Боэций

Заказать работу

В 10-й песне «Рая» среди 12 великих мудрецов Данте воспел «безгрешный дух, который лживость мира являет внявшему его словам». Эти строки посвящены Боэцию, «последнему римлянину», включенному за­тем в число наиболее почитаемых учителей средневековья. Его произведения в течение многих веков служили фундаментом сред­невековой философии, системы образования, литературы и теории музыки. И не случай­но при рассмотрении процесса становления раннесредневековой культуры проблема ино­гда формулируется так: «Августин или ?». Тем самым уравниваются роли Боэция, завершавшего языческую античную традицию, и крупнейшего христианского тео­лога.[1]

Аниций Манлий Торкват Северин Боэций родился в Риме около 480 г, то есть в весьма дра­матичное для Европы время. В 476 г. пала Западная Римская империя, предводитель германцев Одоакр низложил ее последнего императора Ромула Августула и взял браз­ды правления в свои руки.[2] На раз­валинах империи возникли варварские ко­ролевства. В это время скла­дывалась и новая культура, сменявшая позднеантичную.

Боэций лишился отца еще в детстве и был взят на воспитание Квинтом Аврелием Меммпем Симмахом – кон­сулом, затем главой сената и префектом города Рима. В семье сенатора Симмаха Боэций получил достойное воспитание, а в дальнейшем при его содействии и пре­восходное образование. Дочь Симмаха, Рустициана, стала потом его женой.

По праву рождения Боэций принадлежал к высшей римской знати, являлся наследником знаменитых родов Анициев и Манлиев, давших стране выдаю­щихся полководцев и государственных дея­телен. Богатый род Анициев находился в непосредственном родстве с византийскими императорами. Отец философа, тоже Боэ­ций, служил консулом; его дед сражался бок о бок с Аэцием, победителем гуннов на Каталаунских полях, а затем разделил его участь, пав от руки наемных убийц. Таким образом, происхождение Боэция уже предвосхитило его будущее.

Боэций уже в молодые годы отличался незауряд­ной ученостью. Едва перешагнув рубеж 20-летия, он написал цикл трактатов по арифметике, музыке, геометрии и астроно­мии. До нас дошли два: «Наставления к арифметике» и «Наставления к музыке», написанные на классическом латинском язы­ке, отмеченные точностью формулировок и чет­кой интерпретацией положений. Эти трак­таты надолго определили развитие средне­вековой системы образования, став самыми популярными учебниками. Даже в XV в. немецкий теоретик музыки Адам из Фульды упрекал учеников: «Несчастные, позорно не знать, что сказал Боэций в своих «На­ставлениях к музыке». В Оксфордском университете по этому трактату обучались вплоть до XVIII столетия.

О начале политической карьеры Боэция мы почти ни­чего не знаем. Известно только, что он рано становится сенатором, а в 510 г.— консулом. О своем консульстве Боэций упоминает в написанном в том же году коммен­тарии на «Категории», где он сетует на то, что «общест­венные дела не оставляют ему теперь времени на науч­ные занятия».

Последующие годы Боэций посвятил в основном философским изысканиям. Он про­делал огромную работу, переведя на латин­ский язык значительную часть «Органона» Аристотеля, что составило фрагмент запла­нированного им дела — дать латинские вер­сии и прокомментировать все сочинения Пла­тона и Аристотеля, чтобы показать внутрен­нее единство величайших философских си­стем античности. До XII в. труды Аристотеля Западная Ев­ропа знала преимущественно по переводам и комментариям Боэция. Им были написа­ны также комментарии к «Введению» Порфирия в «Комментарии» Аристотеля, затем комментарии к «Топике» Аристотеля и «То­пике» Цицерона. В процессе этой работы Боэций заложил наряду с Аврелием Авгу­стином основы философского метода, впоследствие получившего название схоластического.[3]

Боэций не случайно считается «отцом схоластики»*. Он сформулировал основной круг проблем, впоследствии дебатировавшихся ею. Знаменитый спор между номиналистами и реалистами об универсалиях получил толчок от Боэциевой интерпретации этой представ­ленной еще у Аристотеля и перипатетиков проблематики. Влияние сочинений Боэция испытали Ноткер и Росцолин, Пьер Абеляр и Фома Аквинский. Его произведения, затрагивающие логическую проблематику, входили в число обязательных для изучения в Парижском университете, одном из основных центров средневековой философии.

