Аудио и видеозаписи как судебные доказательства в гражданском процессе

Узнать стоимость написания работы

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профе ссионального образования

«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»

НИУ ВШЭ – Пермь

Образовательная программа «Юриспруденция»

КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему аудио и видеозаписи как судебные доказательства в гражданском процессе

Студент группы Ю-13-1

Прилуцкий Станислав Константинович

Научный руководитель

к.ю.н., доцент,

доцент кафедры гражданского

и предпринимательского права

Гройсберг Анна Исааковна

Пермь 2016

Оглавление

Введение. ……………………………………………………………………………….2

Глава 1. Аудио- и видеозаписи как средство доказывания. 5

1.1. Аудио- и видеозаписи как самостоятельные доказательства и их место в гражданском процессуальном праве ………………………………………………...5

1.2. Критерии применения аудио- и видеозаписей в гражданском процессе ………………………………………………………………………………………….11

Глава 2. Порядок использования аудио- и видеозаписей в гражданском процессе………………………………………………………………………………..17

2.1. Процессуальный порядок исследования и использования аудио- и видео доказательств …………………………………………………………………………17

2.2. Проблема фальсификации аудио- и видео записей. Консультация специалиста и эксперта. ………………………………………………………………

Заключение………………………………………………………………………..27

Список использованной литературы………………………………….29


Введение

В 2002 году законодатель ввел в Гражданский процессуальный кодекс РФ (далее ГПК РФ) нормы, впервые ставящие аудио- и видеозаписи в позицию самостоятельных доказательств в гражданском процессе. На сегодняшний день использование этих средств доказывания теперь предусмотрено статьями 55, а также статьями 77, 78, 185 ГПК РФ.

Вопросами включения аудио- и видеозаписей в качестве отдельного вида доказательств и их применения научное сообщество интересовалось еще в советское время. Однако недостаточность информации и слабая правовая база советской гражданской процессуальной науки оставили насущную проблему открытой для будущих исследований.

На первый взгляд, преимущество новых видов доказательств очевидно. Содержащаяся на аудио-видео источниках информация, может быть необходима для установления обстоятельств, которые подлежат доказыванию. Однако противники использования аудиовизуальных утверждали, что проверка достоверности записанной информации выявляет ряд практических проблем связанных с приобщением аудио- и видеозаписей к материалам гражданских дел. По их словам, основная проблема заключается в том, что аудио- и видеозаписи могут быть предметом фальсификации, как полной, так и частичной без оставления видимых следов манипуляций. В итоге высказываются сомнения в достоверности, приобщенной к материалам дела информации, зафиксированной на аудио – и видео носителях

Для разрешения указанной проблемы используется метод экспертного исследования доказательств, который поднимает вопросы, требующие узкоспециализированных знаний, например вопрос о принадлежности изображении или звука определенному лицу, установление содержания видеозаписи и т.д. Лица, участвующие в процессе, заявители ходатайств о приобщении аудио- и видеозаписей, а также судьи должны иметь достаточные познания о новых видах доказательств, особенностей их приобщения и исследования в рамках гражданского процесса и об их экспертном исследовании. Следует также указать, что помимо сомнений насчет возможности фальсификации аудио- и видео доказательств, ряд ученых опасались, что их получение и воспроизведение может привести к многочисленным нарушениям неприкосновенности частной жизни граждан. Однако, несмотря на актуальность проблемы использования новых видов доказательств в гражданском процессе, современные научные работы, посвященные аудио- и видео доказательствам на данный момент не конкретизируют использование последних в гражданском судопроизводстве.

После принятия поправок в ГПК 2002 г. проблема аудио- и видео доказательств обсуждается уже в ключе корректного использования их в гражданском процессе. Например, ч. 3 ст. 185 ГПК РФ регламентирует привлечение специалиста в целях выяснения сведений и технической консультации. Вывод специалиста может содержать отметку, что информация, содержащаяся на аудио- или видео носителе не может соответствовать истине, т.е. сфальсифицирована. Однако в соответствии с нормами ГПК РФ, консультации специалиста не входят в доказательственную базу дела, следовательно, возникает вопрос о необходимости назначения экспертизы. Но возникает вопрос – будет ли обращение к специалисту в этом случае являться неоправданным затягиванием процесса или следует в дальнейшем пользоваться консультациями и пояснения для формирования мнения судьи по делу?

Вышесказанное позволяет сделать вывод об актуальности настоящего исследования – она определяется наличием вышеуказанных проблем, возникающих в ходе использования аудио- и видеозаписей в качестве средств доказывания в гражданском процессе.

Цель исследования данной курсовой работы – рассмотреть аудио- и видеозаписи как средство доказывания в гражданском процессе.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- Дать исчерпывающую характеристику аудио- и видео доказательствам как новым средствам доказывания в гражданском процессе

- Обозначить проблемы (воспроизведение аудио- и видео доказательств в процессе, проблема возможной фальсификации, проблема хранения), возникающие в ходе использования их при рассмотрении разрешении гражданских дел, и предложить варианты их устранения.

Данная курсовая работа направлена на детальное изучение объекта исследования – аудио- и видео доказательств в гражданском процессе.

Предметом исследования данной курсовой работы являются совокупность правовых норм гражданского процессуального законодательства закрепляющих аудио- и видео доказательства как элемент института доказывания, особенности их организационно- правового регулирования.

Вопрос об использовании аудио- и видео доказательств в системе доказательств гражданского процессуального права детально рассмотрен в работах А.Т. Боннера, Е.И. Галяшиной, В.В. Молчанова, Г.Н. Зубова, С.А. Короткого, И.В. Решетниковой, А.В. Пепловой, А.Ю. Александрова и других. Эти авторы последовательно раскрывают сущность исследуемых новелл в институте доказывания гражданского процессуального права и изучают проблемы применения аудио- и видео доказательств в гражданском процессе.

В этой работе использованы следующие методы исследования: формально-юридический, системный, метод анализа.

Настоящая курсовая работа состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключение и список используемой литературы.

ГЛАВА 1. Аудио- и видеозаписи как средство доказывания

§ 1.1 Выделение аудио- и видеозаписей как самостоятельных доказательств и их место в гражданском процессуальном праве

Дискуссия о самостоятельности новых видов доказательств (аудио- и видеозаписей) ведется уже несколько десятков лет. Советское гражданское процессуальное законодательство четко и однозначно регламентировало требования к доказательствам и не включало в свой установленный перечень средств доказывания аудио- и видеозаписи. Исходя из норм Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 года: «Фактическая информация по делу могла предъявляться в суд: в форме объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей, письменных доказательств, вещественных доказательств и заключений экспертов. Остальная информация, полученная в иной, не предусмотренной процессуальным законом форме, не может считаться судебным доказательством, так как она не отвечает требованиям допустимости судебных доказательств».[1]

Однако впервые по данному виду доказательств дал разъяснение Пленум Верховного Суда СССР в 01.12.1983г. «О применении процессуального законодательства при рассмотрении дел в суде первой инстанции» указывалось, что «в случае необходимости судом могут с учетом мнения лиц, участвующих в деле, исследовать представленные звуко-, видеозаписи»[2]. Это было обусловлено объективными причинами - все более распространенным становилось использование магнитофонов, видеокамер.

