешними природными и инокультурными воздействиями.

Сущностно важное минимально осмыслено и по возможности законсервировано в подобном состоянии – так оно несет больше ценности.

Культуре изначально задан предел заложенными возможностями смыслообразования, когда они исчерпываются, она умирает. Сначала начинает бесконечно повторяться одно и то же, затем переходит в стадию стагнации и распада. Срок жизни тоже задан определенными качественными характеристиками.

Не вписывающиеся в структуру культурной системы смыслы она часто в принципе «не видит».

У культуры есть образующая ее витальная среда (человек и социум) и структурирующая ее предметная среда (культурный ресурс: смыслы, знаки, символы и артефакты).

Культура скрепляется вертикальными и горизонтальными связями. Горизонтальные - технологии, искусство, язык. «Язык в своих глубинных качествах есть сгусток, концентрация этих самых связей и отношений» Постижение Культуры, с. 13. Вертикальные - делают культуру органической целостностью, пронизывают типологически разные подсистемы: мифоритуальный, храмовый комплекс. Последний включает в себя знаковую и символическую систему, жреческую корпорацию, нормы и представления, образ жизни.

Для Культуры нет ничего несоединимого. Она не обязана подчиняться законам формальной логики и здравого смысла. И то, и другое сформированы ею же в качестве внутреннего регулятора.

Системообразующие факторы:

«типы ментальных конституций людей и внутренняя конфигурация самой системы, ее структурный паттерн» Постижение Культуры, с. 29

У культуры есть статический и динамический аспект. Ей необходимо расширение и рост по всем направлениям. Но когда она реализует все смысловые возможности - она погибнет. Поэтому наряду с ростом она вынуждена решать задачи сохранения и стабилизации.

«Без относительной стабилизации «самость» любой формы или структуры теряет онтологические основания, а на уровне рефлексии – идентичность» Постижение Культуры, 71

Организм культуры условно можно разделить на «бессознательное», представленное рутинной традиционной деятельностью людей и активно рефлексирующую и развивающую ее часть (группы, занятые поисковой активностью и продуктивным смыслообразованием). Вообще значительную область культурного пространства занимает то, что скрыто от рефлексии.

Культурное-бессознательное

История представлений о бессознательном

Лейбниц высказывал идею «темной души», где вызревают представления. Согласно ей, не может существовать психической «пустоты»

«В нашем уме нет ничего, что уже не дремало бы в виде представления в темной душе». (Лейбниц В. Новые опыты о человеческом разуме. М.; Л. 1936. С. 93)

Шеллинг говорил о многозначности искусства и мифа, о полуосознанном творчестве создателей великих произведений:

Шеллинг Ф. Система трансцендентального идеализма. Л. 1936

Согласно Гартману, роль сознания вторична, важнее всего бессознательное духовное начало:

Эдуард фон Гартман. «Философия бессознательного».

С особой основательностью идея была разработана З. Фрейдом.

Ближе всего к идее культурного-бессознательного представления Юнга о «коллективном бессознательном» - это глубинные структуры, лежащие в основе культуры.

Сущность культурного бессознательного

Языки культуры обладают своеобразным «подсознанием», которое содержит в себе огромный потенциал смыслов, но не осознается адекватно. Поверхностные, внешние значения – лишь тонкая пленка, но в большинстве случаев, лишь она и замечается.

Культурное-бессознательное - это неотрефлексированные структуры ментальности. Оно содержит в себе весь снятый культурный опыт, связывает общекультурное и индивидуально-психическое. Изоморфно, т.е. одноструктурно (но не тождественно) индивидуально-бессознательному. К.-б. - лучше понятий «родовая» или «социальная» память, так как те не дают возможности различать коллективное и индивидуальное. Ускользающие от рефлексии, воспринимающиеся как естественные программы и сценарии. На словах (как доктрина) они могут отвергаться, но в сущности это ничего не означает.

В человеческом сознании культурная память как бы сформировала пустые борозды иерархических цепей, которые культура заполняет конкретным материалом.

Как и язык, который формируется отдельными носителями, но первичен по отношению к ним, так и культурное смысловое пространство создают отдельные люди, но они уже запрограммированы на определенный алгоритм производства смыслов. Параллельно развивается индивидуальное-бессознательным, которое влияет на тонкости восприятия различных смысловых полей. Человек создает отдельные предметы и смыслы, но не он создает культуру как систему.

Программам структурирования смысла поначалу обучаются, но по ходу развития культуры они становятся врожденными. Заложенный в них культурный опыт и механизмы познания человек воспринимает как нечто естественное. Культурная память - своего рода надбиологическая генетика культуры, определяющая конфигурацию той или иной ЛКС.

Культура прячет свои основания, нормативы и установки от осознания.

В Культуре как системе выделяется 6 уровней культурно-бессознательного:

1. Первоначальный уровень перехода от природы к культуре. Самое важное первоначальное устремление (интенция) - выход из дуализованного состояния. Здесь формируется координатная сетка континуальное - дискретное, трансцендентное - имманентное, сакральное - профанное. Пожалуй, самая первоначальная форма бегства от дуальности - фрейдовское бегство в сексуальную стихию, возврат в докультурное состояние.

2. Уровень формирования основополагающих мифологем, образов, фигур.

3. Уровень этнических детерминаций. То есть, складывание черт определенного этноса, народа.

4. Уровень социокультурных детерминаций. Скрытые от осознания принципы и установки, лежащие в основании культуры. Он проявляется, в частности, в том, что культура всегда видит себя не такой, каковой в самом деде является.

5. Уровень индивидуально-бессознательного. Это единичный квант социокультурно-бессознательного. Любые смыслы, сформированные культурной традицией, преломляются особым образом через индивидуальное сознание с его генетическим и приобретенным опытом.

Однако, к.-б. отнюдь не выводится из суммы индивидуального. Скорее, это к.-и. - его модусы.

6. Уровень осознаваемых культурой смыслов. Шире всего здесь пласт форм общественного сознания (художественное, религиозное, обыденное, научное). Они выступают в качестве смысловых полей, благодаря которым субъект определяет свое место в культурной системе. Осознание себя человеком в качестве субъекта культуры связано с включением в эти поля. Однако, оно же и ограничивает взгляд на культуру как целое, что объясняет, в частности, формирование определенного образа культуры (автомодели).

Для человека смыслы последних производных уровней, к которым он партиципирует - самое главное, но для культуры это как раз то, чем она легче всего жертвует и что для нее не столь важно. Конфуций хотел изменить имена, Будда вообще стремился вынести человека из культуры, но в итоге они создали новые культурные смыслы и знаково-символические системы. Платон доказывал недостатки письменности благодаря ней же

Пример из другого разряда - сущностная близость фашистской и коммунистической идеологий, радикально отвергаемая представителями обеих

На вершине пирамиды - точка индивидуальной рефлексии, осознания. Здесь преломляются все уровни детерминации, рождается особый сплав общего и единичного.

Во многих отношениях бессознательное лежит в основе ментальности.

Рациональный интеллект снимает лишь «сливки» - самые последние производные знаковые формы, первичные смыслы скрыты в бессознательном

В культурном-бессознательном скрывается иерархия опосредующих форм между прафеноменом (грубо, самым первым, наиболее сильным смыслом) и сознанием.

Разновидности культурного-бессознательного

Рутинизация

Огромное значение для культуры имеет стратегия рутинизации. Это не только стратегия человека, но и самой культуры. Она нужна для воспроизводства материально-технической среды. Достижения последней однажды были открыты, а затем ушли в фоновый режим. Но рутинизируется не только материальное, информация тоже рутинизируется, как и духовные практики. В стратегию рутинизации вовлечено большинство людей, поэтому культура легко ими жертвует в случае кризиса - их всегда можно заменить. Она не так ценна для культуры, так как в меньшей степени связана с партиципацией.

(«…у исторического процесса, как и у любого процесса самоорганизации, нет цели»

Моисеев Н. Н. Быть или не быть человечеству? М.: ГУП ИПК, 1999. С. 33)

В Постижении Культуры – следует разделять бессознательное и подсознательное. Рутинизация, рутинная деятельность – подсознательное, она ничего не порождает, а лишь воспроизводит. Бессознательное – смыслопорождающе. Постижение Культуры, с. 467

3 блока смыслов

1 вообще не отпавшие от синкрезиса и заблокированные для осознания совершенно. Сфера быта до XVII века, детства до XVIII-го,

2. Смыслы, осознаваемые неадекватно.

3. Автоматически используемые, давно осмысленные и означенные, а затем рутинизовавшиеся и профанизованные культурные феномены. Стали просто фоном. Так произошло, например, с миром и мифологемой города.

Интенциональные константы. Это те постоянные направленности, которые выводят человека из переживания двойственности культуры. Это ретроспективная, перспективная и стабилизирующая константы. Каждая создает иерархию дуальных оппозиций, по которым человек движется к цели (цель – совершенное снятие оппозиций).

Суть ретроспективной в том, чтобы вернуться к синкрезису, восстановить магическое мироощущение, упростить знаковые системы. Перспективная заключается, наоборот, в разработке знаковых систем и новых смыслов. От соотношения 2 этих интенций зависит характер культурной динамики.

Стабилизирующая константа создает устойчивые партиципационные связи с конкретными значениями. Ее концентрированное выражение – традиция. Суть последней в том, что выход из дуального культурного пространства заключается для нее в постоянном подавлении дуализма. Она не дает родиться двойственности. Она старается сохранять неизменным знак, к которому однажды произошла партиципация. Традиционная и инновативная парадигмы обе бессознательны, и одна неспособна полностью рефлектировать другую.

«Стабилизирующая интенциональная константа чрезвычайно важна тем, что, оформляя поток переживаний дуальных расчленений в знаковых формах культуры, осуществляет важнейший культурно-генетический акт имманентного трансцендирования смысла, создавая тем самым культурное измерение времени, замещающее в-себе-бытийствующее физическое время – спонтанную и нерефлективно-абстрактную континуальную длительность природных процессов. Именно благодаря этому имманентному трансцендированию достигается онтическая единосущность всех трех позиций триадической метаструктуры, собственно темпоральным модусом которой выступает триада прошлое – настоящее – будущее» Культура как система, с. 160

Проще говоря, стабилизирующая константа при помощи специфического трансцендирования создает непрерывную связь между прошлым, настоящим и будущим. Константа утверждает человеческое сознание в позиции настоящего, в котором оно воспринимает и наполняет содержанием трансцендентные образы прошлого и будущего. Они становятся воспринимаемыми благодаря формированию ритмических структур и двойственных альтернативных значений (бинарных семантем). Это происходит благодаря повторению стандартных знаковых структур (память об уже актуализованных сохраняется, а о существе будущих можно примерно судить по данным в наличии).