Говоря о значении творчества Боэция, необходимо отметить, что произнося слова «субстанция», «эссенция», «персона», «интеллектуальный», «рациональный», «иррациональный», «спекулятивный», «предикативный», «натуральный», «формальный», «темпоральный», «суппозиция», «субсистепция», «субституция», «субальтернация», «дескрипция», «дефиниция», «акциденция», «атрибут», «антецедент», «консеквент» и многие другие латинизмы, без которых уже трудно обойтись нашему философскому и научному языку, современный европеец не подозревает, что он поль­зуется этими терминами именно благодаря Боэцию, кото­рый в то далекое и почти забытое теперь время отчасти сам их придумал, отчасти впервые определил и ввел в ли­тературный оборот почти в том же самом значении, в ка­ком мы их сейчас употребляем.[4] На этом научно-философ­ском языке Боэция беседовали в средневековых школах и университетах; на нем, считая его уже чем-то естествен­ным и обычным, говорили знаменитые философы XVII в. Им же все еще пользуемся и мы, хотя воспринят он нами не прямо от Боэция. Без огромной и столь важной работы Боэция по выяснению, уточнению, переводу и детализации философской, логической терминологии очень трудно представить себе весь дальнейший ход развития средневековой схоластики, получившей в результате этого труда не только необходимый терминологический аппарат, но и методику доказательств. Ценность его деятель­ности в этом направлении состоит также в выработке метода фило­софствования.

Боэций занимался обоснованием системы образования и созданием соответствующих латинских учебников, обобщавших и интер­претировавших в доступной (но не примитивной) форме достижения гре­ков в области арифметики, музыки, геометрии и астрономии. Особенно показательно, что уже в начале своей деятельности он понимал необхо­димость не только популяризации античного знания, но и целенаправ­ленного определения структуры и новых задач обучения. Боэций окон­чательно обосновал и закрепил формальное разделение системы «семи свободных искусств» на две ступени — «тривиум» и «квадривиум»[5].

Литературное наследие Боэция включает в себя бо­лее двадцати произведений, которые можно распреде­лить по четырем тематическим группам: 1) учебные ру­ководства по «свободным наукам»; 2) сочинения по логике, включая переводы, комментарии и трактаты; 3) теологические работы; 4) художественно-философская работа «Утешение Философией», которая до нас не дошла.[6]

В целом труды Боэция все же довольно хорошо сохранились. Древнейшие из сохранившихся рукописей сочинений Боэция датируются VI веком, многие — IX, X, XI века­ми. Уже в XV в. итальянские гу­манисты на основании средневековых кодексов определи­ли более или менее точно полный комплекс сочинений Боэ­ция, и тогда же его работы были изданы типо­графски Позд­нее, в 1546 г. в Базеле Глареан осуществил изда­ние, которое, повторенное в 1570 г., остается и по сей день последним полным собранием текстов Боэция.

В средние века произведения Боэция служили одним из главных источ­ников философской образованности, а поэтому содержа­щиеся в них идеи, образы и формулировки, способы рас­суждения и даже иллюстрирующие их примеры довольно скоро стали для западного европейца чем-то само собой разумеющимся, некими «общими местами», так что упо­минать об их происхождении уже тогда считалось необязательным.

Через все западное средневековье прошла тема «утешающей Философии» (или – Теологии», как у парижского мистика Герсона) и тема «превратностей фортуны», нашедшая себе место и в серьезных богословских трак­татах, и в куртуазных романах, и в вольной поэзии тру­бадуров. А ведь темы эти вошли в обиход средневековой культуры именно через Боэция, через самое знаменитое его сочинение — «Утешение Философией», бывшее много столетий настольной книгой каждого образованного чело­века на Западе. Не менее глубокий след оставили его ло­гические сочинения, особенно его комментарии на Порфирия. Как раз отсюда пришла в средние века затронув­шая почти всех выдающихся латинских мыслителей этой эпохи проблема универсалий. Проблема эта жила потом уже собственной жизнью, но введена она была все-таки Боэцием.

Собственным содержанием средневековой мысли стали многие темы и проблемы, выдвинутые Боэцием в его тео­логических трактатах, а также в работах математического цикла.

Боэциевский компонент средневековой культуры, уже почти полностью интегрированный и «обобществленный», был передан Возрождению, а через него был унаследо­ван национальными культурами Нового и Новейшего вре­мени. Конечно, отнюдь не чтение трудов Боэция привлек­ло к проблеме общих сущностей («универсалий») столь серьезное внимание Спинозы, Гоббса, Локка, Гегеля, а за­тем — Брэдли, Кроче, Рассела и многих других. И все-таки нет сомнений, что каждый из этих мыслителей оста­ется обязанным Боэцию. Сегодня Боэция читают не­многие, но это не исключает, что многие, не ведая того, пользуются материалом, вошедшим когда-то в культуру именно через его произведения.