Закрепило судебную практику разъяснение Пленум Верховного суда СССР в 1987 году «В случае необходимости могут быть приняты в качестве письменных доказательств документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники. С учетом мнения лиц, участвующих в деле, суд может также исследовать представленные звуко-, видеозаписи. Эти материалы оцениваются в совокупности с другими доказательствами»[3].

Появление разъяснений пленума ВС СССР по поводу формировавшихся средств доказывания трудно назвать неожиданностью. Вместе с развитием аудио и видео электроники, проникновением ее в быт людей, появилась возможность фиксирования фактов с помощью новых средств записи. Последние обладали порой более высоким качеством по сравнению со старыми, привычными фиксаторами информации. Соответственно, развитие науки и техники закономерно повлекло за собой и изменения в общественных отношениях.

Однако совершенствование технических методов доказывания, возможности их гипотетического использования в гражданском процессе на тот момент не расширяли перечень процессуальных средств доказывания. Как стало ясно из положений ГПК РСФСР, перечень был исчерпывающим, кроме того не подлежал расширенному толкованию. Для того, чтобы новые средства доказывания появились в ГПК РФ следовало внести туда соответствующие изменения.

Доказательствами по делу, в соответствии с ч.1. ст.55 ГПК являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах. Это информация об обстоятельствах реальной действительности, с которыми закон связывает правовые последствия. Однако в ГПК РФ не закреплена прямая дефиниция, раскрывающая понятие аудио- и видео доказательств, что и пытались восполнить следующие ученые.

По мнению И.В. Решетниковой, аудиозапись представляет собой механическую фиксацию звуковых сигналов на специальные технические средства, в совокупности представляющих собой записанные обстоятельства, имеющие отношение к делу. По гражданским делам это чаще всего является голос записанного объекта, имеющего отношение к рассматриваемому судом делу (истца, ответчика и т.д.). Видеозапись же отличается от аудиозаписи фиксацией не только звуковых сигналов, но и изображения, что позволяет при анализе доказательства получить намного больше информации об обстоятельствах дела.[4]

С.А. Короткий определяет аудиозапись (звукозапись) как «зафиксированную на материально-техническом носителе информацию в виде непрерывного во времени сочетания звуков (динамической звуковой информации), отражающую имеющие значение для дела обстоятельства и полученную в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством».[5] С.А. Короткий дал практически аналогичное определение аудиозаписи и видеозаписи (с отличием в наличии непрерывно записываемого изображения), повторно разъясняя техническую сторону получения этого вида доказательства, а именно – непрерывную запись на материальном носителе.

В.В. Молчанова дает техническое определение аудиозаписи - фонодокумент или фонограмма, т.е. документ, содержащую звуковую информацию, зафиксированную любой системой звукозаписи.[6] Соответственно, по аналогии видеозаписями являются аудиовизуальными документами, т.е. документами, содержащими как изобразительную, так и звуковую информацию.

Для дальнейшего раскрытия специфичности аудио- и видео доказательств следует их рассмотреть в совокупности с вещественными, письменными и иными доказательствами.

Понятие письменных и вещественных доказательств нормативно урегулированы в ст. 71, 72 ГПК РФ соответственно.

Несмотря на, казалось бы, однозначный подход в нормативном закреплении, в теории гражданского – процессуального права высказывались различные суждения относительно классификации фонограмм и аудиовизуальных доказательств. Одними авторами они были отнесены к письменным доказательствам, а другие к вещественным.

Для начала следует определить их общих черты с существующими видами доказательств. Письменные, вещественные, аудио- и видеозаписи относятся к предметным доказательствам. Информация, а именно сведения о фактах, сохраняется на объектах неживой природы и находится в статичном состоянии до их исследования.

Аргументация первой группы процессуалистов сводилась к утверждению, что с аудио- и видеозаписей информация получается не из их внешнего вида или обозримых свойств, а непосредственно из их содержания.

Вторая группа настаивала на отнесении аудио- и видео средств доказывания к вещественным доказательствам. Исходя из того, что аудио- и видеозаписи по делам о защите авторских и смежных прав могут содержать контрафактные произведения, что уже может относить фоно и аудиовизуальные носители к вещественным, эта позиция имеет свое право на существование. Однако в данной курсовой работе имеет смысл рассматривать их только как самостоятельные доказательства, имеющие информацию, которая может повлиять на решение по делу.

В защиту самостоятельности, обособленности аудио- и видеозаписей как новых средств доказывания, выступал М.К. Треушников, который уделил особое внимание именно специфическим особенностям аудио- и видео носителей. Основная особенность заключалась в том, что носитель определенной звуковой дорожки или видеоряда, имеющего доказательственное значение, не может быть воспринят судом обычным способом, характерным для вещественных или письменных доказательств. Просмотр или прослушивание аудиовизуальной информации невозможен без расшифровки с помощью специальных технических средств, то есть непосредственно органами зрения и слуха, как при исследовании письменных доказательств или при осмотре вещественных.[7] Следует также заметить, что действующие ГПК РФ не содержит нормы порядка использования специальных технических средств при исследовании вещественных или письменных доказательств.

Резюмируя сказанное, можно отметить, что несмотря на противоречивость в высказываниях ученых-процессуалистов, а также на объективную сложность в классификации новых видов доказательств, надо полагать, что фактические данные, полученные с аудио- или видео носителей должны всегда быть приобщены в качестве доказательств.

Аудио и видеозапись представляется как доказательство в суд как и в аналоговом, так и в цифровом видах, на разных носителях, а также записанных или снятых в разных условиях (визуальных и акустических) и соответственно с различным качеством записанной изобразительной и звуковой информацией.

Общеизвестно, что судебные доказательства делятся по различным основаниям на соответствующие виды.

По характеру связи доказательств с подлежащими установлению обстоятельствами доказательства делятся на прямые и косвенные. К аудио- и видеозаписям также относится общее правило отнесения доказательств к первой или второй группе. Если аудио- и видео доказательства непосредственно связаны с обстоятельствами, подлежащими установлению, то они будут считаться прямым доказательством. Например, видеозапись с годовщины свадьбы, на которой муж в торжественной обстановке дарит своей жене бриллиантовое колье, будет являться прямым доказательством в деле при возможном разводе супругов. Получив подтверждение о факте дарения, судья вынесет решение, в котором подаренный предмет роскоши не будет являться совместной собственностью супругов и не подлежащим разделу при разводе, опираясь на положения СК РФ.