Подобный взгляд на время был у Августина Блаженного:

Августин. Исповедь // Богословские труды. Сб. 19. М., 1979. С. 189

Константы определяют различия культур и ментальностей. Конфликт между константами всегда продуктивен для культуры.

Мифологическое мышление

Одна из вещей, которая находится в тени бессознательного у современного человека. Оно остается скрытой основой законодательного разума даже в век абсолютной, вроде бы, рациональности. Может всплывать наверх, когда подвергаются разрушению более поздние слои ментальности. Например, во время кризиса (революция и т.д.).

Программы структурирования смысла

Приобретенные культурные программы становятся постепенно врожденными и пополняют таким образом культурное-бессознательное.

Естественное

До революции личности почти полностью было скрыто в бессознательном. Личность, как отчужденный от Абсолюта субъект, нуждалась в новых объектах партиципации, потому стала реабилитировать тело и материю.

Роль к.-б. в культуре

Можно лишь смягчить центричность культуры (то есть, абсолютную связь индивидуального сознания с конкретной культурной системой), но нельзя ее изжить. Однако, к XX веке ситуация изменилась. Сформировалось информационное, отчужденное отношение к культурным явлениям, развился локализм (многовариантность) культурных парадигм.

Для партиципации необходимо своего рода узнавание собственных черт (скорее, глубинных свойств, близкой энергетики) в предмете на бессознательном уровне

Культурное бессознательное – «горнило культурной динамики» Культура как система, с. 166

Все импульсы, заставляющие субъектов организовывать, упорядочивать смыслы и направлять свои действия исходят из сферы культурного-бессознательного.

Отработанные культурные программы и парадигмы никуда не деваются, а становятся частью культурного-бессознательного, несмотря на то, что новая парадигма стремится представить себя как тотально доминирующая, вытеснившая все прочие. Современность – это всегда сложная мозаика прошлого и настоящего.

Чтобы личности охватить мыслью чистые смыслообразовательные структуры как они есть, нужно выйти вон из культуры, полностью утратить способность к переживанию и, вероятно, мотивацию к жизни. Все это маловероятно. Даже гениям открывались только отдельные аспекты функционирования Культуры.

Фронт рефлексии.

Это то, что выводит на свет неосознанный опыт и скрытые смыслы. Он постепенно подбирается культурным основам, но путь долгий, так как в основном он лишь снимает одежки с настоящей культурной структуры. Последняя обнаруживается лишь на закате КС. По ходу послойного рефлексирования смыслов от самых производных на пути к вскрытию самых глубоких сфера бессознательного загромождается и становится все менее возможным трансцендирование.

Культура и цивилизация

Существует два подхода к сопоставлению культуры и цивилизации:

1. Жесткое противопоставление как духовного и материального, игровой деятельности и прагматической, трудовой, рутинной, с другой; мира ценностей и чистой, предметно-знаковой среды. Это подход, свойственный Тённису, Шпенглеру, Маркузе.

2. Англо-французская традиция не делает различия между культурой и цивилизацией.

Для смыслогенетической теории характерен уклон во 2-ю с некоторыми компромиссами с 1-й. Культура появилась до цивилизации, а ныне включает ее в себя. Это ее функционально-предметная среда. У каждого феномена, значит, есть функционально-предметные (цивилизационные) и ценностно-смысловые (культурные) характеристики. Однако и то, и другое - элементы культуры как единой системы. Любой предмет имеет определенный смысл и ценностное значение. Любой идеальный смысл может быть воплощен в конкретном предмете.

Цивилизация начинает возникать как только культура переходит к перманентному расширению ресурса. В фазу активного развития она переходит, когда появляются город, государство и письменность.

В культуре объединяется природно-переживающая, магическая и инструменталистская стратегии бытия.

Определения культуры и цивилизации

«специфический способ жизнеустройства и система устойчивого воспроизводства экзистенциальных ценностей» Культура как система, с. 286

«Собственно культурная стратегия бытия – та, где принцип формирования опосредующих медиирующих феноменов и смыслов путём аксиологической дуализации оформился и осознался как доминирующий, - обозначается нами как цивилизационная» Культура как система, с. 268

«цивилизация – это мир опредмеченных социальных феноменов и отношений, саморазвивающийся в режиме перманентного расширения» Дуалистическая революция, с. 29

Магия и цивилизация

Магия и цивилизация находятся в постоянном противоборстве. Первая противостоит второй изнутри культуры. Вторая же стремится маргинализовать первую в ответ. Цивилизация выросла благодаря наращиванию цепей опосредующих духовное/запредельное феноменов, в начале она развивалась при доминировании магического мироощущения. Переход к ней - расширение культурного ресурса. Вообще, согласно Пелипенко, чем сильнее развита цивилизация, тем слабее мифо-ритуальные практики, потенциал трансцедентного и магия

Культурный ресурс

Культурный ресурс включает в себя как предметно-знаковую среду, так и ментальные принципы и стратегии смыслообразования, мир идей и мир вещей. Это «общая совокупность культурной активности» Культура как система, с. 22. «обобщенное поле объектов-медиаторов» Культура как система, с. 301

Культурный ресурс это поле медиации - каждый предмет здесь является объектом для опосредования партиципационного переживания, у каждого предмета появляется все больше опосредующих его знаков.

Граница ресурса – непродуктивные для культуры феномены. Это не могут быть ядерные отходы, как и абсолютно неизвестный язык. Регулировщиком расширения ресурса стало нарождающееся государство. Конфликт между государством и человеком - в основе существования цивилизации.

История развития цивилизации

Неолит – переход цивилизации в активную фазу развития. Именно тогда и происходит переход к перманентно расширяющемуся ресурсу.

«Эпоха ранних цивилизаций явила взрывное увеличение сложности и разнообразия форм социокультурного бытия» Постижение Культуры, с. 529

Лавинообразное развитие цивилизации и рост культурного ресурса были связаны с обострением определенных проблем. Одной из них был неравномерный доступ к ресурсу разных социокультурных групп. Регулятором доступа служило сформировавшееся государство.

Ранний прогресс цивилизации был связан с тактическими попытками задержать распад мифо-ритуального ядра культуры.

Рост социальных структур был связан со смешением этносов. Молодые этносы, унаследовавшие черты старых культур, уже не воспринимали наиболее глубинные их слои. Народы, появившиеся после неолита, уже не могли воспринимать его мировосприятие (отношение к сакральному и др.). Из-за массовых перемещений этносов и многообразных культурных взаимовлияний невероятно разрослись мифологические смыслы.

У шумеров сакрально-оргиастическое неолитическое начало представлено в крайне ослабленном, «обмирщенном» виде. Угасает традиция жертвоприношений, культ Великой Богини становится весьма формальным. В первую очередь имеются в виду царские гробницы I и III династии Ура.

При переходе к цивилизации догосударственные неолитические общества остались за бортом развития. Тем не менее, первоначальное давление архаической периферии на цивилизацию имело огромное значение для ее развития. Она развивалась в борьбе и сложном взаимодействии с этой периферией.

Окончательный переход к цивилизации связывается с тремя основными факторами: переход к урбанизации, письменности и государственности. Все они появились, выполняя функции разваливающейся мифо-ритуальной системы, но в итоге начали жить своей жизнью.

Сушествует концепция, согласно которой ранние города IX – VII тыс. до н.э. создавались как раз, чтобы отгородить сакральное ядро культуры от практичной аргарной среды. Поэтому возник смысловой комплекс, связанный с Богиней-матерью, женским лоном, камнем, алтарем и городом. Отсюда и особые женские жреческие корпорации в ранних городах. Об этом говорят и одеяния жрецов, которые практически повсеместно восходят к женской одежде. Уже только в IV – III тыс. города стали двигателями социального прогресса.

На смену мифо-ритуальному тотемистическому комплексу пришел храмовый. Только тогда стало возможным разделение между храмовым центром и сельской периферией. Неолитические протогорода не создавали собственно городской среды. Это уже результат функционирования номовых образований IV – III тыс. л. до н.э. Там формируются производство, обмен, собственнические отношения. Все, что в неолитических протогородах было периферийным, теперь стало главным. Парадоксально, что важнейшая для разложения синкрезиса оппозиция город – деревня сформировалась благодаря попытке человека «спрятать» храмовый комплекс от профанизирующего разложения. Впрочем, принято считать, что город и деревня окончательно обособились лишь в эпоху Средневековья.

Письменность нанесла самый мощный удар по древнему синкретизму, потому что обострила разрыв между предметом и его знаком. Партиципация была смещена на знак, смысл был «загнан» в узкие границы. Собственно, значение стало важнее экзистенциального и изобразительного компонента смысла. Письменный знак – форма снятого партиципационного переживания. Он имеет двойственную природу. С одной стороны, он моделирует (заставляет вспомнить) ситуацию партиципации, не требуя для этого воссоздания всех первичных условий. То есть, достаточно взглянуть на знак (текст, изображение, предмет), чтобы пережить заново ситуацию партиципации. Хотя в этом случае она куда слабее, она не зависит от ситуации и поэтому трансцендирована. В то же время, знак – это определенная вещь, элемент социальной коммуникации. Эта дистанция создает множество смысловых возможностей. Знаковая конструкция постепенно отслаивает от своей основы все новые оттенки смысла. Независимость партиципации от конкретных ситуаций стимулировала абстрактное мышление. Письменный знак стал эквивалентом вербального языка.

Знак вклинился в древние духовные практики, заслонил собой феномен и перенял на себя значительную часть энергии переживания. Все наиболее сакральное доверялось письму в последнюю очередь.

Древний Восток, изобретший письменность, сделал значительный шаг на пути превращения мифа в литературу. Эпос о Гильгамеше – уже не миф, хоть и не совсем литература. Здесь есть уже некоторая определенность по сравнению с бесконечными смысловыми возможностями мифа более древнего.

Субъектность культуры

Общие наблюдения

Архаический человек всегда видел субъектность во внешнем мире - стихии, силы, духи. Демоны и боги - это подсистемы культуры. В современности это отношение также существует, но незаметно: «экономика определяет», «язык овладевает», «труд создал». Эти формы устойчиво воспроизводятся, а, значит, это не просто языковые рудименты.