Что же касается «Утешения», то это была не только одна из самых читаемых и обсуждаемых латинских книг сред­них веков, но это была еще и книга, сыгравшая свою особую роль в формировании национальных европейских культур: английской, провансальской и итальянской.

Еще в девятом веке англо-саксонский король Альфред Великий, покровитель просвещения и сам поэт, перевел эту книгу на староанглийский, таким образом «Утешение Философией» стало одним из древ­нейших памятников англоязычной литературы. Войдя в нее с благословения и при прямом участии легендарного короля, книга надолго сохранила в этой литературе зна­чение вдохновляющего образца и примера для подража­ния. Среди переводчиков и подражателей «Утешения» значатся такие имена, как Чосер, Томас Мор и королева Елизавета Тюдор. Прямо или косвенно «Утешение» по­влияло и на Шекспира. Ведь не случайно основной мотив шекспировской драматической и лирической поэзии — тот же, что и лейтмотив книги Боэция: непредсказуемые превратности человеческой судьбы и величие возвышаю­щегося над судьбой свободного человеческого духа.

В итальянской литературе влияние «Утешения» про­слеживается с момента ее возникновения. Очень отчетли­во оно выразилось у Данте, который использовал приемы Боэция в «Пире», подражал ему в «Новой жизни, а в своей бессмертной «Комедии» поместил его в Раю среди главных докторов церкви, увековечив его в сти­хах.

Несколько особняком стоят теологические трактаты Боэция. В сред­ние века под его именем было известно более десяти различных произве­дений по вопросам христианской догматики. Наиболее известным из них было сочинение «О Троице», которое прокомментировал Фома Аквинский. Начиная с XVIII в., в литературе о Боэции неоднократно высказывалось мнение, что эти трактаты не принадлежат перу Боэция, однако обнару­женный Холдером и опубликованный и 1877 г. Г. Узенером фрагмент из утраченного сочинения Кассиодора, бывшего квестора короля Теодориха, в котором сообщается, что Боэций написал книгу о святой Троице, некоторые сочинения по вопросам догматики и книгу против несториан, позволяет признать указанные трактаты принадлежащими философу[7].

Из философских авторитетов раннего западноевропей­ского средневековья Боэций был, пожалуй, вторым после Августина, а в логике — даже и первым. Высок был его престиж и в теологии.

Сохранилось также мнение о заслугах Боэция, при­надлежащее грамматику, причем одному из крупнейших в античном мире. Речь идет о современном Боэцию ла­тинском грамматике Присциане, жившем при византий­ском дворе. В одном из своих сочинений он писал: «Боэ­ций достиг всеобщего признания и вершин всех наук», имея в виду, наверное, и саму грамматику.

Таким образом, еще при жизни Боэций достиг славы универсального ученого, проявившего себя во всех так называемых «свободных», или «благородных», науках, т. е. как в словесных — грамматике, ри­торике и диалектике, так и в математических — арифме­тике, геометрии, астрономии и музыке. Но слава истин­ного философа и выдающейся исторической личности пришла к нему все же только после смерти. Первым, кто именно так оценил значение Боэция, был византийский историк VI в. Прокопий Кесарийский, который оказал о Боэции, что он «превзошел всех других римлян и чуже­странцев своими деяниями в философии и справедливо­стью» .

В 522 г. закончился пик карьеры Боэция. Вскоре после ложного доноса он был обвинен в государственной измене, тайных сношениях с Византией, выслан в Тичин. В 525 г. философ был казнен. Его гибель была следствием распада временного союза римлян и готов. Боэций стал жертвой Теодориха, важнейшие социальные и политические начинания которго претерпели к этому времени неудачу. Так закончился блестящий жизненный путь выдающегося деятеля культуры, науки, философии Боэция.


[1] В.И. Уколова. «Последний римлянин» Боэций // Вопросы истории.-1981.-№2.-С.183

[2] В.И. Уколова. Античное наследие и культура раннего средневековья.-М.:Наука.-1989.-С.29

[3] В.И. Уколова. «Последний римлянин» Боэций // Вопросы истории.-1981.-№2.-С.185

* Схоластика – религиозно-философские учения западноевропейского средневековья и Нового времени, которые в противоположность мистике видели путь постижения бога в логике и рассуждении, а не в сверхразумном созерцании и чувстве. (Философская энциклопедия.-Т.5.-С.170)

[4] Майоров Г.Г. Судьба и дело Боэция // Боэций. «Утешение Философией» и другие трактаты.-М.:Наука.-1990.-С.316

[5] Уколова В.И. Мировоззрение Боэция и античная традиция // Вестник древней истории.-1981.-№3.-С.78

[6] Майоров Г.Г. Там же.-С.334

[7] В.И. Уколова. Мировоззрение Боэция и античная традиция // Вестник древней истории.-1981.-№3.-С.79

Другие материалы

  • Северин Боэций Аниций Манлий
  • лий Торкват Северин Боэций родился в Риме, около 480 года. Его предки Аниции, известные в Риме с республиканских времен, после Диоклетиана выдвинулись в число самых знаменитых фамилий: среди них было много консулов, два императора и один папа. Христианство Аниции приняли в IV веке. Боэций лишился ...