По источнику формирования, откуда суд получает сведения о фактах, доказательства подразделяются на личные и предметные. К предметным и относятся аудио- и видеозаписи наряду с вещественными доказательствами. В гражданском процессуальном праве по процессу формирования доказательства делятся на первоначальные (если сведения о фактах получены непосредственно из этого доказательства) и производные (воспроизводящие содержание первоначального доказательства). Аудио- и видео доказательства относятся к группе первоначальных, т.к. они непосредственно фиксируют аудио – и аудиовизуальную действительность.

Таким образом, предварительно установив самостоятельность аудио- и видеозаписей, их можно классифицировать как производные, вещественные доказательства, которые в зависимости от обстоятельств будут являться прямыми или косвенными.

Таким образом, отличие между аудио- и видео доказательствами и иными средствами существенное, а выделение их как самостоятельных доказательств полностью оправдано. Эти отличия вызваны как спецификой сведений, которые содержаться на материальных носителях, так и спецификой изучения по ним обстоятельств дела, которое невозможно провести без специальных технических средств.


1.2. Критерии использования аудио- и видеозаписей в гражданском процессе.

С учетом положений ст.67 ГПК об оценке доказательств, для наиболее полного раскрытия сущности аудио- и видео доказательств следует рассмотреть основные критерии их применения судом – относимость, допустимость и достоверность.

Относимость аудио- и видео доказательств оценивается судом, согласно ст.67 ГПК по своему внутреннему убеждению, основанному на объективном исследовании непосредственно во время воспроизведения в зале судебного заседания. Ст.59 ГПК подчеркивает, что такое доказательство может быть принято только в том случае, если оно имеет значение для разрешения дела.

Относимость аудио- или видеозаписи может быть оценена судом непосредственно во время ее воспроизведения в судебном заседании. Возможность же оценки аудио- и аудиовизуальных доказательств до судебного заседания стоит под вопросом, т.к. в ГПК не урегулирована подача ходатайства о приобщении, как и записи доказательства, так и требования суда предоставить обязательную расшифровку аудио- или видеозаписи. Однако это не нивелирует право суда запросить эти материалы на стадии подготовки к судебному заседанию.

При проверке относимости аудио- или видеозаписи первостепенное значение имеет время совершения записи. Например, налоговым органом было приведено доказательство извещения истца насчет времени проведения мероприятий налогового контроля. В суд было представлены письменные доказательства – уведомление, отчет факсового аппарата, а также телефонограмма, записанная на диск. На телефонограммах налоговым органом была сделана отметка, что их приняла секретарь истца Т.А. Черепанова. В итоге, суд отклонил аудиозапись, указав в решении, что из неё невозможно установить ни лицо, которому было передана телефонограмма, ни время её передачи.[8]

В этом деле именно отсутствие информации о времени, когда были сделаны телефонограммы, сыграло роль в отклонении доказательства, как не относимого. В данном случае, здесь требовалось обратить внимание на ст.77 ГПК РФ, которая требует указать не только кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись, но и точное время записи.

Проведя исследование о самостоятельности новых средств доказывания и о их взаимодействии с уже существующими, следует обратиться к критериям оценки доказательств – критерию допустимости. Общее правило о допустимости доказательств сформулировано в ст.60 ГПК РФ: «Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими видами доказательствами»[9].

Критерий допустимости стал следующей преградой на пути становления новых электронных носителей информации в качестве самостоятельных доказательств при рассмотрении и разрешении дел в гражданском процессе. Аргументы в руках противников их использования были весьма весомые – в процессе непосредственной съемки и записи материала, при получении и анализе носителей могут быть нарушены важнейшие конституционные принципы, такие как неприкосновенность частной жизни, тайна телефонных разговоров, личная и семейная тайна.

Ч.2. ст.50 Конституции РФ и ч.2 ст.55 ГПК РФ предусматривают, что не являются допустимыми доказательства, полученные с нарушением закона. Такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в решение суда.[10] В качестве гарантии, противодействующей возможным нарушениям указанных статей Конституции РФ о собирании доказательств, можно снова обратиться к статье 77 ГПК в части, где нужно указать при каких условиях осуществлялась запись.

При использовании исследуемых видов доказательств также необходимо учитывать Закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г. N 2487-I и Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

В соответствии с первым рассматриваемым Законом, доказательства собираются путем деятельности частного детектива, и с учетом ограничений предусмотренных ст.7 Закона "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации", они могут выступать в качестве надлежащих доказательств в гражданском процессе.

Закон Об оперативно- розыскной деятельности четко регламентирует запрет на совершения записи телефонных разговоров, полученных без санкции суда, если проведение таковой было сопряжено с провоцированием граждан на совершение противоправных действий. Согласно ст. 9 названного Закона «рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении»[11]. Эти материалы должны рассматриваться уполномоченным судьей незамедлительно без права отказа в рассмотрении в случае предоставления.

Ст.50 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации»[12] конкретизирует условия совершения скрытой аудиозаписи или видеозаписи.

Первое условие - не нарушать конституционные права, предусмотренные в гл. 2 Конституции РФ.

В качестве примера такого нарушения, можно привести обращение в судебную палату по информационным спорам при Президенте РФ. Осужденные женщины, содержащиеся в колонии, обратились к уполномоченному органу с сообщением о том, что в телепередаче телеканала ОРТ А.Г. Невзорова «Дикое поле» было нарушено их конституционное право на тайну частной жизни. В ходе рассмотрения дела было установлено следующее: проведение съемки было произведено без их согласия, материал был посвящен сексуальному поведению осужденных, затрагивая аспекты личной жизни. Решением по делу журналисту было объявлено замечание.[13]

Вторым условием осуществления скрытой аудио- или видеозаписи является необходимость защиты общественного интереса и принятие мер против идентификации посторонних лиц. Понятие «общественный интерес» не закреплено ни в одном законодательном акте РФ, в таком случае суд в каждом конкретном случае должен руководствоваться внутренним убеждением с совокупностью с остальными доказательствами.

Особое значение при скрытой записи также имеет решение суда насчет демонстрации материалов. При распространении материалов, полученных в результате скрытой записи, речь идет только о публичном исполнении этих видеозаписей, т.е. непосредственно в зале суда. На это указывает и ст. 185 ГПК РФ, которая регламентирует воспроизведение аудио- и видеозаписей в судебном заседании. Однако в данном случае судом может ограничить принцип гласности, предусмотренный ч.2. ст.10 ГПК РФ для сохранения тайны частой жизни при демонстрации доказательств в гражданском процессе. В связи с разъясненными положениями о защите частной жизни, следует обозначить большую необходимость в объединении усилий законодателя, ученых- процессуалистов для разрешения этой проблемы.