Образы, эпистемы, категории – все это преломляется и начинает творить мир уже независимо от человеческой воли. Лучший пример – миф, который живет собственной жизнью, что отмечалось множеством исследователей.

Пример таких образов – «тургеневская девушка» или нигилисты, которых, в общем-то, не существовало до появления романов Тургенева.

Независимо от человека языковые конструкты организуются в смысловые комплексы, организующие поведение различных групп людей. Все эти языковые формы – проекции подсистем культуры.

(«Место духов заняли виды бытия, сущности (essences), принципы и т. д.»

Уайт Л. А. Наука о культуре // Антология исследований культуры. Т. 1. СПб., 1997. С. 143)

Люди часто действуют абсолютно в разрез со своими личными интересами, подчиняясь некоему внешнему императиву. Согласно СТК – это императив их культуры. Часто люди разного интеллектуального уровня, образования и жизненного опыта мыслят абсолютно одинаково.

Взаимоотношения культуры и человека напоминают команды мозга отдельным нейронам. Культура определенным образом настраивает мозг человека, закладывая в него нужные программы и встраивая в свои подсистемы. Деление социума на группы, усложнение и специализация культурных практик - выражение функционального и структурного усложнения мозга самой культуры, формирующей новые подсистемы.

«В общем же случае отношения в системе человек – культура можно охарактеризовать как симбиотические и представить их с помощью несколько натуралистической метафоры: в желудке некоего существа живут бактерии, которые обладают разумом и имеют свой образ организма как целого, свою «картину мира», свое понимание «смысла жизни»; все эти рефлексии довольно далеко отстоят от действительного назначения бактерий – выработки веществ, необходимых для жизнедеятельности «хозяина»; большой организм, в свою очередь, имеет весьма смутные представления о внутренней жизни бактерий, ему нет дела до их личных судеб – он вспоминает о них только тогда, когда разлаживается работа его органов.

Симбиоз человека и культуры во многом похож на эту ситуацию. Правда, отношения человека с культурой по ряду признаков значительно сложнее.

Человеческая рефлексия, поднимаясь до постановки вопросов о «большом организме» достигает гораздо более высокого уровня адекватности» Постижение Культуры, с. 436

Культурные императивы в большинстве случаев сильнее инстинкта самосохранения. Отсюда же интеллектуальная слепота в кризисные периоды.

На уровне жизни социума человеку все может казаться волей случая, фатумом, провидением – но все это самоорганизационные процессы, которых он не видит.

Часто люди внезапно оказываются в ситуациях, где дальнейшая судьба всего общества зависит от их действия или бездействия, будто кто-то их туда переносит. При этом сам по себе талант и склонность к чему-либо еще ничего не гарантирует.

Близкие концепции

Идея внешней по отношению к человеку субъектности очень стара. Человек иначе и не воспринимал мир на заре своего существования. Но в качестве теорий и концепций эту идею можно проследить с Античности. Показательна в этом смысле аристотелевская теория государства.

(«Итак, очевидно, что государство существует по природе и по природе предшествует каждому человеку; поскольку последний, оказавшийся в изолированном состоянии, не является существом самодовлеющим, то его отношение к государству такое же, как отношение любой части к своему целому»

Аристотель. Политика. Cочинения. В 4 т. Т. 4. М., 1983. С. 379)

Периодически эта тема появляется в политологии, социологии, психологии, философии:

(«Для других (например, юридических) познавательных целей или для целей практических, может быть, напротив, целесообразно или даже неизбежно рассматривать социальные образования («государство», «ассоциацию», «акционерное общество», «учреждение») совершенно так же, как отдельных индивидов (например, как носителей прав и обязанностей или субъектов, совершающих релевантные в правовом отношении действия). Для понимающей социологии, интерпретирующей поведение людей, эти образования – просто процессы и связи специфического поведения отдельных людей, так как только они являют собой понятных для нас носителей осмысленных действий»

Вебер М. Основные социологические понятия. Избранные произведения. М., 1990. С. 614)

Подобные рассуждения можно найти у Вундта с его психологией народов, А. Гумбольдта, М. Лацаруса и Х. Штейнталя, А. Фробениуса, Шубарта, Шпенглера, Данилевского, Конта

У Фробениуса и Шубарта – много мистицизма, но вот против социологии так легко не пойдешь. Социологи неявно постулируют субъектность культуры, хотя прямо это не называется 430 ЧК

«Г. Спенсер и многие другие социологи-органицисты придавали тому, что мы называем культурой, статус субъекта – надындивидуального агента принуждения, определяемого через смысловой комплекс, который связан с понятиями общества, собственно культуры (цивилизации) и организма. Сходную позицию находим и у Э. Дюркгейма (и не только в его концепции «разделяемых представлений» или «образцов поведения», но и в общей трактовке культуры как надындивидуальной сущности и принудительной силы)» 430 ЧК

«Имеются в виду представители «oрганической школы» или «органического направления» 70-х гг. XIX в. П. Ф. Лилиенфельд, А. Э. Шеффле, А. Фулье, В. А. Эспинас, Р. Вормс» 430 ЧК

«Вообще социологическая мысль, призванная исследовать сущность социального, пожалуй, чаще всего наталкивалась на субъектный характер культуры, что более или менее явно проявляется во многих текстах» 430

Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. Антология. Пер. с англ., нем., фр. / Сост. и общ. ред. А. Н. Красникова. М.: Канон, 1998

В этом же ряду баденская школа неокантианства. У тех, кто работает в парадигме трансцендентального (или критического) реализма (Р. Бхаскар, М. Арчер, У. Аутвейт и др.) 430

В культурологии – М. Ю. Лотман:

Лотман М. Ю. Семиосфера. СПб.: Искусство-СПб., 2004

«если отмести понятийно-терминологические различия и второстепенные методологические противоречия (например, условно приравнять культурные системы к локальным цивилизациям, а общество или социум в трудах социологов соотнести с внешним контуром культурной системы), то можно сказать, что субъектность культуры раскрывается в широком кругу исследований – от цивилизационных до современных социологических и политологических, в том числе и самых что ни на есть прикладных» 430 ЧК

Согласно всем этим концепциям, социальное – автономно субъектное, а не размноженная субъектность индивидуальностей. Но эти концепции «плохо слышат». Нынче, однако, есть тенденция к уходу от субъектно-объектных схем.

Субъектность культуры выражается 3 атрибутами: целеполагание, самоорганизация, саморефлексия

Аргументы:

1. Принцип центрообразования.

Это системный, эволюционный принцип формирования субъектности.

На квантовом микроуровне это энергетический узел, сгусток поля, на биологическом - клетка, главная особь или группа в популяции.

(«…в процессе эволюции повышалась степень целостности популяций и вида»

Завадский К. М. Вид и видообразование. Л.: Наука, 1968. С. 205

Центр - главный элемент всякой структуры и высшее проявление ее самости, которому свойственны независимое от внешней среды целеполагание, самоорганизация и рефлексия. С появлением Культуры перестали преобладать центробежные силы, всегда побеждавшие на предыдущих ступенях эволюции.

Центр сместился в человеческий мозг, «дав импульс развитию индивидуальной самости». Открылась возможность развития субъектности самих культурных паттернов и их подструктур 66 ЧК-1

2. Если культура это просто сложный системно организованный объект, то, собственно, кто его системно организовал? Тоже можно спросить и о возникновении государства – «кем» была осознана угроза дезинтеграции?

3. Даже коллективная человеческая психика может объяснить только мифологическую образность, но не разнообразие цивилизационных моделей.

4. Культура совершает свою волю через социум, который имеет собственную субъектность, а не является суммой субъектностей составляющих его членов:

«отношение к внешнему миру в значительной мере обуславливается не непосредственно индивидом, а воображаемым организмом «группы», чьим олицетворением является лидер или ведущее животное, и сознание этого организма функционирует для всех частей группы. …член группы оказывается в одинаковой степени как во власти групповых реакций, так и бессознательных констелляций. То, что он досознателен и доиндивидуален, ведет к тому, что он воспринимает мир и реагирует на него таким образом, который является в большей мере коллективным, чем индивидуальным и в большей мере мифологическим, чем рациональным»( Нойманн Э. Происхождение и развитие сознания. М., 1992 (1949). С. 292 – 293)

«социогенез в надприродном мире – ни что иное как проявление субъектности культуры. Иными словами, субъектность культуры проявляется в «объективной» непреложности навязываемых человеку социальных императивов. И если человек в ментальном отношении живет в консенсусной реальности… то правила этого консенсуса диктуются культурой, которая в этом и проявляет свою субъектность наиболее ярким образом» 434 ЧК

Социальное - это не продолжение индивидуального, это его антитеза, имеющая собственную субъектность. Человек часто видит лишь внешнее, упуская самоорганизационные системные законы. Например, первобытный человек, устанавливающий различные табу, сам с трудом понимал, зачем он это делает.

Одна из форм проявления субъектности культуры - институты и традиции инкультурации, которые исторически рано возникли и исправно действуют, несмотря на человеческую рефлексию по их поводу. Она появилась примерно в верхнем палеолите в форме обряда инициации. Он воздействует на ментальность, психику, даже обмен веществ, чтобы перемолоть природные программы в культурные. Однако современные люди с ментальностью, близкой к ВП и имеющие обряд инициации не могут не только объяснить его смысл, но и внятно пересказать его суть. Вывод - все, что происходит в его рамкой придумано не людьми, а культурой.

Государство - тоже результат действия культурно-системного. Слишком человеческое никак не может быть причиной его появления. Государственность воплощает собой "авторегулятивный принцип сохранения и расширения ресурсного поля культуры"

Правители древности были лишь представителями безликих (не совсем, боги - СЗ) сил самоорганизации и были не более свободны, чем рабы.

Участники репрессий, члены суицидальных сект, погромщики и т.д. также не могут внятно объяснить свои действия. Они - результат процессов саморегуляции культуры. В XIX веке было много уголовных дел, связанных с песней о милосердной жене аллилуевой (она бросила своего ребенка в огонь, когда за младенцем Христом, которого у нее прятали, пришли солдаты Ирода). Это аналогично вирусу, который заставляет муравья подползти к кормящейся корове.