  • Анаций Манлий Торкват Северин Боэций
  • ... на староанглийский и старонемецкий языки. Влияние «Утешения» можно проследить у Данте, Чосера, в англо-норманнской и провансальской поэзии. Наиболее полное собр. соч. Боэция напечатано в Патрологии Миня: Patrologiae cursus completus. Series Latina. Paris, 1973. Vol. 63—64. На рус. языке соч. ...

  • Структура философского знания
  • нания наполнилось другим, современным смыслом). Существенную перестройку, переосмысление структуры философского знания осуществил в Новое время И. Кант, В одном из итоговых своих сочинений - в "Критике способности суждения - он говорит о трех частях философии, соотнося их с тремя " ...

  • Рациональная философия
  • ... подлежащего, Бога. Логика оказалась первым и непосредственным образом возведена в ранг теологики. Рациональное и мистическое сомкнулись в единый онто-гносеологический акт. Второй этап средневековой философии - познание возможностей слова - связан с распространением христианства среди новых народов ...

  • Экзистенциальная психология
  • ... фактичность можествование быть самим собой, т. е. как "проекция" бывшего в будущее. Последняя же есть не что иное как экзистенциальный "механизм" истории. "Лишь подлинная временность, которая в то же время конечна (т. е. конституирована рождением и смертью как ее пределами ...

  • История западноевропейской философии
  • ... // Античность как тип культуры. — М., 1988. — С. 78-104. Луканин Р. К. Из истории античного опыта и эксперимента // Филос. науки. — 1991. — № 11. — С. 23-36. Луканин Р. К. Категории Аристотеля в истолковании западноевропейских философов // Путем Октября. — Махачкала, 1990. — С. 84-103. Луканин ...

  • Абеляр
  • ... - это "Sic et non", что можно было бы перевести "Так и не так" или "Да и нет". Этот огромный труд Абеляра, занимающий у Миня около трехсот столбцов мелкого шрифта и содержащий в себе кроме пролога 158 небольших глав, преследует, по-видимому, две цели, одну - более ...

  • Понятие “persona” в средневековой Западной Европе
  • ... личность не будет обладать чертами индивидуальности) (И.Л. Фадеева) . Прежде чем обратиться непосредственно к абеляровскому понятию “persona” попытаемся проследить, как менялось значение термина “persona” со времён античности до XII в. (времени жизни П. Абеляра), так как этот термин использовался ...

  • Становление и особенности средневековой личности
  • ... поводу себя, получая новые знания. Анализ рассмотренного материала позволяет различить «становление» личности и ее «существование» (функционирование), а также обсудить особенности средневековой личности. В «Исповеди» Августин рассказывает, как он приходит к христианству, что я могу охарактеризовать ...

  • Христианская мысль перед тайной личности
  • ... творения мира Отец рождает Сына. Отношения Личностей в Боге не функциональны, бытие личностей не редуцированы к их функциям. Если в языческой мысли умножение личностей (точнее - ликов) Божества происходит ad extra, то есть вовне, то христианская мысль самостановление Троицы осмысляет как процесс, ...

  • Период Патристики. Аврелий Августин
  • ... и человеческого естества, опровергая гностиков, с одной стороны, и арианцев - - с другой. В этом их значение для церкви и ее учения. АВРЕЛИЙ АВГУСТИН Крупнейшим христианским мыслителем периода патристики и наиболее выдающимся из "отцов церкви" был ...

  • Этика как практическая философия
  • ... представляют собой интерпретации. Толково распорядиться этим открытием он не смог (может быть, помешала болезнь). 2. Этика как практическая философия   Практическая, или моральная философия. Доникейская патристика прежде всего была занята формированием этических начал ('Послания' Климента ...

Каталог учебных материалов

Свежие работы в разделе

Наша кнопка

Разместить ссылку на наш сайт можно воспользовавшись следующим кодом:

Контакты

Если у вас возникли какие либо вопросы, обращайтесь на email администратора: admin@kazreferat.info