Подведя итог, следует назвать получение предварительного согласия от участников дела на использование аудио- и видео материалов общим условием допустимости их воспроизведения в гражданском процессе. Развивая тему критерия допустимости, будет целесообразно упомянуть об использовании аудио- и видеозаписи в целях фиксации нотариальных действий с последующим обращением в суд, в случае возникновения спора. Под протокол записи могут попасть не только сам ход действий нотариуса, но и предварительная беседа, вопросы лиц к нотариусу и т.д. Однако, как мы уже выяснили – общее условие допустимости использования средств аудио- и видео фиксации суть получение предварительного согласия от лиц-участников нотариального действия. Самое важное при совершении нотариального действия с использованием аудио – и видеозаписи – указать в самом акте нотариального действия когда, при каких условиях и кем осуществлялась запись, чтобы при предоставлении этих доказательств в суд можно будет полностью и достоверно сообщить всю информацию. Новые требования Федерального закона о нотариате закрепляют эти положения в ст.42, регулирующей установление личности гражданина , который обращается за соответствующим нотариальным действием[14].

Видеозаписи могут использоваться также при доказывании правонарушений, как обычных, так и с использованием электронных технологий и сети Интернет. Например, можно записать на видео обследование сайта (с указанием информации о ведении записи), как места нарушения прав (как правило, авторских) и приобщить как доказательство. В этом случае ходатайствующее о приобщении новых видов доказательств, обязано указать, кто осуществлял запись, также, когда и при каких обстоятельствах она была сделана.

Третий критерий - достоверность аудио- или видеозаписи проверяется и исследуется судом путем сопоставления с другими представленными доказательствами.

Исследуемые в данной работе особенности формирования аудио- и видеозаписей подтверждают, что этот процесс существенно отличается от сбора других видов доказательств. Например, камера или диктофон совершенно по другому фиксируют окружающую действительность и соответственно могут точно показать суду обстоятельства дела, которые не были зафиксированы в письменном доказательстве или упущены из виду опрашиваемым свидетелем. Влияние оператора камеры или диктофона прослеживается только в установлении фокуса камеры или выборе режима записи диктофона, т.е. личностные характеристики снимавшего редко оказывают существенное влияние на обстоятельства дела.

А.Т. Боннер также высказывает суждение о том, что воспроизведение качественной видеозаписи позволяет облегчить суду и лицам, участвующим в деле восприятие обстоятельств дела.[15] Развивая эту точку зрения, С.А. Короткий, отмечает важность реальной последовательности событий записанных на камеру или диктофон, что позволяет реконструировать события, рассматриваемого судом дела без особых интеллектуальных усилий.[16]

Однако такая исключительная способность фонограммы или видео не должна вводить в суд в заблуждение относительно достоверности. Вспоминая, недостатки аудио- и видеозаписей, тем менее следует заметить, что, как и иные виды доказательств, в соответствии с ч.2 ст.67 ГПК РФ они подлежат в равной оценке и исследованию на соответствие действительности и не имеют заранее установленной силы.


II. Аудио- и видео доказательства в гражданском процессе

1) Процессуальный порядок использования и исследования аудио- и видеозаписей

Аудио- и видеозаписи могут быть представлены как доказательства в суд, лицами, участвующими в деле. С учетом рассматриваемой статьи 77 ГПК РФ лицо, предоставляющее аудио – и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.[17] ГПК РФ не регламентирует необходимо ли предъявлять (истребовать) именно подлинник записи, однако в указанном ходатайстве следует заявить, что именно подлинник или копия приложены к делу.

Носитель аудио- или видеозаписи в целях обеспечения безопасности должен быть надлежащим образом идентифицирован. На носителе, а также на его упаковке должно быть указано дело, к которому относится запись, наименование файла записи при её цифровой фиксации.

В целях процессуальной экономии суд также вправе отказать в приобщении аудио- или видео носителя как доказательства, если посчитает его избыточным. Например, если в материалах дела уже достаточно иных доказательств для формирования четкой позиции судьи по тому же самому обстоятельству, т.е. уже подтвержденному другими доказательствами. Следует принять во внимание, что для формирования четкой позиции судьи относительно необходимого для разрешения дела обстоятельства, нужно прилагать письменную расшифровку аудио/видео фрагмента, имеющего доказательственное значение.

Следует особо отметить случаи, когда аудио- или видеозаписи выложены в открытом доступе в сети Интернет. Тогда имеется существенная угроза её потери или удаления с сервера и, в конечном итоге, невозможности её предъявления в суд в оригинальном виде. Ст. ст. 64-66 ГПК РФ посвященные порядку обеспечению доказательств позволяют сторонам дела соответственно ходатайствовать об их обеспечении. До возбуждения производства по делу обеспечить аудио – или видеозапись может нотариус на основании гл. XX Основ законодательства Российской Федерации о нотариате. В этом случае информация воспроизводится с носителя в ходе совершения нотариусом нотариального действия – обеспечения доказательств, если имеются достаточные основания полагать, что в дальнейшем предоставление такого типа доказательства станет затруднительным или невозможным. «Следует согласиться с мнением о том, что основанием для такого предположения может являться сам факт расположения информации в сети Интернет на сайте, подконтрольном правонарушителю - будущему ответчику»[18]. В случае, если в обеспечении доказательств есть необходимость уже после возбуждения гражданского дела, эта обязанность переходит судье с соблюдением правил, установленных ГПК РФ для совершения отдельных процессуальных действий.

Непосредственное исследование аудио- и аудиовизуальных доказательств в гражданском заседании должно обеспечивать возможность получения судом достоверных доказательств, а также внушать уверенность справедливости судебного разбирательства сторонам по делу. Гарантиями справедливости являются процессуальные нормы, предоставляющие равные возможности сторонам судебного разбирательства участвовать в исследовании этих доказательств, делать реплики и замечания. В ст.185 ГПК РФ определен именно такой порядок воспроизведения аудио- и видеозаписей.

Одним из фундаментальных принципов эффективной реализации прав сторон в гражданском процессе является право ознакомиться с доказательством, в частности просмотреть аудио- или видеозапись. Однако следует отметить, что ГПК не регламентирует порядок, в котором стороны должны ознакомиться с записью, приобщенной к материалам дела. Положения общепризнанных принципов международного права - Принципов трансграничного гражданского процесса, которые устанавливают, что «по общему правилу суд и любая из сторон имеют доступ к относимым доказательствам»[19] не конкретизирует рассматриваемый порядок, так что на данный момент он находится на усмотрение судьи.