5. Мозг фильтрует наше восприятие:

«Мозг посылает в сетчатку управляющие импульсы, среди которых выделяются детекторные признаки. Они фильтруют входящий поток впечатлений, пропуская в мозг лишь то, что так или иначе корреспондирует с внутренними психическими образами. Последние же, большей частью неосознанные, как принято считать, хранятся в памяти (мне же представляется, напомню, что хранятся там лишь энграммы интенциональных путей к ним, но это сейчас не столь важно). Из этого делается вывод о том, что мы живём в консенсусной реальности: реальности значений, а не вещей. Но следует/важно уточнить: не произвольно придумываемых людьми значений, а задаваемых культурой смыслов (напомню, что смысл не исчерпывается значением). При этом замечено, что восприятию непосредственно открывается не значение а «ощущаемый смысл» (термин Ю. Гендлина), который потенциально содержит в себе весь возможный в данном контексте набор значений. Далее же сознание (по моему мнению, не столько само сознание, сколько культура посредством сознания) выбирает из этого расплывчатого множества те значения, которые оказываются наиболее адекватны контексту ситуации» (Постижение Культуры, Культура и смысл С. 274 – 275)

Согласно нейропсихологу К. Прибраму, мы практически не имеем дела с объектами, каковы они есть. Восприятие фильтруется нашим прошлым опытом. Мозг формирует своего рода «голографический образ» окружающей реальности. Проводил эксперимент – показывал хаотично перемещающиеся точки на экране. Человек упорядочивает их в соответствии с некими внутренними образами.

(Торчинов. Е. Пути философии Востока и Запада: познание запредельного. СПб., 2005, С. 397)

К. Прибрам: «мы всё время конструируем собственную реальность из массы того, что, как правило, кажется хаосом. Однако этот хаос имеет свою структуру: наши уши подобны радиоприемникам, а глаза – телеприёмникам, которые выбирают соответствующие программы. Имея другие системы настройки, мы могли бы принимать другие программы»

(Цит. по Друри Н. Трансперсональная психология. Львов: Инициатива. 2001. С. 21.)

Культура использует энергию, которую человек теряет, выпадая из синкрезиса, когда его сознание задерживается на отдельных предметах. Витальные импульсы человеческой экзистенции трансформируются в энергию культурной деятельности.

Человек экзистенциально зависит от определенных смысловых комплексов. Он видит реальность только через предоставляемые Культурой коды. Прорывы через них - скорее случайные, незначительные флуктуации.

Строится искуственная реальность по большей части посредством мифологем. Мифологемы – своеобразный инструмент культуры по управлению человеком. Именно через миф лучше всего просматривается субъектность культуры. Его бытие всегда коллективно, полуосознанно и ни отдельный человек, ни человеческий коллектив не творят его – его творит нечто иное, сама культура как субъект. Сам человек представляет собой как бы мифологическую вещь, поскольку не управляет законами мифообразования.

«В форме мифического образования отражается не столько объективная форма вещей, сколько форма человеческих действий» Кассирер Э. Сущность и действие символического понятия // Кассирер Э. Избранное: Индивид и космос. М,, 1992. С. 353

«Когда присматриваешься к становлению древних мифов, то складывается впечатление, что они возникают, дают боковые побеги, образуют всё более и более сложные переплетения совершенно без ведома и даже помимо воли отдельных людей и всего общества». Иорданский В.Б. Звери, люди, боги. Очерки африканской мифологии. М., 1991. С. 131.

Культура манипулирует человеком, но ее существование и "действия" нельзя оценивать с позиций морали. Ценностное отношение к миру внушено ею же.

Принципы манипуляции культуры человеком

1. Сокрытие оснований

В первую очередь скрывает внеденотативные компоненты смысла.

Защищаясь, культура апофатизует высшие сакральные ценности, скрывая их от рефлексии - здесь ее "кощеева смерть". Синкрезис здесь активно сопротивляется аналитическим процедурам. Древние и восточные общества практикуют "нерефлективную ассимиляцию смыслов", не создающую напряженных альтернатив и оппозиций.

Культура всегда стремится спрятать от субъекта свои базовые основания - он видит производные смыслы, но не структуру организации (за редким исключением и до поздних стадий существования культуры). Свою культуру он считает единственно возможной (с оговорками)

Одна из подвидов этой манипуляции - формирование пробелов и искажений в исторической памяти - все видится через мифологемы.

Границы Культуры - это границы Вселенной. Она внушает, что существующий расклад - единственно возможный

Слишком рано увидеть границы - опасно и для культуры, и для ее субъекта. Кризис идентификации. Будут невозможны ни инкультурация, ни выполнение культурных ролей и сценариев.

Культура позволяет смыслам плодиться в сферах, которые не являются для нее системообразующими, лишь функциональными. Свое сокровенное она всячески защищает, блокируя там лишнее смыслообразование. На уровне древнейших культур – семиотические коды закрепляются, право их использования предоставляется ограниченной группе лиц (вожди, шаманы)

Гибель религиозных или этических опосредований воспринимается как гибель мироздания.

Хроноцентризм - все, что происходит сейчас воспринимается как самое важное

Культура до последнего не подпускает рефлексию к ядру, жертвуя внешними оболочками.

Возможность выхода на кросскультурную позицию не стоит преувеличивать. Современность лишь навела локальные мосты между разными культурами. Контакты же были всегда и даже сегодня они чреваты целым комплексом неврозов.

Показательна реакция американцев на знакомство с фильмом А. Роу "Морозко".

Подсовывая идеал, Культура все самое важное для себя представляет как условное и побочное. То же, что кажется человеку важным, для культуры представляет собой лишь конструктивный элемент.

Культура выдает конечное за бесконечное, модус за субстанцию.

Один из методов – создание «эффекта исчезновения субстанции», когда предмет исследования вдруг становится рыхлым, сложным, как будто его невозможно ухватить в его целостности.

Культура скрывает свою субъектность и делает так, чтобы тех, кто о ней говорит, не было слышно.

Человек постоянно принимает за суть культуры ее внешние черты. Коммунизм, например, лишь обертка русской системы. Однако она послойно жертвует свои оболочки отчуждающей рефлексии, пока та не добирается до ядра. И это обычно не приводит ни к чему хорошему, хотя это неизбежно. Даже разница между субъективирующей и объективирующей рефлексией не так сильна как кажется. Человеку вещь никогда не дается как она есть. Когда ему так кажется, это лишь означает, что культура позволила снять с нее новый слой смысла.

2. Приманка трансцендентным

Макрокультурная традиция представляет себя человеку как единственно возможную форму трансцендирования. Традиция - это стабилизирующий инструмент культуры, не позволяющий смыслам бесконтрольно разрастаться.

Использует жажду человека в "бесконечной партиципации". Это и стремление к трансцендентному - ее "приводные ремни управления". Главная стратегия культуры, обеспечивающая ее рост и развитие - семантическая прогрессия новообразуемых смыслов.

Во всяком объекте всегда остается часть нереализованных, трансцендентных смыслов, к которым стремится человек. В погоне за партиципацией, он создает символы, артефакты - тело культуры. Из комплекса семиотических возможностей, присущих объекту, культура всегда выбирает только те, которые соответствуют ее гносеологическим установкам. Другие остаются трансцендентными. Ей не нужно, чтобы человек их достиг. Он и сам становится подобным смыслом, в котором есть еще что-то помимо того, что на поверхности. Он чувствует себя неполным, недостаточно реализованным. Отсюда стремление человека понять себя или объять мир своим Я (но при наличии определенного уровня рефлексии).

Осознание и означение трансцендентного вредно и для культуры - она расходует свои смысловые возможности.

Один из подвидов этого манипулирования - партиципация к Абсолюту, в котором культура предлагает раствориться окончательно и безповоротно. Причем чувство сопричастности постепенно переходит на знаковый эквивалент, заставляя человека плодить символы. Отсюда же гордость от того, что человек верит в то-то и то-то.

Образы трансцендентного нужны не для того, чтобы воплотиться, а чтобы человек приступил к различным формам культурной деятельности. Без этого не существовало бы никаких социальных ролей и сценариев. Главная уловка - незавершенность всякой партиципационной ситуации.

Тяга к трансцендентному совершенно не зависит от социальных условий. Человеческую погоню за трансцендентным культура использует, чтобы заполнять материалом смысловые ниши. Человек воспринимает системные основания культуры как автоматически приводящие к трансцендированию. Если это не будет так, он может лишиться всякой воли к существованию.

Современные разговоры о важности этического аспекта религии связаны с тем, что культуре важно сохранить трансцендентное в каком бы нибудь виде, оно замыкает все ее иерархические смысловые цепи. У предшествующих поколений не было других средств, кроме религии, чтобы описать трансцендентное. Сейчас от нее во многих случаях осталась только этика.

В эпоху Модерна, который видит человека лишь как творца, тот стал трансцендентен сам себе, что породило полосу трагических сетований на мир, кризисов идентификации и т.д.

3. Оцеливание средств - движение к трансцендентной цели превращается в самоцель. В эту ловушку попадают даже люди с высоким интеллектом.

Цель всегда трансцендентна, а миф господствует над опытом. Эта диспозиция не исчезает, а только переходит на уровень более сложно организованных культур.

«Цель ничто – движение все!» (Берштейн) 60 ДР

Само движение к цели чревато созданием нового.

Средства превращаются в медиатор между трансцендентным и имманентным. Средства - это излучения цели, в этом смысле они трансцендентны. Главная функция цели - не только оправдание средств, но и их онтологизация.

У рефлексивного типа сознания неоднозначное отношения с целью.

Оно понимает, что цель суетна, но подвержено ей.

Культура манит человека иллюзией гармонии и снятия противоречий, заставляя его создавать и удерживать определенные картины мира. Обыденное сознание полагает, что цель должна магически преобразовать действительность. Современное массовое сознание пытается убедить себя, что изменение действительно произошло.

История субъектности

Промежуточное состояние между природой и культурой - регулирование численности популяций - оно было спровоцировано резким демографическим ростом и неотеническим комплексом. Например, гиперсексуальность человека (он не зависит от сезонов). Это результат плохо подогнанных природных программ. Их исправление - деятельность культуры как субъекта. Но она не исправляет, а изменяет, переосмысляет патологию как норму. Фактически, она переводит природные сбои на свою почву, делая основанием для развивающих ее внутренних противоречий.

Культура не "обуздывала низменные инстинкты", но "конвертировала" полуразрошенные природные инстинкты в культурные программы. Там, где это было необходимо и возможно. Сначала точечно, но имея нацеленность на формирование системы. Первоначальной структурной единицей было небольшое человеческое сообщество.

Первоначально культура как субъект была крайне дезинтегрированной, все, что можно было назвать культурой скреплялось лишь эволюционной болезнью. Это можно видеть на примере современных первобытных народов - даже общества, близкие друг к другу территориально, культурно полностью изолированы друг от друга. Идея, что чужак - тоже человек, вообще появилась довольно поздно.