В этом случае большое значение при доведении до сторон дела непосредственной информации с носителя является расшифровка. Мы уже установили, что расшифровка не является обязательным атрибутом оценки и исследования аудио- и видео доказательств, т.к. в ГПК отсутствуют требования об её предоставлении суду или сторонам. Однако заблаговременное предоставление расшифровки фрагмента записи, имеющего доказательственное значение, позволило бы другой стороне заранее ознакомиться с текстуальным содержанием записи, что сохранило бы принцип равноправия сторон при исследовании доказательств. Однако в судебной практике охотно используют расшифровки для той же процессуальной экономии. Например, при доказывании обстоятельств заказанной услуги автосервис предоставил в суд аудиозапись телефонного разговора с клиентом, а также приложил расшифровку.[20] Есть другой случай, когда в подтверждение порочности договора займа суд принял аудиозапись между истцом и ответчиком и её расшифровку. И хотя расшифровка имеет немалое значение для ускорения производства по делу и повышения эффективности подготовки к судебному заседанию, она не может заменить носитель с аудио- или видеозаписью, т.к. оценка судом осуществляется только путем непосредственного знакомства с доказательством.

Также следует отметить, что оглашение расшифровки записи не заменяет прослушивание аудиозаписи или просмотр видеоряда судом, т.к. просмотр или прослушивание записи могут содержать информацию, выраженную не только речевыми и лингвистическими средствами. Аудио- и видеозапись могут содержать и другую информацию, которая будет иметь доказательственное значение, а также влияющую на оценку доказательства судом.

Расшифровка записи позволяет воспринять только информацию о человеческой речи. Аудио- или видеозапись может содержать также иную информацию, которая может иметь доказательственное значение или повлиять на оценку достоверности или относимости зафиксированной записи человеческой речи.

Также следует отметить, что в ГПК РФ не предусмотрен срок изготовления копий аудио- и видеозаписей необходимых для ознакомления другой стороной по делу. Неясность сроков препятствует надлежащему исполнению права лиц знакомиться с самой информацией на носителе, предусмотренному ст. 35 ГПК РФ. Хотя и существует мнение, что эти действия можно совершить в предварительном судебном заседании, однако это может привести к неоправданной потери времени для суда на лишние процессуальные действия.

Согласно ст.185 ГПК РФ исследование аудио- и аудиовизуальных доказательств осуществляется путем воспроизведения носителя информации. После прослушивания аудио или видео, лица участвующие в деле имеют право на объяснения, а также на ходатайство о повторном воспроизведении записи полностью или в части, что может быть проведено также по инициативе суда.

В соответствии с подп. 10 ч.2 ст. 229 ГПК РФ, процессуальное действие – воспроизведение записи отображается в протоколе судебного заседания, где записываются данные прослушивания/просмотра записи. Согласно исследованию М.А. Фокиной эти данные подразделяются на три группы.

Во–первых, в протоколе отображаются сведения о проведении процессуального действия – воспроизведения записи, включая данные о техническом носителе и времени воспроизведения (ч.2 ст.185 ГПК РФ)

Во- вторых, в протокол заносятся данные о ходатайствах сторон на повторное прослушивание/просмотр записи полностью или в части, а также какие сведения были получены из этих действий.

В третьих, в протокол должны быть занесены сведения о возможности предоставления объяснений лицам по поводу исследуемого доказательства, а также их реплики в соответствии с подп.8, ч.2, ст.229 ГПК РФ.[21]

Также в протоколе обязательно указывается участие специалиста или эксперта, если судом было вынесено определение о привлечении дополнительной технической или экспертной помощи для разбирательства дела. Если специалист или эксперт давал консультацию, то содержание консультации также должно быть отражено в протоколе согласно подп. 9, ч.2, ст.229 ГПК РФ.

Если исследование аудио- или видеозаписи проходит в суде первой инстанции, то внесение в протокол достаточных сведений об оценке этого вида доказательств позволит в случае проверки судебного решения вышестоящей инстанцией решить вопрос о необходимости повторного исследования этой записи в апелляции[22].

Исходя из указаний ч.2, ст.185 ГПК РФ, «воспроизведение аудио- или видеозаписи может осуществляться не только в зале судебного заседания, но и в ином специально оборудованном для этой цели помещении». Такая необходимость обычно возникает, если запись может быть просмотрена только на специальном оборудовании. С.А. Короткий в этом случае полагает, что воспроизведение записи вне зала суда является процессуальным действием с извещением всех лиц о месте и времени проведения, а также с обязательным внесением в протокол судебного заседания.[23]

Подведя итог, следует акцентировать внимание на важности скрупулезного следования процессуальному законодательству при воспроизведении аудио- и видеозаписей, так как это может значительно сэкономить время при рассмотрении дела. Хотя расшифровка аудио- и видеозаписи и не является обязательным атрибутом этого вида доказательств, своевременное её предоставление позволит обеспечить принцип равенства, путем подробного ознакомления с аудио- и видеоматериалами, как истца, так и ответчика. В протокол судебного заседания должны быть полностью отражены все процессуальные действия, как на этапе исследования аудио- и видеозаписей, так и на этапе принятия решения судом по делу.


2.2. Консультация специалиста и эксперта. Проблема фальсификации.

Во время изучения аудио- и видеозаписи любой участник судопроизводства может заявить о подложности доказательства. На практике встречаются обширные случаи фальсификации и подлога, так что такие заявления в большинстве своем можно считать оправданными. Заявивший об этом участник процесса вправе потребовать назначения экспертизы для подтверждения правдивости аудио- или видеозаписи. В заявлении о подлоге заявитель должен четко указать, в чем именно выражается, по его мнению, подложность или фабрикация. Само утверждение о том, что факты, представленные на аудио- или видео носителе действительности не соответствуют, является отрицанием наличия конкретных фактом, но не заявлением, т.к. заявление должно быть мотивированным.

В ГПК РФ отсутствуют нормы, регламентирующие форму ходатайства о подложности доказательства. Исходя из этого, оно может быть выражено и в устном виде. В таком случае это ходатайство должно быть занесено в протокол судебного заседания. Однако составление письменного ходатайства на практике более оправдано, поскольку в нем, как правило, более точно отражены все данные – признаки подложности, суждения о его возникновении и его значимость для разрешения дела. Заявление о подложности доказательства, изложенное устно или составленное в форме процессуального документа. Прежде чем приступить к разрешению вопроса о возможном подлоге, председательствующим судьей разъясняются последствия этого заявления. Эти последствия могут нести, как и уголовно-правовую ответственность для стороны в случае подтверждения факта подлога, так и гражданскую ответственность для заявившего лица при явной недобросовестности его поведения. Гражданско-правовую ответственность в данном случае регламентирует ст. 99 ГПК РФ: «Со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств»[24]. Однако ГПК РФ обязанность суда возбудить уголовное дело по факту фальсификации доказательств не предусматривает, так как это входит в сферу не гражданско-процессуального, а уголовного права.