На заре своего возникновения культура была скорее только инструментом природы по саорегуляции, когда заканчивается видовая эволюция сапиенсов, открывается ее собственная субъектность

Первоочередной задачей культуры было заменить естественный отбор искусственным. Отсюда альтруистические формы поведения - обеспечение выживания слабым и неприспособленным (но только когда и если культуре это было необходимо).

Ритуальный каннибализм эректусов - конвертация программы еды в культурную - стремились к особому режиму партиципации. У их обезьяньих предков ничего подобного обнаружено не было.

Субъектность культуры была тесно сопряжена с природой до верхнего палеолита.

«Энергия партиципационного переживания, находящего выход в создании артефактов, – первичный акт воления самой культуры, не сводимый к полубессознательным действиям гоминид. Эта энергия исключает378ся из природного энергообмена и «уходит на сторону», порождая Культуру не только в ее предметном аспекте, но и в аспекте ее витально-энергетического потенциала, на основе которого пробуждается и ее собственная субъектность» Постижение Культуры,, с. 378 – 379

«Энергия партиципационного акта, воплощенная в речевой деятельности или деятельности по созданию артефактов – это энергия, изъятая из природных виталистических процессов. Это уже энергия культуры, которая начала подпитывать ее собственную субъектность, энергию ее самоструктурирования и целеполагания. Первоначально зона утечки природной энергии была невелика и даже почти не заметна. Но постепенное преобразование психической энергии в энергию актов мышления, а энергии инстинктивного поведения в энергию социокультурной деятельности привело к тому, что культура из маргинально точечного и болезненного явления развилась во всеохватную систему, почти полностью подчинившую себе природу» Постижение Культуры, Т. 1. С. 399

Психика разных индивидуумов образует разные смысловые поля. Чтобы понимать друг друга адекватно, им была необходима знаковая система с более-менее устоявшимися значениями. Так формируются надиндивидуальные структуры, образующие единый организм, не сводимый к сумме составляющих его индивидуальностей. Значения, впрочем, еще очень рыхлые - это скорее пучки вторичных смыслов вокруг слабо сфокусированных базовых. Тем не менее, этот процесс - постепенная переработка природы в культуру. Последняя так наращивает свою "клеточную массу".

Причина субъектности культуры в функциональном и структурном усложнении набора поведенческих программ.

«социогенез в надприродном мире – ни что иное как проявление субъектности культуры. Иными словами, субъектность культуры проявляется в «объективной» непреложности навязываемых человеку социальных императивов. И если человек в ментальном отношении живет в консенсусной реальности… то правила этого консенсуса диктуются культурой, которая в этом и проявляет свою субъектность наиболее ярким образом» 434

Культура управляет человеком еще при своем появлении. Формирование жестких регламентаций и правил, возникших вместе с человеческим социумом производно не от него и даже не от природных программ, а от субъектности самой Культуры. Она просто использует в своих целях расшатанные биопсихические программы человека, рекомбинуя их по своему.

Начиная с Античности субъектность стала удаляться из внешнего мира. От богов к стихиям досократиков, от последних - к понятиям и фигурам мышления. Однако, сами понятия превратились из посредников экзистенциальных устремлений человека в самостоятельные сущности, как бы вбирающие в себя энергию человеческого переживания. "Мышление мыслит само себя" (Гегель). Господство мышления над миром - иллюзия, внушенная им самим себе.

в эпоху Дуалистической революции, во время оформления системы логоцентризма, культура предстала в форме духовного Абсолюта. Концепция слияния с Абсолютом родилась в сознании личности в эпоху ДР, но культуре не нужно было, чтобы человек снял все противоречия в бесконечном синтезе, ей нужно было выстроить мир под манихея (паллиата).

Она разделила сознание на 2 слоя в эпоху ДР, чтобы уберечь от разрушительных противоречий человека.

Она построила иерархию оппозиций, основанную на сакрально-профанной схеме и жестко их ограничила, предотвращая рост диссистемных смыслов через денотативные отношения.

Познание Бога «превратило» его в культуру. Видимо, попытка понять божий промысел и сущность Бога человек постепенно открывал законы жизни культуры. В ЧК уточняется, что речь идет о концепте культуры, а не о ее реальности

Современный мыслитель налаживает отношения с концепциями, теориями и логическими конструктами, включаясь в их поле игры и подпитывая их собственным переживанием - как общение шамана с древними духами.

Во время ее возникновения Культуру интересовало отделение от природы и самоопределение. Жизнь и судьбы отдельных людей и общностей, страдавших от эволюционного травматизма – последнее, что ее при этом волновало. Любую ЛКС интересуют не судьбы человечества, а собственное выживание, в т.ч. и культуру личности.

Цели и задачи культуры

Можно говорить о целях отдельных ЛКС и трансцендентных всякой отдельной культуре долгосрочных целях макросистемы. Но сказать что-либо о последнем крайне трудно - тогла надо абстрагироваться ото всех локальных культур, уже познав их цели и задачи.

Базовые задачи:

Самосохранение, рост, расширение, воспроизводство, втягивание масс людей в партиципационные отношения, поглощение энергии, борьба за ресурсы, разворачивание в пространстве и времени, оптимизация внутренней организации. Главная стратегия расширения - семантическая прогрессия. Каждый новый смысл производит целый пучок смежных с ним.

Стремление архаической культуры сохранить синкрезис - еще полуприодная задача. Хотя уже и здесь культура легко скрывает свои мотивации. Например, современный племенной человек не сможет внятно объяснить смысл сложнейшей системы брачных отношений в его обществе. А они формируют необходимые для оформления культурного тела перегородки между разными слоями общества.

Берндт Р. М., Берндт К. Х. Мир первых австралийцев. М., 1981. С. 33–46

На следующем этапе основная цель ЛКС - вписание себя в контекст других культур и взаимодействие с ними. Тогда виталистические задачи отходят в фоновый режим.

Задачи саморегуляции культуре важнее расширения ниш и овладения как можно большим числом людей. Эти задачи частные и отнюдь не всегда актуальные

Регулятивные задачи:

1. Представление и оформление себя как целостности

2. Эмансипация от и в то же время максимальная репрезентация синкретической материнской среды (природа, руины предшестввющей культурной традиции).

3. Достижение внутреннего разнообразия

4. Установление границы, отделяющей от других ЛКС

5. Адаптация и инкультурация человека

6. Усложняющая структуризация, дифференциация и специализация периферии

Задачи внутренней структурной упорядоченности:

1. Баланс между базовыми основаниями и притоком инновационных смыслов, а также автономизацией подсистем.

2. Защита сакрального ядра от профанизации и растраты своего священного значения

«Итак, в грубо схематизированном виде иерархию описанных задач можно

представить следующим образом:

• инкультурация человеческого субъекта (витальные задачи);

• самоструктурирование – определение «розы ветров» смыслообразования, формирование системообразующего ядра и установление субординации подсистем, выработка стратегии рецепции инновационного материала (конфигуративные задачи);

• самоопределение в контексте исторического взаимодействия с другими локальными культурными системами (исторические задачи)» 442 ЧК-1

Одна из важнейших задач - приведение в соответствие реальность и внутренний образ ("автомодель").

Мы неверно понимаем задачи культуры. Например, целью масштабных мировых конфликтов может быть избавление от людей, не способных вписаться в новую культурную ситуацию - культура просто отправляет их на смерть. Всеобщее счастье, мировое господство - это цели человека, а не культуры. Или, по крайней мере, опосредования ее истинных целей.

Важно отличать внутренние цели ЛКС от эволюционных векторов. Последние действуют везде, и их влияние не отменяемо. Системно-культурные цели опосредуются "человеческими" этическим и социально-политическим дискурсом.

На локальном уровне понять цели можно через координатную сетку со следующими параметрами:

1. стадиальный уровень. 473 - 474

2. внешние природные факторы 474 – 475

3. взаимодействие с другими системами 475 – 476

4. ментальная конституция исторического субъекта 476 - 477

1. У первобытных культур – ограничение виталистическими целями по большей части, лишь зачатки целеполагания следующих уровней. Гарантии их сохранения нет. В частности, сохранение синкретичности 473 - 474

Следующий уровень – системы, способные к самооформлению и имеющие подсистемы 473

Целью становится формирование надприродной среды, а также ломка предшествующих программ (неприятие чужаков, изоляционизм) 473

2. человек неотделим от своей биологии 474

Определенное значение в импринтинге имеют ландшафт, климат, этнический состав и др. 474

Добавляется импринт предшествующей культурной традиции 474

Но все же фактор среды не надо преувеличивать:

«существует множество примеров, свидетельствующих о высокой степени независимости имманентных культурогенетических процессов от внешней среды. Так, хорошо известно, что для homo erectus в среднем плейстоцене характерно поразительное однообразие номенклатуры орудий при явных различиях экологических условий мест обитания. Более того, носителями почти идентичных каменных индустрий могли быть… разные биологические виды. Этот пример тем нагляднее, что восходит еще к раннему культурогенезу, когда надприродное начало было выражено крайне слабо» 474

(«Одной из наиболее разительных особенностей материальной культуры среднего плейстоцена является всеобщее «единообразие», которое наблюдается в каменных орудиях. Всеобъемлющее сходство между коллекциями предметов материальной культуры ашеля и развитого олдувая, вне зависимости от их местоположения, позволяют сделать вывод о едином образе жизни»

Кларк Дж. Д. Доисторическая Африка. М., 1977. С. 96)

На сформировавшуюся культуру природные факторы действуют весьма незначительно . Римляне, арабы, англичане XVII в., современные китайцы – везде создают удобную для себя среду

3. Взаимодействующие системы обладают альтернативными генокодами. Для формирования своего генокода необходим диалог с другим: России с Западом, православия с исламом и т.д.

4. Отказ от «философского» человека 476

«наращивание ментальных слоев, усложнение набора программ, уплотнение и вторичное упрощение (переупаковка) ментальных структур если и не раскрывают напрямую телеологию соответствующей культурной системы, то по крайней мере указывают на границы, в которых она может обретаться. Вряд ли необходимо доказывать, что содержание региональной телеологии культурных систем находится в жесткой корреляции с уровнем и характером ментальной конституции человеческого субъекта (подробнее о типах ментальной конституции будет сказано позже). Иными словами, культурная система всегда детерминирована в своих имманентных целях ментальными возможностями «подведомственного» ей «человеческого материала». Связь же целей «чисто человеческих» с ментальными настройками еще более очевидна» 476 ЧК

Деструкция и самодеструкция тоже может стать целью ЛКС, если она чувствует свою обреченность. Войны и бунты никогда не бывают бессмысленными. Культура использует их для чистки и самоупорядочивания пространства

Автомодель культуры

Сущность

«рационально сконструированный образ культуры, формирующийся в ее собственных глазах» 22 ККС

«обращенное на себя самосознание культуры» 183 ДР

Она возникает в результате работы социального сознания в виде некой мифологической или идеологической конструкции, истолковывающей жизненный опыт такого-то социума.

Автомодель соответствует я-идеалу индивидуальной психики.

Она вписывает человека в мир, и дает допустимые для культуры возможности трансцендирования.

В основе лежит оппозиция Должного и Сущего. Сущее - тленный, неправильный мир. Должное - как оно все есть согласно "Высшей Истине".

Должное всегда первично - с него начинает формироваться Автомодедь, оно же ее упорядочивает, Сущее - все, что к нему в оппозиции. В разных культурах складываются инверсионные или медиативные отношения между Должным и Сущим.

Должное - образ спасения и выхода из дуального пространства.

Естественная реальность игнорируется, провозглашается незначительной, все, что не клеится с Должным - частные неудачи. Естественного как бы нет, а вопросы Должного (построение коммунизма в ближайшие годы, сколько ангелов на конце иглы, природа фаворского света) вызывают массовые дебаты.

Метафизический идеал признается нормой жизни, реальность - то, что следует преодолеть. Однако фактически ему соответствовать совершенно невозможно, поэтому придумываются разные поблажки, в свою очередь провоцирующие комплекс вины.

Автомодель не дает и культуре как субъекту видеть свои реальные основания - бессознательные структурные принципы и импулься, сформировавшие определенную организацию смыслов. Она видит только свое Должное. В этом смысле отдельные субъекты КС объединены одной формой самообмана в погоне за трансцендирующей партиципацией.

Каждая новая культурная программа видит себя охватившей всю Вселенную. Причем, то, что формально отвергается, оседает в ментальности человека.

Формула "это так, потому что это должно быть"

Формируется определенной культурной парадигмой, накладываемой на всю реальность (постмодерн). Гносеологическая парадигма - конкретный путь осмысления и означивания реальности, полагающий предел культурной системе. Ее цель - конкретный способ преодоления дуализма.

Формирование

Формируется благодаря партиципации человека к отрефлексированным и означенным культурой смысловым полям с их особыми ценностями и языковыми формами. Человек принимает это за целое, благодаря чему и возникает ложное самопонимание. Все это - комбинация его личного опыта или опыта его социальной группы.

Для культуры существуют лишь те смыслы, которые считываются ее знаковой системой. И мир познаваем лишь в той степени, насколько позволяет такая-то КС. Все, что за пределами - дается в специфических кодах и дискурсах, хотя современный человек способен мыслить чуть (!) шире.

Показательно, что культура не сразу видит диссистемные смыслы и даже когда начинает их замечать, означает их в икаженных формах. Оля аритократов XVIII века различные социальные группы определялись как Третье Сословие.

Отсюда - эффект "внезапного рождения нового". Для культуры что-то существует, лишь когда оно означено.

Духовные ценности не берутся невесть откуда. Они - синтетический результат культурного опыта. Отдельные состояния партиципации конкретных, поддерживающих друг друга субъектов закрепляются и выражаются в письменных, изобразительных и прочих знаковых формах.

Краткая история европейской автомодели

Появляется во время ДР, когда поляризуются Должное и Сущее

Изначально формировалась набором мифологем, в первую очередь, мифологемой потерянного рая.

Сегодня человек не видит субъектности вне себя, потому что западная Автомодель внушила ему идею, что все зависит только от него. Особую роль в этом сыграла демиургичность XIX века, культ творца в романтизме. Тоже с идеей равенства - вопрос об иерархии подвержен на Западе своего рода мягкой табуации. Говорить об этом не противозаконно, но в приличном обществе смотреть будут косо.

Этому не мешают даже развитая рефлексия и изощренность современного интеллекта, использующего сложные аналитические процедуры.

Сам факт того, что лишь в XIX веке заинтересовались "народным искусством" говорит о том, что мир доличностных субъектов личность увидела весьма поздно.

«Европейский рационализм не способен на сознательное саморазрушение» 19

Европейская культура еще не до конца прошла полный жизненный цикл, а абстрактный человек для нее - отправной пункт смыслообразовательной активности. Просто так она им не пожертвует.

Он стал новым трансцендентным и Должным вместо надприродного Абсолюта. Фактически это новая номинация культуры.

Личность творит от его имени проекты разумного мироустройства, паллиат и индивид использует созданное личностью для своих нужд (желание мифа, сказки). Проекты искажаются, но не совсем безрезультатно. Маркс, Ницше. Неудачу всегда можно свалить на человека вообще, который не то и не это.

Примеры влияния Автомодели

Одна из до сих пор влиятельнейших форм Должного - идея равенства.

В любой картине мира, основанной на оппозиции Должного и Сущего равенство провозглашается в то время как фактически существует идеологически обоснованное неравенство (христианская Европа, СССР, даже современный Запад). Идея мифологическая, она производна от мифологемы потерянного рая. Это "код самоуничтожения культуры"

Однако идея манит возможностью трансцендирования, культуре же бывает нужна для расчистки пространства для формирования новых смысловых комбинаций.

В картине мира народов вне цивилизации не было корабля, и они фактически его не видели, когда он прибыл. Дикарь не увидел лодку ученого, когда стоял на другом берегу - согласно их КМ там мир заканчивается.

В Средневековье верили, что камень всегда падает вниз острым углом, ибо так писал Аристотель

Средневековый человек не представлял мир без короля.

В христианской Европе до XVIII века профанной сферы быта как бы не существовало.

Средневековый мастер не видел бликов на деревьях.

Закрытой для сознания была тема детства - до XX века детей воспринимали как маленьких взрослых.

Необходимость автомодели

Творец изображает мир не таким, как видят его глаза, а таким, каким его знает его культура. При переходе между КС целые семиотические и языковые блоки становятся непонятными, иначе они бы создавали избыточные смыслы.

Реальная самоорганизация культуры открывается человеку лишь на поздних стадиях ее истории

Сильная культура может позволить над собой смеяться и создавать заведомо профанные смыслы - институт юродства или шутов, авангард и т.д. Может включать в себя трикстера, как необходимый элемент внутреннего развития (Запад) или использовать профанизирующие практики для обновления партиципации (Восток, дзен).

Человек как субъект культуры

Человек существует в мире "слишком человеческого" или "жизненного мира" и мире системных процессов, не отвечающих его представлениям о правильном и хорошем.

Существует двойная субъектность истории - культуры и человека, которые диалектически взаимообусловливают друг друга. Человек выступает как часть сознания культуры, и как ее диалектическая антитеза. Человек и культура и связаны друг с другом, и противостоят, составляя единую Антропопсистему.

«и человек, и сама культура проявляют субъектные свойства. Разница субъектных потенциалов в этом биноме и возникающие при этом противоречия – главный двигатель имманентного развития АС. Главное из этих противоречий заключается в том, что человек органически стремится вернуться из дуализованного и потому продуцирующего перманентное отчуждение мира культуры в спасительное лоно непротиворечивого, не-дуального существования. На онтогенетическом уровне глубинная память об этом восходит к внутирутробному состоянию, на филогенетическом – к состоянию, предшествующему антропогенезу. В погоне за абсолютной партиципацией – окончательным экзистенциальным слиянием и природнением к универсуму человек создает смыслы, знаки, артефакты – ситуационные адресаты партиципации, являющихся «кирпичиками», из которых строится тело культуры» с. 586 – 587 Постижение Культуры.

«энергия человеческого устремления к горизонту абсолютной партиципации, воплощаясь в разнообразнейших культурных практиках, «цинично» используется культурой для решения ее собственных задач: развития и структурирования своих многочисленных подсистем. Таким образом, человек и культура пребывают в неизбывном симбиозе-противоборстве. Концепт избавления от противоречивого и травматичного бытия в культуре воплотился во множестве мифологем и религиозных идей от первобытного спиритуализма до эсхатологии религий спасения. Бесконечная устремленность к абсолютной партиципации и невозможность таковой – своеобразный perpetuum mobile АС – внутренний источник ее ароморфоз и любого самодвижения вообще. Выход из этой симбиотической ловушки (теоретически такую возможность исключить нельзя) был бы для человека выходом из Культуры, прорывом в некое новое надчеловеческое качество, да и культура тоже стала бы чем-то существенно иным» 587 Постижение Культуры.

Двойная субъектность Антропосистемы заключается в оппозиции субъектности социального - индивидуального. Эта оппозиция не снимаема, так как ее источником является еще природная ситуация. Она же - основание всех историко-культурных коллизий и травматичности бытия человека в культуре. Начало расслоения и оформления оппозиции - ослабление популяционных волн. Тогда как тенденция началось медленное высвобождение человека сначала из природной, а затем социальной программной заданности. Поначалу очень слабая, но по мере роста полисубъектности внутри культуры все увеличиваясь. Чем больше подсистем у КС, тем легче человеку выбирать следование социальным императивам по собственной воле. Но оставлять человека в состоянии абсолютной свободы культура не любит.

Это ведет нас к следующему. Культура – система с самой большой степенью свободы элементов. Диалектика осложнена множественной промежуточной групповой субъектностью между человеком и культурой. Культура не есть монолитный субъект - это комплекс полутрансцендентных человеку сил и направленностей. Каждая субсистема (топос) решает свои задачи и строит свои отношения с человеком. Отдельный субъект или социальная группа как бы крутятся внутри амальгамы из разных подсистем культуры, у каждой из которых свои задачи в рамках целого. Культура формирует и глобальные, и частные цели для себя как целого и для своих подсистем.

Внутри всякой подсистемы возникает социальный сценарий, отведенный человеку. Если он его не может отрефлектировать - подсистема заменила его субъектность своей.

Много подсистем, противоречиво взаимодействущих друг с другом и человеком – в развитых культурах. Социальные институты всегда немного уклоняются от изначально предписанных задач и начинают решать какие-то свои проблемы. Формально они выполняют функции жизненно важных органов с исключительными задачами у каждого. Но фактически у каждой подсистемы есть собственная субъектность и стремление к автономизации. Собственными средствами они стремятся моделировать целое.