Если заявившее лицо настаивает на обоснованности своего утверждения, то суд может предложить стороне, представившей спорное доказательство не ссылаться на него в подтверждение своей позиции по делу, ограничиваясь другими имеющимися доказательствами. В противном случае суду следует провести проверку заявления на подложность.

При необходимости воспроизведения аудио- и видеозаписи, а также при её исследовании как доказательства по делу, суд может привлекать специалистов и экспертов.

Правовое положение специалиста и эксперта в целом схоже. Их привлечение в гражданском процессе необходимо в случаях, когда требуются специальные навыки и познания в сфере слабо затрагиваемых судом. Необходимость заключается в проведении узкоспециализированных действий, например, экспертиза назначается при осуществлении технических действий, проведения детального сравнительного анализа. Если проведения исследования не нужно для дальнейшего решения по делу, но для полного анализа доказательства требуется техническая консультация или настройка оборудования для видеозаписи, выполнения процессуальных действий, связанных с рассматриваемым типом доказательств, либо оказание квалифицированной технической помощи непосредственно в зале судебного заседания, то в этом случае привлекается специалист. Эксперт и специалист являются участниками процесса, обладающими равными процессуальными правами и несущие равные процессуальные обязанности, однако в деле они не участвуют. Отвод эксперту и специалисту может быть заявлен по тем же основаниям, что и суду.

Главное же различие заключается в том, что консультация специалиста, в отличие от консультации эксперта не является средством доказывания. Указанное положение ГПК РФ в последнее время подвергается довольно резкой критике. Пояснениям и консультациям специалиста должно придаваться особое значения, именно в связи с развитием и модернизацией таких средств доказывания, как аудио- и видеозаписи, а также письменных доказательств выполненных в цифровой форме или в традиционной, но переданных посредством электронной, факсимильной и иной связи. Все это ведет к тому, что в условиях неизбежного технического прогресса суду становится довольно трудно устанавливать достоверность сведений, полученных из аудио- и видеозаписей, вследствие этого ему требуется профессиональная помощь специалиста.

Ч.3, ст.185 ГПК РФ регламентирует, что в целях выяснений сведений, содержащихся в аудио- и видеозаписях суд вправе привлечь специалиста, а в иных необходимых случаях назначить экспертизу. Здесь речь идет уже не просто о технической помощи суду, а о выяснении сведений, содержащихся в этих типах доказательств. Перефразируя, можно сказать, что объектом изучения в данном случае является само средство доказывания – аудио или видеозапись, причем суд уже будет проконсультирован специалистом насчет уяснения данных извлеченных из носителя. Например, в ходе консультации специалист отметил, что информация, содержащаяся в аудио- или видеозаписи по каким-либо причинам не может соответствовать истине. В этом случае суд должен либо по собственному усмотрению, либо доверившись консультации специалиста назначить экспертизу для дальнейшего анализа аудио- или видео материалов. Однако на практике, как уже отмечалось, суждения специалиста не входят в доказательственную базу по делу, следовательно, они могут только формировать мнение судьи – поставить вопрос об экспертизе и распределить судебные издержки. Например, в закрытом судебном заседании в районном суде города Саратова рассматривалось дело по иску законных представителей несовершеннолетней Н. к телекомпании. Вопрос стоял о возмещении морального вреда, причиненного телекомпанией в связи с распространением сюжета о совершенном преступлении в отношении несовершеннолетней Н. в программе «Криминальный Саратов».

В процессе была исследована видеозапись материала по спорному вопросу, из которой суд сделал вывод о невозможности отождествления девочки на видеозаписи с несовершеннолетней Н. Совершенно противоположные показания самой несовершеннолетней и её законных представителей в решении суда отражены не были. В решении по делу суд также не положил в основу видеозапись, так как стороны отказались от оплаты судебных расходов по экспертизе, специалист же не был приглашен на участие в процессе, вследствие суждения суда о том, что консультация специалиста не имеет доказательственного значения. В итоге, районный суд отказал в удовлетворении исковых требований истцов, ссылаясь на невыполнении последних обязанности представить надлежащее доказательство распространения информации о несовершеннолетней.

Необходимо обратить внимание и на другую сторону этой проблемы. В соответствии с ГПК экспертиза может быть поручена судебно-экспертному учреждению или другому лицу, который обладает специальными знаниями для профессиональной дачи заключения. Таким образом, не является обязательным обращение в государственное экспертное учреждение. Однако анализ гражданских дел наглядно показывает, что поручение экспертизы негосударственному учреждению чревато неудачей в выявлении фальсификации аудио- и видеозаписей, поскольку негосударственные эксперты в большинстве случае не имели необходимых на это познаний и технических средств. В одном из случае, суд поручил фоноскопическую экспертизу негосударственному экспертному учреждению, в котором специалисты не имели соответствующей экспертной квалификации, не обладали специальными познаниями, требующихся для обоснованного решения вопросов судебной фоноскопической экспертизы. Некомпетентность экспертов в этом случае проявлялась в неиспользовании ими критериев пригодности речевых сигналов, необходимых для идентификации дикторов, что повлекло за собой ряд ошибок в сравнительном анализе лингвистических и акустических признаков, техническое исследование для нахождения признаков монтажа было совершено с нарушениями экспертных рекомендаций и методических указаний. В целом данная экспертиза пришла к совершенно необоснованному выводу – «признаков фальсификации звукозаписи не обнаружено», что не устраняет сомнения в достоверности фонограммы.

Исходя из вышесказанного, мы сделали вывод, что выбор судебно-экспертного учреждения или лица, обладающего экспертными познаниями и квалификацией должен быть тщательно проверен на компетентность специалистов и наличия отвечающего требованиям российского законодательства к средствам измерений оборудования.


Заключение

Аудио- и видеозаписи – новелла в институте доказывания гражданского процессуального права. Введенные нормы об использовании этого вида доказательств в ГПК РФ вызвали множество научных дискуссий относительно своей самостоятельности. ГПК РФ не содержит определения аудио- и видеозаписей, исходя из того что понятия «аудиозапись и видеозапись» считаются общеупотребимыми. Некоторые ученые- процессуалисты, в частности И.В.Решетникова определили наиболее удачный термин, характеризующий новый вид доказательств как «механическую фиксацию звуковых сигналов на специальные технические средства, в совокупности представляющие собой записанные обстоятельства, имеющие отношения к делу», на который и опирается данная курсовая работа при исследования этого вида доказательств.

Аудио- и видеозаписи являются своеобразным средством доказывания. Основным их достоинством является высочайшая степень наглядности информации, которая может иметь доказательственное значение по гражданскому делу. Их отличия от других средств доказывания вызваны спецификой сведений, содержащихся на материальных носителях, так и спецификой изучения по ним обстоятельств дела, которое невозможно провести без специальных технических средств или специалистов. С.А. Короткий, отмечает важность реальной последовательности событий записанных на камеру или диктофон, что позволяет реконструировать события, рассматриваемого судом дела без особых интеллектуальных усилий. Настоящее исследование в рамках курсовой работы также придерживается этой точки зрения, что аудио- и видеозаписи имеют самый высокий уровень достоверности и наглядности среди других доказательств.

Несмотря на положительные стороны, противники использования аудио- и видеозаписей как средства доказывания упоминают их легкость в фальсификации. Следующее суждение на наш взгляд нельзя однозначно опровергнуть, хотя по сравнению с другими доказательствами аудио- и видеозаписи подвергаются угрозе фальсификации в равной степени. Принципы оценки доказательств, закрепленные в ст. 67 ГПК РФ регламентируют, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, и все доказательства оцениваются в совокупности. Следовательно, если сфальсифицированная аудио- и видеозапись показывает совершенно иную действительность, чем остальные доказательства в совокупности, следовательно, она может быть отвергнута судом до тщательного экспертного аналиаза.

Самостоятельность аудио- и видео доказательств обуславливает их классификацию в системе доказательственного права – их можно классифицировать как производные, вещественные и в зависимости от обстоятельств – прямые или косвенные.

Важное значение при определении места аудио- и видеозаписей в системе доказательственного права является их оценка судом – определенные критерии о возможности применения их в суде, таких как относимость, допустимость и достоверность.

При проверке относимости аудио- и видеозаписи необходимо выявить данные о совершения записи – кем, когда и при каких условиях имела место запись. Это также подразумевает, что записи должны быть получены законным путем, в соответствии с ч.2, ст.50 Конституции РФ, что является основой для их допустимости исследования в суде.

Непосредственно при исследовании аудио- и видеозаписей в гражданском процессе, одним из фундаментальных принципов эффективной реализации прав сторон в гражданском процессе является право ознакомиться с доказательством, в части воспроизведения аудио или видеозаписи, а также изучения их расшифровок, если они были представлены в судебное заседание.

Исключительная способность фонограммы или видео к наглядной демонстрации действительности не должна вводить в суд в заблуждение относительно третьего критерия - достоверности. Вспоминая, недостатки аудио- и видеозаписей, тем менее следует заметить, что, как и иные виды доказательств, в соответствии с ч.2 ст.67 ГПК РФ они подлежат в равной оценке и исследованию на соответствие действительности и не имеют заранее установленной силы.

При необходимости воспроизведения аудио- и видеозаписи, а также при её исследовании как доказательства по делу, суд может привлекать специалистов и экспертов. В законе отсутствует обязательное обращение в государственное экспертное учреждение, однако это может быть чревато неудачей в выявлении подделки записи, так как негосударственные эксперты в большинстве случаев не имеют достаточных технических средств и профессиональных кадров для выявления нарушений в доказательной базе.


Список использованной литературы

Нормативные правовые акты

· Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. - 25 декабря 1993 года.

· Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ// Собрание законодательства РФ.- 2002. -№ 3.- Ст. 3012

· Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ.// " Российская газета " от 20 ноября 2002 г. N 220.

· Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации - 17 июня 1996 г. - № 25 - Ст. 2954.

· Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 03.07.2016) "О средствах массовой информации" URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_1511/

· Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»// Собрание законодательства РФ.1995, N 33, ст. 3349

· Закон РФ от 11.03.1992 N 2487-1 (ред. от 03.07.2016) "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации"// URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_385/

· "Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) (ред. от 31.12.2002)// URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_2237/

Специальная литература

· Александров А.Ю. «Аудио- и видеозаписи как средство доказывания в гражданском процессе»

· Боннер А.Т. «Аудио- и видеозаписи как доказательство в гражданском и арбитражном процессе»// Законодательство №3, 2008

· Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам//Законы России: опыт, анализ, практика, 2007, N 1.

· Галяшина Е.И. Современные возможности экспертизы звукозаписи письменной речи// «ЭЖ-Юрист», 2005, №46.

· См.: Жагорина С.А. Судебное доказывание в спорах о незаконном использовании товарного знака в арбитражном процессе Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 11.

· Зубов Г. Н. Проблемы экспертного подтверждения достоверности видеофонограмм, опубликованных в Интернет-сервисах // Материалы 4-й междунар. науч. - практ. конф. «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях» (г. Москва, 30–31 января 2013 г.). — М.: Проспект, 2013. — С. 140–142.

· Каганов А.Ш. Криминалистическая экспертиза звукозаписей. Издательство «Юрлитинформ», Москва, 2005.

· Короткий С.А. «Соотношение аудио- и видеозаписей с письменными доказательствами в гражданском процессе»

· Короткий С.А. «Некоторые вопросы допустимости аудио- и видеозаписей в гражданском процессе»

· Молчанов В.В. Аудио- и видеозаписи как доказательства. // Гражданский процесс - Учебник. /Под ред. М.К. Треушникова - МУ ОАО "Издательский Дом "Городец", 2007.

· Мосейчук Елена Викторовна, магистрант Института государства и права Тюменского государственного университета (поступила в редакцию 24.11.2014 г.) - Научная статья «Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе»

URL : http://www.jurnal.org/articles/2014/uri97.html

· Пеплова А.В. «Проблема применения аудио- и видеозаписи в качестве доказательств в гражданском процессе» // Московский государственный институт технологий и управления, г. Москва

· Решетникова И.В. Доказывание в гражданском процессе. Юрайт, Москва, 2014

· Смирнов А.В., д.ю.н., проф., советник Конституционного Суда РФ. «К вопросу о допустимости в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона». (Материал подготовлен системой КонсультантПлюс с использованием правовых актов по состоянию на 10 ноября 2008 года)

Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., 1982 г.

· Тулюпа Е.С. «Использование аудио- и видеозаписей в качестве средств доказывания в гражданском процессе»

Судебная практика

· Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2012 г. N 33-7096 // СПС "Гарант".

· Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 01.12.1983 №10 «О применении процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции»// URL: http://www.lawrussia.ru/texts/legal_346/doc346a997x390.htm

· Постановление ФАС Уральского округа от 19 мая 2009 г. N Ф09-3055/09-С3 // СПС "Гарант".

· Принципы трансграничного гражданского процесса / Пер. с англ. Е.А. Виноградова, М.А. Филатова. М., 2011. С. 38.

· Решение N 32 Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ "О нарушении в программе Невзорова А.Г."




[1] ГПК РСФСР 1964

[2] Пленум Верховного Суда СССР в 01.12.1983г.

[3] Пленум Верховного суда СССР в 1987 году

[4] Решетникова И.В. Доказывание в гражданском процессе. С. 216.