Подобные подсистемы - искусство, религия, наука, философия, масс-медиа, почта и т.д.

Вся Культура как принцип - тоже носитель субъектного начала.

Субъектность человека формируется вместе с субъектностью культуры. Культура, включая человека в свои иерархические цепи, придает смысл его существованию и, в то же время, делает его своим рабом. При перемещении по этим цепям у человека возникает иллюзия, что его субъектность - точка отсчета. Но она скорее посередине, так как партиципирует к одному из полюсов традиции. Человек включается в смыслообразовательную активность примерно в 1,5 года, и втягивает его язык. Язык по структуре одинаково устроен с соответствующей культурной системой.

Культура использует волю и стремления человека для развития собственных форм. Он для нее представляет собой лишь элемент системы, имеющий такие-то функции и ограниченный опытом данной системы. Антропосистема стремится специализировать человека, сделать его своим винтиком, чтобы он способствовал ее логическому развитию. Но человек хочет понять и увидеть все как целое, при возможности и способностях - выйти на следующий уровень.

Каждая подсистема культуры норовит включить человека в свое мотивационное поле и использовать именно для своего развития, снабдив определенным набором программ. Культура напоминает не столько бога, сколько компанию демонов, где у каждого свои интересы и способы манипулировать человеком.

Современные адепты вуду:

(«Главному богу не до тебя! Обратись к кому-нибудь поближе, и он займется твоими делами!»

Блэк C. Дж., Хайатт К. С. Вуду в мегаполисе. М., 1998)

Культура развивается на основе природного принципа дуализма. В природе он скрыт, но по мере роста культуры он становится очевидным и системообразующим. Природный дуализм трансформируется в бинарные смысловые структуры и ментальные конструкции. Благодаря дуализации возникает рефлексия - она говорит о росте субъектности человека и культуры.

Человек гонится за трансцендентным - трагически и, в большинстве случаев, безуспешно.

Человек может как способствовать развитию своей КС в рамках ее логики, так и выбиваться из нее. В древних мифах был тип персонажа - культурный герой. Он в значительной мере подгонял действительность под Автомодель.

Человек неотделим как от собственной природы, так и от смыслов собственной культуры. Любая его деятельность опосредуется невидимыми ему законами культурных макросистем. Включенность человека в определенные смысловые поля с их законами и ценностями делает его субъектом культуры в собственных глазах. Она и не дает ему видеть реальную самоорганизацию. Культура общается с человеком посредством социальных норм, ценностей и отношений.

Человек способен создавать и диссистемные смыслы. Культуры по разному реагирует на них: скрывают их, наделяют новым значением, уничтожают (порой вместе с носителями).

Интенциональные константы (ретроспективная, стабилизирующая, перспективная) - то, что в ментальности человека постоянно движет им, желающим выйти из дуального пространства культуры.

Творчество - способ культуры расширить свою знаковую систему и смысловое пространство, но и опасный путь. В культуре есть стремление к инновационности и к сохранению. В большинстве случаев стабилизирующие силы культуры подавляют инновационные тенденции.

Концепция анамнезиса (платоновская идея о "припоминании" изначально известной сути вещей) - действие ретроспективной константы

Однако, культура вынуждена в известной мере подстраиваться под человека – его способности восприятия, природу. Ей приходится считаться с природными факторами: климат, ландшафт, биология человека, она не всемогуща.

Все же, субъектность культуры не означает ее разумности.

Утверждению воли и самостийности человека способствует отчуждение.

Человек открыт новым, в т.ч. инокультурным смыслам, поэтому он выламывается из опыта своей традиции. Ментальность человека способна снимать в себе опыт всей самоорганизации системы. Он способен уворачиваться от манипуляции культуры, искать ответы и решения в других КС

«бессознательно используя внутренние противоречия культуры, «отщепенцы» находят в структуре системы лазейки для самореализации и тем самым открывают пути давления на систему со стороны вертикальных эволюционных векторов» 436 с. Постижение Культуры

В отличие от культуры, гибнущей из-за вскрытия ее оснований, для человека переход в другую систему достаточно безболезнен. Правда, далеко не все на это способны. Культура же вообще не может перешагнуть границы паттерна (своей исторической модели). Какие-то культуры в принципе развиваются в не слишком оптимальные.

Об оптимальности той или иной культуры можно судить на основании того, как она способна решать задачу внутреннего самоструктурирования. Но судить об этом крайне трудно изнутри системы, так как даже самые неоптимальные в этом смысле культуры убеждают привязанных к ним людей, что все может быть устроено только так. Как китайский уродец, выращенный в кувшине. Только извне оказывается ясен потенциал нереализованных возможностей. Современность несколько расширила возможности человеческой рефлексии по этому поводу, но не стоит преувеличивать. Даже современные контакты часто чреваты целыми комплексами неврозов.

Большинство людей просто агенты своей традиции, они в любое время охотно вписываются в отведенные культурой роли, но в принципе человек – важнейший самостоятельный элемент двуединой системы Культура - Человек. По мере развития ментальности он все менее зависим от подсистем своей культуры. Чем глубже рефлексия культурного смыслообразования - тем свободнее человек.

Адекватное постижение своей ЛКС связано с отрывом от адресатов партиципации.

Символическое мышление сформировало художественное сознание. Последнее, нуждаясь во все новых формах, официально утвердило в культурной Автомодели многое из того, что считалось профанным и незначительным. Художник становится субъектом-медиатором.

В XIX веке человек провозгласил себя единственным субъектом, заявив, что ранее господствовали стихийные и слепые силы. Однако это культура представила таким образом свою субъектность. Так человек стал трансцендентным самому себе. В конце XIX века это породило вспышки фатализма, пессимизма, продолжавшиеся весь XX век.

Культура с очевидностью предъявила инструменты манипуляции. Старые партиципационные связи перестали нормально работать, и тогда ею были сформированы особые конструкции - идеологии. Они были сформированы из обломков старых традиционных систем и соответствующей ментальности

Культуру нельзя оценивать в этом смысле с позиций морали. Только недавно человек осознал, что законы нравственности не безусловны, а внесены в мир культурой. Этика не субстанциональна

Сейчас человек превращается из элемента системы в новую систему. Если ранее он просто был ассимилирован определенной традицией, то теперь он сам снимает в себе весь опыт культуры. Теперь взаимоотношения с культурой становятся полностью диалогическими. И этот процесс только начинается.

Но не надо преувеличивать современный "триумф индивидуализма". Культура всегда найдет способ компенсировать крайность при помощи манипуляций и репрессий где-то, где мы их не видим. Даже личность остается в плену своей культуры, часто оказываясь в ситуации иллюзии избавления от иллюзий или переживающей очередную смерть бога. Только гении видят структурную организацию смысловых конструкций.

Культурная динамика

Ответы на современные проблемы и их источник нужно искать в далеком прошлом. Причем, увидеть его надо в его собственной глубине, не измеряя современной меркой.

Становление субъектности человека, субъектности Культуры и ее подсистем - единый, взаимообусловленный процесс.

Чем развитее системы, тем сильнее они тяготеют к общей теме ухода от природы. Мифоритуальная система и логоцентрическая – уровень макроконфигуративный, а не региональной телеологии

Культура не пользуется природными программами как таковыми. Когда она возникла, она перемолола их и стала применять свои инструсенты. Природные программы были переделаны в культурные.

Поэтому не стоит видеть развитие Культуры как ответ на вызовы природы или среды. Она ответила на этот вызов только один раз, когда выросла из материнской среды. Все остальные вызовы – спровоцированы ею и имеют смысловую природу. И находит она им смысловое же решение. Ее история - скорее изменение смысловых взаимоотношений (медиации) человека с миром.

Эволюционирование было травматичным для человека, оно вызвало травматичный разрыв с полнотой универсума, и культура первоначально была способом настройки расшатанных эволюцией биопрограмм для восстановления чувства единства. Одним из главных механизмов выпадения было стремительное развитие левого полушария.

В верхнем палеолите культура оформилась в систему. Она начинает развиваться благодаря внутренним противоречиям.

Трепанация черепа, возможно, преследовала целью блокирование левополушарного развития. Согласно предположению смыслогенетической теории – люди пытались заблокировать развитие левого полушария, потому что чувствовали, что оно выталкивает их из синкретической слитности с мирозданием.

Идея, что трепанация преследовала еще какие-то цели, кроме магико-целебных:

Медникова М. Б. Трепанация у древних народов Евразии. М., 2001. С. 39 – 40

У перуанских паракас (I тыс. до н.э. – I н.э.) – массовая трепанация.

В неолите культура перестала блокировать расширение ресурса, что привело к формированию ряда продуктивных противоречий. Это развитие специализации, граница между протогородскими и сельскими поселениями. Для этого культуре нужно было переступить через себя. И нужно было это именно самой культуре - человек этому всячески противился, часто предпочитая смерть изменению ментальности и образа жизни.

В раннюю эпоху чужим, даже демоническим считалось все, что не имело отношения к конкретному племени. Культура кодировала себя с помощью языка. Ее субъектность проявлялась в форме изоляционизма - близкие по соседству племена имели абсолютное языковое различие. Другая форма - запрет сексуальных контактов с иноплеменниками. Это лишнее доказательство субъектности культуры, так как в данном случае она перемалывала даже природные инстинкты.

Стоило человеку частично освободиться от природных императивов, как его тут же опутали культурные. В следовании им не было никакого эгоистического интереса, не было уже и животного (даже альтруистического). Вернее, природные программы продолжали действовать, но культурные надстроились над ними и их подавили. Природные программы - это витальный базис культурных.

Культура начинает снимать сексуальные табу только после того как укрепила мифо-ритуальное ядро.

Эволюция Культуры - смена глубинных смыслообразовательных парадигм. Хотя процесс этот весьма нелинеен. Иногда от старой ЛКС могут даже остаться отдельные институты на некоторое время. Философские школы Античности зачахли чуть позднее остального целого.

Начало архаической культуры - распад палеосинкрезиса. На каждом последующем витке новая культурная система вырастает на обломках предыдущей. То, что остается от старой системы представляет собой новый синкрезис. Впрочем, не стоит механически прикладывать эту схему везде и всюду. Синкретические блоки распадаются только там, где это нужно культуре. На исходе мифо-ритуальной системы каждое новое приобретение, тактически призванное задержать распад МРС, стратегически работало на окончательный развал системы.