[5] Короткий С.А. «Соотношение аудио- и видеозаписей с письменными доказательствами в гражданском процессе»

[6] Молчанов В.В. Аудио- и видеозаписи как доказательства. // Гражданский процесс - Учебник. /Под ред. М.К. Треушникова - МУ ОАО "Издательский Дом "Городец", 2007.

· [7] Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., 1982 г.

[8] Постановление ФАС Уральского округа от 19 мая 2009 г. N Ф09-3055/09-С3 // СПС "Гарант".

[9] ГПК ст.60

[10] Конституция РФ

[11] Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»

[12] Закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации»

[13] Решение N 32 Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ "О нарушении в программе Невзорова А.Г."

[14] Ст.42 Основы законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-I

[15] См.: Боннер А.Т. Аудио- и видеозаписи как доказательство в гражданском и арбитражном процессе. С. 80 - 81

[16] См.: Короткий С.А. «Соотношение аудио- и видеозаписей с письменными доказательствами в гражданском процессе»

[17] Ст. 77 Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ.// " Российская газета " от 20 ноября 2002 г. N 220.

[18] См.: Жагорина С.А. Судебное доказывание в спорах о незаконном использовании товарного знака в арбитражном процессе Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 11.

[19] Принципы трансграничного гражданского процесса / Пер. с англ. Е.А. Виноградова, М.А. Филатова. М., 2011. С. 38.

[20] Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2012 г. N 33-7096 // СПС "Гарант".

[21] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ.// " Российская газета " от 20 ноября 2002 г. N 220.

[22] Фокина М.А. (ред.) Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс М.// Статут, 2014.

[23] Короткий С.А. «Некоторые вопросы допустимости аудио- и видеозаписей в гражданском процессе»

[24] Ст. 99 ГПК РФ

Источник: портал www.KazEdu.kz

Другие материалы

  • Аудио- видеозаписи как средства доказывания в гражданском процессе
  • ... в деле (ст. 35 ГПК). Заключение По результатам проведенного исследования автором предлагаются следующие выводы и предложения. Аудио- и видеозапись - это вновь введенное средство доказывания в гражданский процесс. Такие доказательства также существовали и в ГПК РСФСР, но в отдельную группу ...

  • Аудио-видеозаписи как средства доказывания
  • ... возможно использовать электронный документ как при заключении сделок в гражданском обороте, так и в суде. 2 АУДИО/ВИДЕОЗАПИСИ КАК СРЕДСТВА ДОКАЗЫВАНИЯ   2.1 Аудио/видеозаписи как самостоятельные доказательства   Аудио/видеозаписи являются в гражданском процессе самостоятельным ...

  • Предмет доказывания в гражданском судопроизводстве
  • ... к отдельным юридическим фактам. Заключение Исходя из проведённого исследования и рассмотрения предмета доказывания в гражданском судопроизводстве, а также были рассмотрены вопросы возложения бремени доказывания в гражданском процессе, можно подвести некоторые результаты, как в теоретическом ...

  • Исследование понятия доказательства в гражданском процессе
  • ... , судебно-товароведческая, криминалистическая экспертизы и некоторые другие. В зависимости от конкретных обстоятельств письменные и вещественные доказательства в гражданском процессе могут быть подвергнуты следующим криминалистическим экспертизам: а) судебно-почерковедческой, с помощью которой суд ...

  • Доказательства
  • ... ;       показания свидетелей; ·           письменные и вещественные доказательства; ·           аудио- и видеозаписи; ·         ...

  • Отдельные виды средств доказывания в гражданском процессе
  • ... деле. Эксперт является субъектом гражданского процессуального правоотношения и в соответствии с законом имеет определенные процессуальные права и несет процессуальные обязанности. Заключение эксперта - один из видов средств доказывания. Экспертиза - процесс экспертного исследования обстоятельств ...

  • Понятие доказательства в гражданском процессе
  • ... сведения о фактах, которые суд непосредственно воспринимает. Вещественные доказательства в гражданском процессе могут быть собственно доказательствами, например пломбы на контейнерах и др. Нередко вещественные доказательства одновременно выступают объектом материально-правового спора. К примеру, ...

  • Доказывание и доказательства в гражданском судопроизводстве
  • ... документов. Среди них отдельно предусматривается ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому или уголовному делу.[14] В первую очередь это связано с усилением охраны важнейших принципов судопроизводства, обеспечением конституционных гарантий отправления правосудия, защитой ...

  • Адвокат в гражданском процессе
  • ... лицо, которому доверенность выдана. По прекращении доверенности лицо, которому она выдана, обязано немедленно вернуть доверенность[[7]]. 2. Доказывания в гражданском процессе Участие адвоката в судебном заседании - это квинтэссенция всех его усилий по оказанию правовой помощи доверителю. Успех ...

  • Доказательства в арбитражном процессе
  • ... судом указывается в протоколе судебного заседания. В этом случае данные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях (ч. 2-4 ст. 70 АПК РФ). Глава 2. Оценка доказательств в арбитражном процессе   2.1 Критерии оценки доказательств Статья 71 АПК РФ определяет критерии оценки ...

  • Правовая регламентация процесса доказывания в арбитражном судопроизводстве
  • ... правовой регламентации. Как последовательность действий по доказыванию, так и их содержание подробно регламентируются нормами права; 3) универсальность процессуальной формы доказывания. Доказывание рассчитано на весь арбитражный процесс. Например, в любой стадии арбитражного судопроизводства ...

  • Классификация доказательств
  • ... , подтверждающие возражения против иска.[3] После проведения исследования и оценки доказательств могут появиться еще несколько оснований для классификации, и доказательства можно будет делить на относимые и неотносимые, допустимые и недопустимые, достоверные и недостоверные. На наш взгляд, ...

  • Судебное следствие в уголовном процессе
  • ... , выясняет отношение к нему подсудимого, определяет порядок исследования доказательств). 2) Исследование доказательств по делу. 3) Завершение судебного следствия. Уголовно-процессуальный кодекс РФ основан на Конституции Российской Федерации 1993 года, согласно которой правосудием обеспечиваются ...

  • Арбитражный процесс
  • ... случаях суд рассматривает дело по существу. Стороны могут закончить дело мировым соглашением, которое может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса, в том числе при исполнении судебного акта. Оно может быть заключено по любому делу, если иное не предусмотрено АПК РФ и иным ...

  • Порядок судебного разбирательства
  • ... временного и материального характера, он отражает дифференциацию уголовного судопроизводства, расширяет его диспозитивные начала. Однако упрощенный порядок судебного разбирательства может устанавливаться далеко не во всех случаях. Многие ученые-процессуалисты выделяют ряд обязательных условий, при ...

Каталог учебных материалов

Свежие работы в разделе

Наша кнопка

Разместить ссылку на наш сайт можно воспользовавшись следующим кодом:

Контакты

Если у вас возникли какие либо вопросы, обращайтесь на email администратора: admin@kazreferat.info