Развитие Культуры - это усиление волевого, затем волюнтаристского начал. Оно вызывает ответное желание вернуться в холономный мир - отсюда различные духовные практики в разных культурах, например, даосские.

При переходе от МРС к логоцентризму граница проходит уже не между природой и культурой, а внутри самой культуры. Начиная с Дуалистической Революцией культура борется с культурой, природное уже дано в опосредованном и частично переработанном виде.

Смысловое пространство в конце МРС было максимально атомизировано и дезинтегрировано. Единственным способом преодолеть эту ситуацию была глобализация бинарных оппозиций - упорядочение хаотизованной среды умирающей МРС по двум основным кластерам (Добро и Зло). Смысловое пространство культуры стало структурированным, но травматически расколотым надвое. Вторая фаза логоцентризма - синтез оппозиций в Абсолюте. За ним скрывалась субъектность культуры. Культура стала более сложной и дифференцированной, поэтому понадобился новый системный интегратор - религии спасения.

Культуре не надо было выяснять отношения с Природой, но нужно было провести границу с миром опосредованной природности (наследием МРС). Особенно актуально это было в эпоху средневековья.

В эпоху логоцентризма главной задачей культуры было сконструировать образ Абсолюта, который манил бы человека идеей абсолютной партиципации. Для культуры это форма самомобилизации. Ей также необходимо было решить задачу горизонтального эволюционирования - встраивание мифо-ритуального человека в новый контекст.

Наиболее сильную историческую динамику породили зрелые формы логоцентризма - христианство и ислам. Другие модельные центры не так сильно оторвались от первоначального синкрезиса. Диалектические антитезы там лишь намечались.

Концептуализированный трансцендентный Абсолют стал новым ядром культуры, выполнявшим функцию синкрезиса. Любые нововведения должны отныне им быть одобрены. Теперь он стремится контролировать все и вся, по возможности не давая партиципационной энергии уходить на сторону. Отсюда фанатизм, временами присущий логоцентризму.

ЛКС развиваются благодаря внутренним и внешни противоречиям. Они развивается большими и малыми ритмами. Большие - lounge durei, например, борьба интеграционного и дезинтегративного начал. В частности это борьба социального с индивидуальным.

Малые циклы - жизнь самих ЛКС

Переход к большому обществу всегда не прост. Некоторые культуры плохо сочетают старые и новые программы и не дают человеку оптимальных возможностей для решения проблем, в частности, для нормального трансцендирования:

Пелипенко A.A., Яковенко И.Г. Пьянство//Человек. 1997. №2.

При формировании государства происходят серьезные изменения в базовом способе смыслообразования.

По мере отрыва культуры от природных оснований у нее развивается коллективная, а затем индивидуальная рефлексия, способность к целеполаганию. Это происходит на стадии формирования ЛКС

Кульминация жизни культуры не в середине, а скорее ближе к концу ее пути.

Диссистемные смыслы культура сначала не замечает, потом означивает их искаженно, называя неизвестное известными терминами. Затем эти элементы организуются в контрсистему. КС так или инасе умирает - как взрыв или как медленный спад. Создают диссистемные смыслы отдельные люди или маргинальные группы.

Играет свою роль и сам факт того, что инновационные и диссистемные смыслы становятся заметны - сначала отдельными субъектаии или субкультурными группами, затем они передают это "в народ". Это близость конца системы.

Революция личности - органический этап развития культуры.

В раннем культурогенезе сильнее проявлялась субъектность Культуры, в современном мире - человека. Чем дальше идет история, тем важнее отдельный человек. Племена, наоборот, были важнее всего на заре истории, когда появились большие общности - ими можно было жертвовать.

Всякий стратегический выбор культуры во имя стабилизации отсекает возможные альтернативы. Человеческие интересы здесь не играют столь уж большой роли, так как долгосрочный результат выбора несоизмерим с человеческой жизнью.

Глобализация - не столько признак именно современной культуры. Стремление к неограниченному росту - черта всякой империи.

«Культура как системное образование – не более чем одно из промежуточных звеньев в цепи глобальной эволюции. Поэтому никакой конечной в метафизическом смысле цели она иметь не может, как не может иметь конечной цели и сама эволюция. На уровне философских спекуляций можно предположить, что целью Культуры является самоснятие и переход в новое, более «продвинутое» эволюционное качество. Но эта абстрактная формула мало что помогает понять в конкретно-исторических культурных процессах. Здесь мы имеем дело с разномасштабными, но все же обозримыми временны́ми конъюнктурами, в которых ЛКС решают разнообразные имманентные задачи. Характер этих задач определяется как уровнем сложности структурной конфигурации самой ЛКС, так и стадиальными характеристиками ментальности человека – создателя и носителя смыслов. При этом роль ментальной конституции человека на имманентные задачи его культурной системы проявляется не прямо, а косвенно, опосредовано; напрямую ставить и осознавать человек может лишь свои человеческие цели. Цели же ЛКС, как и ее системные основания, от человека скрыты. Культура, таким образом, понимается не просто как некий объект, пространство или набор программ, но прежде всего как субъект, наделенный способностью к саморазвитию, рефлексии и целеполаганию» 587 Постижение Культуры

Источник: портал www.KazEdu.kz

Другие материалы

  • Лекции по Истории мировых цивилизаций
  • ... , экономики, жуховной жизни. История цивилизаций изучает борьбу локальных цивилизаций за доминирование в мире, формы их взаимодействия, культурное заимствование друг у друга. ОСЕВАЯ ЭПОХА "ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ИСТОРИИ" КАРЛА ЯСПЕРСА Ось мировой истории идет от рождения Христа. ...

  • Устойчивый диалог между людьми разных культур
  • ... . Впервые за всю человеческую историю мир столкнулся с подлинной аннигиляцией (превращением в ничто) культурного диалога между Севером и Югом, между модернизмом и традиционализмом, между западной и восточной цивилизациями. Международный терроризм - это химера- мутант, невольно рожденная пресловутой ...

  • Понятие цивилизации
  • ... Греции, Древнего Рима и др.). В основу приведенной Н. Я. Данилевским первой классификации исторических типов цивилизаций (надо сказать, весьма усеченной) положено понятие культурно-исторического типа — психологической, нравственной, культурной, государственно-политической, экономической общности ...

  • Культура и цивилизация
  • ... , интересные фило­софские и исторические труды, произведения искусства, мифы и легенды, скульптуры, архитектурные сооружения, «семь чудес света» и пр. Из всех предложенных тем я решила взять тему «культура и цивилизация» потому, что она мне интересна. В своем реферате я подробно рассмотрю понятие « ...

  • Учение Освальда Шпенглера о локальных культурах и их перерастании в цивилизации
  • ... под этим термином нечто другое. Как ни парадоксально это звучит, в определенном смысле Шпенглер противопоставляет культуру и цивилизацию, и название "теория локальных цивилизаций" применительно к нему следует преобразовать в "теорию локальных культур". Сама идея разделения ...

  • Культура и цивилизация: понятия, определения, сущность
  • ... века еще в большей степени характерно "разведение" понятий культуры и цивилизации. Культура продолжает оставаться символом позитивного в развитии человечества, цивилизация в большинстве случаев получает нейтральную оценку, а не редко и резко отрицательную. Начало такому противопоставлению ...

  • Цивилизационные подходы к изучению культуры
  • ... появление такой современной общественной науки, как геополитика, тесно связанная с цивилизационным подходом к истории. 2. Культурологическая концепция О.Шпенглера. Освальд Шпенглер (1880—1936) — немецкий философ и историк культуры, автор сенсационного в свое время труда «Закат Европы» (1921 ...

  • Эволюция представлений о культуре
  • ... античного мира с его рациональным поиском пути к достижению добродетели выступают уже неприемлемыми в эпоху средневековья. Развернутое христианское представление о культуре принадлежит Августину Блаженному (354–430) По утверждению этого автора, ценность человеческой жизни заключается в том, чтобы ...

  • Сравнение цивилизации, формации и культуры
  • ... , взаимопроникновения и взаимообогащения культур - во-вторых. То, что эти процессы протекают не без противоречий, не отменя- ет их значения для прогресса цивилизации. Ведь и различные об- щественные формации - каждая по своему - вносят свой вклад в развитие цивилизации. Формация и цивилизация разные ...

  • Дилемма: "единая мировая культура" или "история локальных цивилизаций"
  • ... к человеку, его нефизическому бытию. Поэтому цивилизация, являясь результатом культуры, не противостоит ей. 2. Дилемма «мировая культура» или «история локальных цивилизаций» Дилемма: «единая мировая культура» или «история локальных цивилизаций» - одна из основных культурологических проблем ...

  • Типология культур
  • ... по принципу сходства культурные единицы. Как метод научного познания позволяет упорядочить и классифицировать многообразие культурных форм. Для типологии культур характерно: во-первых, перечисление в этом виде связей обычно исчерпывает себя. Иначе говоря, в определенном направлении количество ...

  • Развитие представлений о культуре в отечественной и зарубежной культурологии
  • ... культуры является уровень гуманизма, достигнутый обществом. 2. Эволюционизм и диффузионизм в культурологии В XIX в. в общественной мысли оформляется новая концепция развития человеческого общества - социальный эволюционизм, опирающийся на понятие эволюция, которое означает представление об ...

  • Возможна ли единая европейская или мировая цивилизация?
  • ... языка, где экстремистские неокельты или неогерманцы бравируют своим антиримским стилем, там культурная программа превращается в лозунг изоляции»,- утверждает Люббе (1). В условиях наступления глобальной технической цивилизации важно показывать общность европейской культуры. Осознание этого ...

  • Системный взгляд на культуру - основа анализа цивилизационной специфики России
  • ... постмодернизма с ее программным и тотальным субъективизмом. В личностной культуре достигнут реальный монизм на основе интерсубъективности. В цивилизациях, где синкрезис остался как доминирующее системное качество (Дальний Восток), все последующие цивилизационные формы организации носят обратимый ...

  • Понятие и типы цивилизаций
  • ... путем. Таким образом, поскольку в отличии от понятия общественно-экономическая формация цивилизация является не социологической, а конкретно-исторической категорией, можно выделить несколько типов цивилизаций: 1. Первичные цивилизации, возникшие в этнической среде и подразделяющиеся на:  & ...

Каталог учебных материалов

Свежие работы в разделе

Наша кнопка

Разместить ссылку на наш сайт можно воспользовавшись следующим кодом:

Контакты

Если у вас возникли какие либо вопросы, обращайтесь на email администратора: admin@kazreferat.info